УкрРус

Что сказал Обама Путину: три вопроса дипломатам о сдаче Украины

  • Президент США Барак Обама, президент России Владимир Путин
    Президент США Барак Обама, президент России Владимир Путин

Ночью 25 июня состоялся телефонный разговор двух президентов – Барака Обамы и Владимира Путина. После полугодового перерыва. Никто не знает наверняка, о чем говорили великие мира сего – СМИ пришлось довольствоваться тем, что сообщили пресс-службы Белого дома и Кремля. Разумеется, говорили об Украине. Господин Обама еще раз потребовал у российского лидера вывести войска и технику с Донбасса и вспомнить о Минске. Но – не Украиной единой. Позиция России по Сирии и Ирану также стала предметом беседы.

С тремя вопросами: почему Обама согласился говорить с Путиным после длительной паузы? Как отреагирует Белый дом, когда его требования в который раз будут проигнорированы? Не станет ли Украина разменной монетой в большой геополитической игре? – "Обозреватель" обратился к трем дипломатам: Богдану Яременко, Владимиру Огрызко и Василию Филипчуку.

ПОЧЕМУ РАЗГОВОР СОСТОЯЛСЯ?

Богдан Яременко, экс-генконсул Украины в Эдинбурге и Стамбуле, председатель правления фонда "Майдан иностранных дел": "Там обсуждались далеко не только украинские вопросы – и это объясняет, почему разговор состоялся. Обсуждались сложные вопросы Сирии и Ирана – важные для глобальной безопасности не меньше, чем российско-украинская война. Конечно, обсуждая вопросы мировой политики, Обама не мог не говорить и об Украине – он воспользовался возможностью четко высказать свою позицию о войне России в этом конфликте и первоочередное значение именно РФ в деэскалации ситуации. Это свидетельствует о том, что даже будучи заинтересованным в сотрудничестве с Россией в некоторых вопросах, Соединенные Штаты не изменяют свою позицию в отношении Украины и российско-украинской войны. Наше государство не становится разменной монетой, позиция США в отношении Украины остается неизменной. Это очень положительный сигнал".

Владимир Огрызко, экс-министр иностранных дел Украины: "Конечно, проблем у них хватает – я не думаю, что одна-единственная тема была причиной этого разговора. Ведь есть несколько точек соприкосновения в российско-американских отношениях, где, по мнению американцев, следует привлекать Россию. Что касается Украины – американцы видят, что ситуация не улучшается из-за позиции Российской Федерации. Тем более что некоторые горячие российские головы начинают откровенно шантажировать Запад военной агрессией. В таких обстоятельствах, безусловно, контакт нужен. Это что-то типа "красного телефона", который когда-то использовался для того, чтобы понять, что происходит, чтобы снять напряжение, которое может перейти в неприятные вещи. Я думаю, это как раз такой случай. Американскому президенту нужно было услышать собственными ушами, что скажет Путин, потому что заявления, звучащие из его окружения, звучат угрожающе".

Василий Филипчук, председатель правления Международного центра перспективных исследований: "Думаю, сейчас контакты между американцами и россиянами происходят ежедневно – на разных уровнях. Контакты между ними никогда не прекращались. По крайней мере, раз в месяц происходят контакты на уровне министров иностранных дел. Возможно, в разговоре Путина и Обамы важно не столько то, что они поговорили, сколько тот факт, что в разговоре была упомянута Украина, поскольку на протяжении последнего времени мы видим, что, с одной стороны, постепенно растет напряжение на востоке Украины, а с другой стороны, Запад постепенно переходит от более активных действий к заклинаниям типа "Минск, Минск, Минск" - и ничего больше.

Это показывает, что, наверное, США, которые лучше всех владеют разведданными и могут отслеживать перемещения российских войск, знают о каких-то действиях, которые стали поводом для того, чтобы на наивысшем уровне было сделано такое предупреждение. Для меня лично фраза о том, что Россия должна отвести войска – сигнал о том, что американцы отслеживают действия россиян и, возможно, у них есть какая-то новая информация о том, что россияне начинают какие-то новые шаги по усилению своего военного присутствия на границе с Украиной или на территории Украины".

ЧТО СДЕЛАЕТ ОБАМА, КОГДА ПУТИН ПРОИГНОРИРУЕТ ЕГО СЛОВА?

Богдан Яременко: "Политика США заключается в санкциях против Российской Федерации, достаточно прямой поддержке Украины – кроме предоставления летального оружия, другие виды помощи США предоставляют очень активно. И работа с европейскими партнерами по расширению санкций в случае дальнейшей эскалации напряжения. Думаю, в этом контексте и будут разворачиваться дальнейшие события".

Владимир Огрызко: "Я думаю, что это не будет гранью для Запада. Гранью будет какое-то резонансное событие, которое заставит всех пробудиться. А пока с подачи Путина ситуация превращается в вялотекущий хронический процесс… Думаю, чтобы Запад еще раз обратил внимание на это, нужна очень решительная позиция Украины или то, что может некотролируемо вспыхнуть на востоке, и это убедит наших западных партнеров в том, что нужно действовать более решительно.

В Вашингтоне, и не только в Вашингтоне, все еще надеются, что с Россией можно найти общий язык, о чем-то договориться, в чем-то ее убедить. Я думаю, эта дипломатия убеждения является абсолютно бесперспективной, но она является спасательной для Запада. Именно на это и рассчитывает Путин – чтобы его продолжали уговаривать, чтобы его продолжали предупреждать, но без каких-то конкретных санкций и действий. Запад пытается убедить прежде всего себя, что уговорами Путина можно к чему-то подтолкнуть. Это наивно, но процесс отрезвления идет".

Василий Филипчук: "Ожидать, что после этого американцы пришлют два авианосца в Одессу и перекинут нам несколько батальонов своей морской пехоты, было бы очень наивно. К сожалению, пока президентом США является господин Обама, кроме проявлений глубокой обеспокоенности и таких телефонных разговоров ожидать чего-то не стоит. Хотя надо признать, что они делают больше, чем все остальные, относительно ситуации в Украине. Но являются ли эти действия полностью таковыми, которые должна была бы осуществлять страна, которая в свое время разоружила Украину и предоставила нам гарантии безопасности – я сомневаюсь".

СТАНЕТ ЛИ УКРАИНА РАЗМЕННОЙ МОНЕТОЙ В ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ИГРЕ?

Богдан Яременко: "Подобные подтверждения в телефонных разговорах глав государств следует увязывать не с переговорами по теме ИГИЛ или Ирана, а с той деятельностью, которую Соединенные Штаты ведут с европейскими, натовскими партнерами в плане консолидации позиции в отношении санкций, их расширения и так далее. Конечно, нам хотелось бы большего, но США отвечают за значительно более широкий круг вопросов безопасности, и их задача – не спровоцировать большую эскалацию. По крайней мере, президент Обама так понимает свою задачу. Эта четкая позиция привязана не к Сирии или Ирану, а к санкциям, их возможного расширения, к размещению дополнительных военных контингентов вдоль границы с Россией. Вот где надо искать связь".

Владимир Огрызко: "Я думаю, что так ставить вопрос не следует. Повестка дня, которая сформировалась, в том числе и благодаря позиции Москвы, на протяжении какого-то времени не меняется, и к ней постоянно возвращаются. Нельзя поменять Сирию на Иран, а Иран – на Украину, Украину – на Исламское государство – это слишком уж обобщенно и теоретически. Тем более что относительно Украины все на Западе сошлись во мнении, что терпеть аннексию и агрессию в XXI веке никто не будет. Так что тут, мне кажется, обмены невозможны в силу принципиальных подходов к этой проблеме".

Василий Филипчук: "Это еще один сигнал о том, что ситуация очень непростая, что со стороны США и России есть значительно больше вопросов, которые являются предметом общих интересов, а не только Украина. Действительно есть опасность того, что Украина в данный момент может стать предметом геополитического обмена. Нужно быть очень наивным, чтобы надеяться, что американцы будут постоянно придерживаться принципов, а не интересов в своей внешней политике. Как показывает практика, американцы достаточно прагматичны – если для решения какого-то вопроса им нужно будет пойти на уступки или внести коррективы в свою политику. Украина должна максимально пробовать самостоятельно урегулировать ситуацию, вместе с давлением предлагать другие шаги, которые бы позволили россиянам выйти из ситуации, сохранив лицо".

Наши блоги