УкрРус

Владимир Федорин: либо радикализируется власть, либо к власти придут радикалы

  • Фото со страницы Facebook Владимира Федорина
    Фото со страницы Facebook Владимира Федорина

18 марта выходит в свет книга "Четвертая республика. Почему Европа нужна Украине, а Украина - Европе". Она написана главой Администрации президента Борисом Ложкиным при участии одного из основателей Центра свободной экономики имени Кахи Бендукидзе, известного журналиста Владимира Федорина.

Федорин рассказал "РБК-Украина" о мотивах, побудивших авторов взяться за работу над книгой, об идеях и смыслах, которые читатель найдет на страницах "Четвертой республики".

- Владимир, если сформулировать кратко: о чем эта книга и кому она адресована?

- Мы написали о том, как украинский народ, украинская политическая нация проявляет себя в стремлении стать частью Запада. Мы строим новую, европейскую страну, понимая, что строительный материал не самый подходящий - советское и постсоветское наследие. И тот факт, что в Украине регулярно происходит резкая пертурбация в виде Майданов - это хорошо. Посмотрите на Россию: народ безмолвствует, а значит, власть способна завести страну в неверном направлении очень далеко.

Как возникает нормальная политическая система? Она возникает из борьбы. Люди, группы интересов, партии борются друг с другом, в том числе и насильственном путем, и, в конце концов, приходят к тому, что ни одна из сил не может полностью доминировать, поэтому приходиться договариваться о правилах сосуществования.

Основной адресат книги - люди, принимающие решения: политики, экономисты, общественные деятели. Важный мотив - помочь им спокойно, без домыслов и сенсаций, рассмотреть картину в целом. Ожидания в обществе высокие, но глубокого понимания, как достичь серьезных результатов, мало. На мой взгляд, книга создает нормальную основу для осмысления того, что сделано, и раздумий о том, что делать дальше.

Борис с самого начала хотел, чтобы книга показала нашим союзникам на Западе, что с Украиной можно иметь дело. Чтобы она без надрыва, спокойно, без политической суетливости рассказывала и о нем, и о новейшей истории Украины. Мы показываем миру, что здесь есть адекватные люди, которые обладая уникальным, непонятным для многих обитателей Запада опытом жизни девяностых и нулевых годов, опытом жизни в совершенно другой реальности, которая стадиально отстоит на лет 100 от Западной Европы, способны говорить с миром на современном языке. Думаю, кстати, что если бы хоть десятая часть украинских политиков смотрела на вещи таким образом, мы бы жили в совсем другой стране.

- Почему книга называется "Четвертая республика"?

- Владимир Федорин: Название мне нравится тем, что в нем заключено созидательное начало. Мы исторические оптимисты, и полагаем, что в наши дни происходит становление новой, четвертой по счету, украинской республики. Первой была Украинская народная республика 1917-1919 годов, второй - Украинская СССР, третьей - независимая Украина.

Водоразделом стал Майдан и, несмотря на то, что после Майдана моментальной трансформации системы не произошло, все равно его повестка является повесткой Четвертой республики. Мы должны установить совершенно новые отношения между государством и человеком, определить новую, более скромную роль государства в обществе, полностью и бесповоротно демонтировать олигархическую систему. Уже понятно: пока не будут равные правила игры для всех, ничего не получится. "Четвертая республика" - это оптимистическое объявление, что мы находимся в конце начала, а не в начале конца.

- Сколько в этой книжке Бориса Ложкина, а сколько - Владимира Федорина?

- 100% Ложкина и 100% Федорина.

Когда Борис предложил сделать книгу, мне действительно было интересно. Я давно изучал реформы, писал о них, общался с реформаторами, а тут можно было оказаться как бы "внутри реформ". Мы несколько раз обсуждали замысел книги, и решили, что игра стоит свеч. В прошлом у нас был опыт очень успешного взаимодействия. Мы были на одной волне, когда делали Forbes, несмотря на то, что в тактическом плане у нас были разные интересы: у Бориса - минимизировать сложности, у меня - сделать как можно более качественный, честный журнал.

Сразу было понятно, что если я вхожу в проект, то не буду заниматься гост-райтингом - это было бы недостойно ни Бориса, ни меня.

В итоге получился совместный проект, в котором у каждого из авторов были свои мотивы и интересы, при этом у самой книги обнаружилась цель, которую мы оба разделяем. Мы не претендуем на уникальность наших идей, нашей задачей было ввести разговор об Украине в русло большого, тысячелетнего, взрослого разговора о свободе, демократии, рыночной экономике, либерализме. Мы убеждены: нет никакого третьего пути, есть один путь к освобождению человека от всех форм деспотизма, и только через освобождение человек может быть продуктивен, счастлив, успешен. Если в этой и книге есть хоть какая-то уникальность, то она исключительно в ее тоне: мы очень убежденно отстаиваем то, что считаем правильным.

- А можно ли выделить, какие идеи в книге исходят от Бориса Ложкина, а какие от вас?

- Мы одинаково верим в то, что нужно действовать радикально и без промедлений. Мы видим примерно один и тот же набор реформ, необходимых для перехода к нормальной рыночной экономике. У нас общее видение отношений с Европой, Россией. Ключевое различие в том, что Ложкин - в силу своего положения и нацеленности на мирное разрешение конфликтов - придерживается более компромиссной стратегии, я же считаю, что реформаторам нужно не избегать, а стремиться к открытой схватке с противниками реформ. Конечно, не со всеми сразу. А вообще, эта книга - лучшее свидетельство того, что продуктивный разговор между умеренными и радикальными реформаторами вполне возможен.

- Книга выходит в разгар затянувшегося политического кризиса. Это совпадение или вы считаете, что она нужна именно сейчас?

- В разгар политического кризиса, потому что политическая турбулентность пришла в Украину всерьез и надолго. Если мы думаем, что, например, в Польше трансформация была безоблачной, то это не так. 90-е были годами страшной войны всех со всеми (она, кстати, продолжается и сейчас, чего стоит только скандал вокруг Леха Валенсы). "Солидарность" распалась, и соратники, сидевшие в коммунистических тюрьмах, сражались друг с другом не на жизнь, а на смерть.

Мы тоже вступили в эпоху глубокой трансформации, поэтому о наступлении так называемой стабильности можно даже и не мечтать. Смены правительств, перевыборы, скандалы будут сопровождать нашу жизнь долго, если не всегда. Тем более, если мы говорим, что идем к конкурентной политической системе с более-менее равновесными силами. В таких условиях много усилий тратиться, чтоб сковырнуть друг друга - даже между идеологически близкими группами. С точки зрения европейской демократии, происходящее в Украине - это не аберрация, а норма.

Реформы надо ускорять, иначе турбулентность окажется слишком большой. С постепенными реформами, а на самом деле ничегонеделаньем, мы зайдем в ситуацию, когда издержки перехода на правильный путь будут гораздо выше, чем сейчас.

- Можно ли сказать, что книга подводит итоги определенного исторического периода?

- Думаю, наша книга выходит в момент, когда всем становится очевидным завершение первого этапа большой украинской революции - этапа "правления умеренных".

Историки вывели эту модель на основе Великой французской, Великой октябрьской, английской буржуазной революций. Когда страна идет неверным путем, бюджетный и финансовый кризис приводят к революции и началу распада старого государства. На этом этапе к власти приходят умеренные - жирондисты, российское временное правительство, Центральная рада и т.д. Они довольно быстро сходят со сцены, потому что слишком укоренены в прошлом. Вот и сейчас период умеренных в современной Украине близок к концу. Либо радикализируется власть, либо к власти придут радикалы, которые и завершат революцию.

Что я имею в виду под радикализацией власти? В стране есть президент, и хотя этот пост в Украине какой-то "заколдованный", президент - в отличие от премьер-министра - должен думать о переизбрании. Мы уже знаем, какая политика не приводит к переизбранию - концентрация полномочий, как при Януковиче, не приводит, слабое президентство, как при Ющенко, тоже не приводит. На мой взгляд, к переизбранию может привести только радикальная повестка, когда президент становится лидером реформ. Тем более, что страна воюет, и экономический рост становится чуть ли не ключевым вопросом нацбезопасности. Если удастся обеспечить лидерство на этом ключевом направлении, то мы можем сказать, что происходит радикализация нынешней власти. Чтобы сохраниться как власть, президент должен создать некую ценность для страны. Иначе ничего не получится.

Наши блоги