УкрРус

"Этот день я никогда не забуду": жертва депортации поделилась воспоминаниями о геноциде крымских татар

  • Айше Сейтмуратова
    Айше Сейтмуратова
    day.kyiv.ua

Участница крымскотатарского национального движения, историк Айше Сейтмуратова поделилась воспоминаниями о депортации крымских татар 18 мая 1944 года, ставшей крупнейшей катастрофой для ее народа.

"Мне тогда исполнилось шесть, седьмой год пошел… Мы жили в 30-ти км от Керчи, в деревне Аджи-Эли Маяк-Салынского района Крымской АССР", - рассказала она сайту "Укринформ".

"Этот день я никогда не забуду, пока смерть не закроет мои глаза. Помню тревожное лицо мамы, когда среди ночи мы проснулись от стуков в дом. За 15 минут, которые ей дали военные, она только и успела собрать своих семерых детей. Ничего из вещей и продуктов в дорогу взять не смогла - ни хлеб, ни документы. Помню, я плакала, из-за того, что в доме осталась моя любимая кукла, с которой не хотела расставаться. Помню, как нас вывели на площадь, а сосед наш дядя Макляк, русский, с его домом у нас была общая стенка, послал своих детей за продуктами, сложил их в мешочки и стал их кидать нам в толпу. В них были куски хлеба, сухари. Так дядя Макляк спас нас в дороге от голода. Каждый день мы, дети, получали от мамы из его мешочков по сухарику... Позже, в 1947 году, дядя Макляк нашел в нашем доме все оставшиеся метрики детей, документы, единственную фотографию погибшего на фронте отца и отправил все это нам", - вспоминает Сейтмуратова.

По словам женщины, когда крымских татар погрузили в вагоны, для детей это было огромной радостью, поскольку они никогда не видели поезда.

"Мы радовались и не понимали, почему все вокруг плачут. Уже в пути, изнуренные голодом и невозможностью выйти на улицу, мы тоже плакали и просились из вагона. Эти слезы детские я никогда не забуду и не прощу их советской власти", - подчеркнула она.

Сейтмуратова считает, что ее спасло то, что ее большая семья оказалась в одном вагоне.

"Родственники в нашем селе все в основном занимались скотоводством и успели взять с собой пастушьи ножи для обработки овечьей шерсти. Они устроили в душном вагоне форточки, сделали отверстие для туалета, которое огородили простыней, чтобы не было запаха параши. У них оказались и одеяла. Так мы избежали возможных болезней и смерти в пути. Бог спас нашу семью", - рассказала историк.

Семью Сейтмуратовой привезли в горный район Узбекистана.

"Там был чистый воздух, горные источники, что опять-таки нас спасло. Мы не пострадали, как многие наши соотечественники, от среднеазиатской жары и грязной воды в арыках. Но все равно малярия косила людей. В первые же месяцы умерли двое моих дядей по отцовской линии, а через год - и сестры отца. Они все были пожилые. Умерла мамина сестренка. Маленькие дети тоже не выдержали высылки", - поведала она.

"Я была пятым ребенком в семье, а старшие братья очень шустрые были. Они лазили по горам, собирали разные плоды, траву, все, что найдут, несли в дом. Один братишка с 12-ти лет пошел работать, чтобы получить хлебную карточку, другой - с 14-ти. А старший брат, когда ему исполнилось 18 лет, пошел работать на шахту. Благодаря их хлебным карточкам мы выжили", - добавила Сейтмуратова.

Напомним, в аннексированном Крыму оккупационные власти запретили проведение 18 мая траурных меропориятий в память о жертвах депортации крымских татар

Более подробно о трагедии крымскотатрского народа читайте в эксклюзивном материале "Обозревателя" "Кровавая депортация".

Наши блоги