УкрРус

"То, что я видела во время выборов, приводит в ступор"

  • "То, что я видела во время выборов, приводит в ступор"
    Украинские патриотки - блогер из Крыма Елизавета Богуцкая и представительница Донбасса Ирина Довгань. Фото "Обозреватель"

Есть ли шанс у патриотов без тугих кошельков проникнуть во власть, и что ждать он нового состава ВР? Вашему вниманию предлагается расшифровка прямого эфира в "Обозревателе" на эту тему.

Модератор: Мы сегодня поговорим о том, может ли честный человек, который никогда не был во власти, прийти в украинский парламент и попытаться привнести в него что-то новое, своим личным участием во власти попытаться изменить страну. В студии Ирина Довгань, которая символизирует украинский Донбасс, многого лишилась и многое выстрадала ради этого украинского Донбасса. Была подвергнута публичным истязаниям "ДНРовцами". Ирина баллотировалась по округу 47 (Славянск) и, к сожалению, ей не удалось стать народным депутатом. Если проанализировать, кто же стал новым народным депутатом в Донецкой области, в Луганской области, то выяснится, что это те же люди, которые были при власти всю жизнь. Хотя международные наблюдатели и говорят, что выборы были почти образцовыми.

И у нас в студии Елизавета Богуцкая, блогер из Крыма, украинская активистка, которая так же, как и Ирина, утратила временно свою малую родину.

Крым и Донбасс - это родственные части Украины, где людям, если они хотят быть украинцами, приходится выстрадать и доказать свое право быть украинцами.

- Ирина, почему вы решили пойти в парламент и как вы видели свою миссию?

Ирина Довгань:

- Мой случай с попыткой прихода во власть, наверное, уникален. Мое освобождение и этот месяц, когда я приходила в себя после плена, уже предварительно попрощавшись с жизнью (там, на территории ДНР)... Этот месяц совпал для меня с неожиданной славой. В Киеве на меня обрушилась узнаваемость. Люди встречали меня на улице, обнимали, плакали, кто-то покупал цветы. Я общалась с большим количеством людей. И на этот момент пришлась подготовка к выборам в стране. Это совпало. Я была вовлечена в огромное цунами. Мне все говорили: "Ирина, идите во власть, мы вас поддержим".

В Славянске ... И местные патриоты, и мой штаб - мы все были все уверены, что основной лидер гонки - муж Королевской (победивший в округе Юрий Солод - Т.З.) - будет снят. Потому, что были разговоры, что милиция документировала нарушения и подкуп. Который был настолько беззастенчив и происходил настолько откровенно... Была масса местных жителей, которые говорили: "Я написал заявление и готов стать свидетелем... Вот эти 300 гривен".

И это оказалось совершенно беспроигрышно.

Пожилой человек, получив деньги и их потратив, боялся не проголосовать - потому, что (полагал), у него эти деньги заберут обратно

- Правильно ли можно понять, что не только плохи кандидаты или политики, которые пытаются подкупать, но и избиратель? Готов продаваться, ждет кому предложить свой голос?

- Не совсем корректно обсуждать наших избирателей, но это факт. В мой штаб забегали женщины, которые говорили: "Здесь дают 300 гривен?". Я говорила: "Нет, здесь ничего не дают". Люди разворачивались и убегали. И потом... я несколько раз произнесла такую фразу: "А вы знаете, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке?". И одна женщина пенсионного возраста притормозив: "Да, знаю, но деньги мне нужны". И ушла, хлопнув дверью. С одной стороны это смешно, с другой - неимоверно грустно. Это подкашивает все инициативы. Я держалась, говорила себе: "Ты была к этому готова". Но в той степени, в какой я это увидела, я не была к этому готова.

- Была ненависть к вам со стороны тех местных жителей, на кого вы пытались повлиять? Насколько там сильны сепаратистские настроения?

- Славянск... Что я могу сказать - это группы людей. 20% - ярко выраженные патриоты, и они не менее, а, может, и более патриотичны, чем патриоты Киева. Эти люди проявляют свой патриотизм на грани жизни и смерти. Одно дело - в Киеве ездить с флажками украинскими, и другое - в Славянске. Я очень понимаю этих людей, я им сопереживала, я прошла через это - понимаю, как это: потерять все, к чему ты стремился и 50 лет наживал. Тем не менее, они рискуют, проявляя свою позицию, очень ярко и бесстрашно. Ради этих 20% я прошла весь свой путь там, понесла затраты и выдержала все. Когда были коммунальные сборы, где люди обсуждали свои проблемы, я, приехав туда и вклинившись в этот коммунальный разговор, я пыталась познакомиться с людьми. Понимая, что надо изначально рассказать свою историю. И потом я смотрела на лица, и видела как менялись выражения на злобные, как в глазах ненависть светилась. И я могу откровенно сказать, что в этот момент несколько женщин, громко перешептываясь между собой, говорили:

"Лучше расскажи подробности, как тебя 4 дня насиловали там (в плену) - нам это интересно, а что ты там еще делала - это нам совсем не интересно"

Те террористы, которые из Славянска переехали в Донецк, в обозе с Гиркиным. Они вполне могли быть родственники тех, кто в Донецке кидал в вас помидоры (возле "позорного столба")?

- По реакции многих людей это было видно. Но я еще хочу признаться, что я совершила ошибки. Я все время пыталась быть откровенной, искренне отвечала на любые вопросы. Когда меня спрашивали: "Кем ты работала?". Я отвечала, что я экономист, но в последние годы пыталась открыть салон красоты, и сама там работала. А мне выкрикивали: "Как ты собираешься нам помогать? Ты маникюрщица?! У тебя, что - есть деньги? Что ты нам дашь?"

- Избирателям, получается, интереснее материальные ценности. Не материальные ценности предлагать нет смысла? А Елизавете Богуцкой поступало предложение по партийному списку попасть в парламент, и была озвучена сумма в 500 тысяч долларов. Это говорит о том, что коррумпирована вся система прихода во власть?

Елизавета Богуцкая:

- Хочу сказать, что все, о чем рассказывала Ирина, совершенно можно сказать о Крыме. Там не стреляют, но уничтожают морально. И та волна цунами, о которой Ирина говорила, точно так же подняла меня после моего задержания ФСБ. И также по пути в Киев, когда я вышла в Фейсбук, очень многие люди писали, что я обязана просто идти в политику, и если такие люди не пойдут, ничего не изменится, и мы можем что-то изменить. Я всегда считала политику грязным делом... Но теперь я понимаю, что это настолько грязное дело, что на сегодняшний день это точно не для меня.

Когда я приехала в Киев, несколько партий вызвались встретиться со мной. Я приехала практически в самом конце формирования списков, когда уже крупные партии себе разобрали патриотов и лидеров этого года, а более мелкие новые партии - они пытались пропиариться тем, что никогда не были в политике, что их люди не запачканы. Они говорили, что они абсолютно уверены в своей победе, но им нужны яркие личности. Они

мне говорили, что я невероятный интерес представляю, могу много сделать для страны, и так, между прочим спросили: "А есть ли у меня с собой полмиллиона долларов для этого?"

Я выехала в шлепках и майке, замерзшая сидела на улице, и мне было даже смешно, что мне поступает такой вопрос. Это была одна из молодых партий, которая в парламент не попала. И это дает мне понимание того, что все в нашем парламенте приватизировано.

- Получается, и новые партии, которые идут - они готовы покупать и продаваться?

- Поймите главное: у каждой партии, которая идет на выборы, есть свой хозяин. Есть медийные лица партии. Они выражают основные идеи, которые транслирует партия. Есть лидер партии - это основное лицо, на которое ориентируются все избиратели.

Медийные лица мы видим у Савика Шустера. А есть хозяин партии - это теневая сторона партии

Лицо, которое финансирует.

У нас есть конгломерат из этих хозяев партий. Это олигархи.

И вот когда я слышу, что все это количество бигбордов и другой визуальной рекламы - это исключительно на сборы партий, мне смешно.

Представьте, что есть олигарх, который покупает партию, финансирует тех, кто будет избираться. Представьте, что он вложил миллиард... в эту компанию... Он хочет вернуть потраченное. Желательно - с большими преференциями. И ему

нужны люди, которые будут говорить "да" и поднимать руку. Я считаю, что на сегодня мы ничего не можем нового ожидать от этого парламента. Это будет самый мало профессиональный, самый одиозный парламент

И мы еще столкнемся не раз с блокированием трибуны и проведением законов, которые не имеют отношения ни к народу, ни к ситуации. И я думаю, что то, что мы избрали в этот раз - оно отражает самые больные точки нашего общества. Начиная с покупаемости и продаваемости самих избирателей...

Я назвала наш выборный закон приватным кодексом. Мы избираем государственный орган путем частных капиталовложений, и никогда мы в таком случае не изберем тот парламент, который будет отражать потребности народа.

- Вы имеете в виду: в нынешней избирательной системе. Избирательное законодательство надо менять?

- Естественно. Система не менялась. Олигархат играет сам с собой в этом государственном процессе. Парламент кормится за государственный счет, народ вкладывает в урны свое волеизъявление, а процесс избирательный - остается частным.

- Если медийные лица нужны партиям, чтобы за ними, как за витриной, прятать свои истинные намерения, честные патриоты будут разочарованы? Может, у них вообще заберут карточки и хозяин будет ими распоряжаться. Тогда, к счастью, что вы не попали в такой парламент?

Елизавета Богуцкая:

- Да. Я так и сказала, решив, что я не пойду. Считаю, что в корне нужно менять систему. Ни копейки частных вложений не должно быть в избирательный процесс. Мое мнение: государство должно финансировать всех в равных частях, это касается и наглядной агитации, и СМИ. И если вскроется факт дополнительных частных вложений, этот кандидат должен сниматься. Вот тогда мы можем иметь совершенно другой парламент.

- А что вы, Ирина, ждете от нового парламента? Говорят, он будет первым патриотичным парламентом. Будет он лучше?

Ирина Довгань:

- Там все равно появились лица, в которых я верю, и я думаю, что эти люди будут бороться. Воевать. Отстаивать свое звание новых и честных. Система, конечно, будет крутить и мять. Но то, что новые люди появились, я вижу в этом положительные моменты.

Елизавета Богуцкая:

- Я не совсем соглашусь. Думаю, что эти

новые люди в парламенте, которые готовы бороться, они в ближайшее время могут быть оглашены всему народу, как тушки

Или титушки. Потому что не согласятся с мнением партии на определенном этапе.

Ирина Довгань:

- Избиратели же не совсем бессловесные? Мы, я считаю, должны быть к себе требовательны. Должны сортировать информацию, должны поддержать этих людей (честных депутатов). Я не буду просто сидеть, я буду бороться за тех людей, которым верю. Как гражданам верю. И я готова за них бороться.

- Елизавета написала, что в парламент пришли представители "Единой России" - подразумевая "Оппозиционный блок"...

Елизавета Богуцкая:

- В Крыму вся Партия регионов на всем протяжении украинского политикума была у власти, абсолютно региональный был парламент, как в Донецке и Луганске. И как только РФ оккупировала Крым, буквально через несколько дней 100% регионалов взяли мандаты "Единой России", сложив свои украинские мандаты. И если у "Оппозиционного блока" возникнет малейшая возможность поменять партийные билеты, это будет сделано в первые же секунды. Надо быть на чеку, понимать, что они будут лоббировать исключительно пророссийские интересы, им абсолютно все равно - как живет украинский народ, и так далее.

И когда говорят, что Донецк, Луганск и Крым "это все предатели, не с кем там говорить" - после последних выборов я вам скажу, что одинаковая ситуация по всей Украине.

Мы видим, где победил "Оппозиционный блок", то есть "Единая Россия", и можем представить, что одинаковое количество "предателей" есть и в Харьковской области, и в Запорожье, а патриоты, которые живут в Крыму и в Донбассе - это, может быть, самые сильные патриоты

Ничего не делается, чтобы поддержать жителей Донецка, Луганска. Чтобы хотя бы как-то дать возможность людям там понять, что Украина о них заботится, что они переживают и болеют не за пустое слово.

- А как вы думаете, кстати, если не изменить такое отношение к жителям Донбасса, как и Крыма, не расползется ли эта опухоль? Если отрезать и выбрасывать "не качественных" жителей того или иного региона, не приведет ли это к разрастанию?

Ирина Довгань:

- Можно это допустить. Не самое страшное что ты, как беженец, попадаешь в другую плоскость жизни, что тебе надо приспосабливаться к резко другой жизни... Самое страшное: каждый день переносить маленькие разочарования. И говорить себе: "Я буду сильнее партийных предательств и политических разочарований". И при этом продолжать любить Родину.

Когда мне звонят из Донбасса и говорят: "А как же Украина - она с нами?", мне чтобы дать им слова надежды, нужно иметь внутри себя колоссальную веру. Чтобы поддержать людей, которым еще тяжелее, чем мне, и которые, будучи патриотами, ощущают себя брошенными. Не сломаться тем, кто уже заявил о себе, как патриот, очень сложно. Надо сжимать опускающиеся руки и искать постоянно в себе новые силы, потому что предательства окружают.

- Возвращаясь к избирательному закону, что нужно изменить?

Елизавета Богуцкая:

- Абсолютно все, в корне. Мы избираем машину государственную, которая будет работать в интересах народа. И все должно финансироваться государством от начала и до конца. Равные абсолютно права должны быть у всех кандидатов.

Второе. Не должно быть никаких привилегий у членов парламента. Все эти лечения в Феофании, заграничные путевки, бесплатные полеты - все это должно быть исключено.

Я плачу деньги государству и потом должна сама выстоять очередь в поликлинике, за свой счет купить путевку в санаторий, и это будет не самый лучший. Но почему я выбираю за какие-то чужие средства какого-то депутата, который всем этим будет пользоваться бесплатно?

-А уже новые депутаты говорят, что у них маленькая зарплата, умалчивая о том, какие бонусы они получат только за то, что находятся в парламенте. И еще неизвестно, как они будут там работать.

Елизавета Богуцкая:

- Они же государственно ответственные лица, отвечают за наши жизни, может стоит повыше им сделать зарплату, но забрать все льготы?

И третье. Должна быть система отзыва народных депутатов, какой-то договор... Через год депутат должен отчитаться о том, что сделал. По поводу чего он шел в парламент? Вообще как-то это звучало - то, с чем он туда шел? Или то был пиар-ход: та тема, на которой он влез в парламент, и не вспомнил о ней ни разу за год.

Встречаясь с партиями, я пыталась говорить о Крыме. Мы оккупированы, но мы территория Украины... Ведь это не просто территория, ведь там живут люди... Переезжая сюда, как бы спасаясь, мы сталкиваемся с рядом других проблем. Мы не уравнены с в правах с остальными гражданами Украины, и я не вижу политической силы, которой это не все равно.

Парламент должен всегда знать, что народ Украины может без него справиться.

Волонтеры показали в этом году, что то, что должно делать государство, люди взяли на себя, и могут взять на себя и законотворчество, в конце концов

Парламент - это не исключительно умные лица.

Если народ решает все свои проблемы самостоятельно, зачем нам тогда парламент?

Ирина Довгань:

- Я не сильна в законах, но то, что я видела во время выборов, это просто приводит в ступор. Нужно постараться, чтобы не опустились руки и не сломался стержень. Мне кажется, сейчас чувствует это весь народ Украины, постоянно сталкиваясь с ложью и несправедливостью.

- Многие активисты евромайдана говорят о том, что за прошедший после победы Майдана период мы не улучшили вовсе нашу жизнь.

Ирина Довгань:

- Каждый изменился, и я считаю это главным позитивом. Я совершенно другая, ко многому готова, доказала это самой себе. Надеюсь, что и государство уже начинает подтягиваться.

Елизавета Богуцкая:

- Когда я говорю, что Украина будет, может и не самой развитой страной Европы, но с самыми высокими достижениями за короткий промежуток времени, а мне говорят, что это утопия, я отвечаю: еще год назад все считали утопией свержение Януковича. Другое дело - то, как ему дали возможность через Крым уйти. И теперь, проживая на территории России, он, его дети, и те же пшонки, финансируют это все (войну - Т. З.).

Почему люстрация не должна касаться тех, кто идет в парламент? Покажите мне страну, где засланцы другой страны являются депутатами? Люди, которые готовы предать государство, в парламенте которого они находятся, почему они чудесным образом минуют люстрацию?

Ирина Довгань:

-Может, для того "Оппозиционный блок" и пришел в парламент, чтобы мы не расслаблялись? Мне одна немецкая журналистка сказала: "Вы знаете, ваше волонтерское движение - это нечто новое, то, чему нет аналогов. Украина имеет колоссальный потенциал, как страна, как народ.

Наши блоги