УкрРус

Меньшинство националистов завоевало всю Украину!

  • Меньшинство националистов завоевало всю Украину!

В "Политике с Толстым" клеймили украинский национализм и российский либерализм

Под бурные аплодисменты Петр Толстой объявил, что наконец-то на программе будут обсуждать не Украину, а резолюцию, осуждающую возрождение нацизма. Как известно, Штаты, Канада и Украина проголосовали против, Европа воздержалась.

Почему латыши не бегут в Россию?

Вадим Карасев попытался объяснить, что речь шла не о возрождении нацизма, а о его прославлении и героизации. А Украина хотела голосовать за пакет, в котором к нацизму прилепят сталинизм. Голодомор-то Украина помнит... Хитрый Александр Гордон поинтересовался: а почему не голосовали Штаты и Канада?.. Я вам не скажу за всю Канаду, признался Карасев и напомнил про то ли пятую, то ли вторую поправку к Конституции. Первую, уточнил всезнающий Владимир Познер и объяснил, что резолюция должна была достать Украину, а Штаты и Канада этого не захотели.

Но Россия беспокоится о возрождении нацизма в Украине, напомнил ведущий, всякие там факельные шествия... Познера он не пронял: фашисты имеются и в России. А женщин и детей убивают на юго-востоке? – не сдавался Толстой. Ему на подмогу пришел Адальби Шхагошев из "Единой России", который объяснил, что с нацизмом надо бороться во всем мире. Нельзя ходить со свастикой в центре Киева. И не только Киева, поправился Шхагошев и притянул на подмогу цитату из Мартина Нимеллера, который молчал, когда приходили за коммунистами, социал-демократами и прочими: на Украину уже пришли. Вот на Северном Кавказе терроризм победили, но теперь поднял голову ИГИЛ. Дошел Шхагошев до Третьей мировой войны и Яроша. Все связано в мире, попытался заткнуть его Толстой, что было непросто.

К разоблачениям подключился латвийский правозащитник Эйнарс Грайдиньш и разоблачил нацизм в Европе, в частности в Латвии, где министры культуры и юстиции – отпетые фашаги. Карасев поинтересовался: а много латышей бежит в Россию? Грайдиньш попросил не перебивать. Карасев удовлетворился выяснением фамилии мэра Риги – Ушакова.

Научная дама Оксана Гаман-Голутвина воспроизвела призыв Декарта правильно называть явления: проблема – этнический национализм. Вот и будем бороться все вместе, обрадовался Толстой. Но оказалось не все так просто, и Гаман-Голутвина напомнила о наднациональных структурах. Вот в Украине этнический национализм – господствующая идеология... Карасев завелся и напомнил, что все комбаты на востоке говорят по-русски.

Архимандрит Тихон предложил поглядеть на себя, но отметил, что в Украине разрешены нацистские демонстрации – вон, только что на экране показывали. Про нацизм в Штатах ему добавить было нечего... Эстафету подхватила Гаман-Голутвина и обвинила в дегуманизации Европу. И припомнила Шпенглера, который предрек Вторую мировую войну. Ее поддержал политтехнолог Константин Костин, но за Штаты вступился Познер.

Молчавший доселе Виталий Третьяков рассказал, что российская дипломатия знала о результате голосования, а сталинизм не актуален. А Украина стала членом ООН по воле Сталина. Киевский же режим – расистский. Бандеровцы – его иконы. Порошенко – по ночам либерал, а днем их поддерживает.

В поисках потерянного нацизма

Гордон попытался объяснить Карасеву, что со сталинизмом в России борются, а историк Константин Залесский завел по фронтовое братство, которое стало движущей силой Майдана. Во всем виновата Канада, где возвеличивалась дивизия СС "Галичина". Но финансировали героизацию Штаты.

Дошла череда до Александра Голуба, который заверил, что сталинизм притянут за уши – это цинизм. А вот неонацизм в Украине беспокоит. Скандируют лозунги "Смерть москалям!" и "Украина для украинцев". Там реализуется антироссийский проект. И антирусский, подкинул Гордон. Голуб же напомнил, как Штаты пригревали нацистских преступников.

Толстой перешел к годовщине "так называемого" Голодомора. Да голод был и в Поволжье и на Северном Кавказе! На пытавшегося роптать Карасева поперли хором. Зачем Украине особый Голодомор? – ударил Толстой.

Он больше поразил Украину, пояснил Карасев, но снова был задавлен. Не было Голодомора, завопил Костин и попросил все объяснить его бабушке. Карасев попытался рассказать об ужасном прошлом Украины, но получилось как об стенку горох.

Можно ли Голодомор приравнять к геноциду? – обратился ведущий к Познеру. Тот напомнил, что его пригласили на разговор об ООН, а не об Украине. О Голодоморе он слишком мало знает, но полагает, что целью не было уничтожить весь украинский народ. Что же до нацизма, то ни в одной стране его не прославляют. Со стороны России это был тактический ход, а Штаты и остальные проголосовали против резолюции, а не против осуждения нацизма...

Дежурный эстонец Дмитрий Линтер осудил Латвию, где по улицам шастают нацисты, и поставил вопрос ребром: либо мы – нацизм, либо он – нас. Не фиг звериный оскал покрывать пеленой! А на Донбассе пытают общественных лидеров... Если это война, то ждите танков в Киеве! – не сдержался Гордон.

Объединить русских и украинцев попросили архимандрита Тихона, но он не взялся это сделать. Зато попытался поразмыслить, что объединяет народ. Только общее восприятие истории. За Бандеру люди сталкиваются в кровавой битве. Значит, русским надо ваять свою историю, иначе в стране повторится Украина... Гордон захлопал в гордом одиночестве.

Третьяков призвал следить за языком: был голод, а не Голодомор. Почему в городах кормили людей?.. Украинцы – сельская нация, пояснил Карасев. Третьяков переключился на нацизм, который не осудила Украина. Значит, и у них национализм переходит в нацизм. А бандеровцы резали беременных женщин и бросали в колодцы детей... Карасев посоветовал ему перечитать Солженицына... Почему еврейское лобби в Штатах не набьет морду украинскому лобби? – закончил свою речь Третьяков.

Как добиться единого взгляда? – пожал плечами Познер и упомянул о своих съемках в Израиле: израильтяне все думают по-разному, но безумно любят свою страну.

Самое опасное движение – современный либерализм

В третьей части программы взялись за Фергюсон, ведь враги – не только украинцы, но и поддерживающие их американцы. Но Майдан в Фергюсоне не получился, посетовал Толстой и попросил Познера объяснить. Тот и объяснил: американцы действуют на своей земле. Понесшиеся реплики Толстого он охарактеризовал, как оригинальный ход: задать вопрос и не давать отвечать. Толстой же совал ему Майдан: американцы разгоняют акции у себя и поддерживают их в Украине.

На Майдане все начиналось с беспорядков, заверил Толстой. При внешней похожести – явления разного порядка, не согласился Познер и припомнил бездарные, если не преступные действия Януковича... Подключился другой американец – Гордон, но диалога не получилось.

Третьяков заверил, что Америке наплевать на то, что он ней говорят, но она требует себя слушать. Российские же либералы поддержали американские оценки Майдана, а в нынешнем случае они молчат.

Граудиньш обвинил Америку в нацизме, двойных стандартах и всех смертных грехах, с чем ее и поздравил. Шхагошев попытался наехать на Познера, но получилось весьма косноязычно. Познер же признал, что Шхагошев попросту не понял, что он сказал... За мир во всем мире, попытался выкрутить Толстой.

Привлекли сидевшего на трибуне представителя еврейских общин Андрея Глоцера, который напомнил о развитии правых партий не только в Украине, но и в Прибалтике – идентичность ищут. Молодые страны ищут свой путь, но приходят к коллаборационизму...

Карасев рассказал об оборонительном, защитном национализме после аннексии Крыма. И напомнил, радикальные партии в Раду не попали... Это было новостью для Толстого и Третьякова. Карасев предложил бороться с радикалами цивилизованно, на что получил выкрик Линтера: уничтожать!..

На сладкое попытались взглянуть на Россию, ведь Путин отметил опасность экстремизма. Познер пожал плечами: хотел бы самому Путину этот вопрос задать, – и предположил, что речь идет о шовинизме. Но оказалось, что все знает Третьяков: не надо шовинистов кооптировать во власть. А в Украине меньшинство националистов завоевало всю страну. Путин же предлагает не расчесывать прыщ... А русской зеленкой его! – дополнил Толстой.

Подвести итог ведущий попросил отца Тихона, который признался, что не понял, что имел в виду Путин, зато заверил, что самое опасное движение – современный либерализм, который стремится к дестабилизации. А либералы – это самые настоящие анархисты, подвел итог архимандрит.

Наши блоги