УкрРус

Тишина на передовой: разрушенный Донбасс готовится к миру

Читати українською
  • Тишина на передовой: разрушенный Донбасс готовится к миру

В зоне антитеррористической операции наступила полноценная тишина. Украина и непризнанные республики отводят от линии фронта тяжелое вооружение, режим прекращения огня соблюдается почти на всех позициях.

Несмотря на то, что официального окончания АТО еще нет, о мире все чаще говорят обе стороны конфликта. В бывших горячих точках спокойно, а на разрушенные войной территории возвращаются местные жители.

"Обозреватель" отправился в два самых горячих очага АТО – Авдеевку и Опытное, и узнал, как на передовой готовятся к миру.

Стерли с лица земли

"Эта дорога раньше постоянно обстреливалась, - говорит командир взвода 93 бригады Валера. - Мы под "Градами" отсюда раненых вывозили. Обустраивали блокпост, бревна пи*дили и сюда везли. По нам бьют, а мы тащим. Теперь на этих позициях 11 батальон, на все готовенькое пришли. Сейчас уже не стреляют, не бойся. Хотя я тебе так скажу – бывших горячих точек не бывает".

По Валере сразу видно, что он старший. Невысокого роста, бородатый, с закопченными веками и черными руками – эта грязь уже никогда не смоется. На шее и затылке длинные шрамы. Валера прошел две чеченских войны. Это подарок оттуда.

- Это моя самая странная война, - говорит он. – Ты бы могла убить брата или сестру? А вот мы убиваем. Они же здесь живут на этой земле, значит, братья.

На вопрос, зачем тогда воевать, Валера молчит.

Дорога разбита гусеницами

От Авдеевки до Опытного вся дорога в ухабах, старенький джип постоянно подпрыгивает на ямах. Это следы от "Градов" и мин, которые остались со времен боев за донецкий аэропорт. Расстояние отсюда до передовой измеряется даже не в километрах, а в метрах. А если немного вытянуть голову, можно увидеть знаменитый терминал аэропорта и метеовышку.

В Опытном и Авдеевке стоят 53-я и 93-я бригады, но, по факту, основные позиции держат бывшие "Айдаровцы". Они вошли в состав 93-й бригады отдельным взводом, со своим командиром Валерой и правом носить свои шевроны. Пока активных боевых действий нет, бойцы заняты рутиной – готовятся к зиме.

Скучно тут. Пока не стреляют делать нечего. Мир? Мы в это не верим.

"Скучно, - протягивает Юра с позывным "Карась". – Пока не стреляют, делать нечего. Мир говоришь? Мы тут в это не верим". Юра считает себя заговоренным – его уже два раза записывали в убитые, когда он лежал с ранениями в госпитале. Это было как раз после боев под Металлистом в Луганской области, где взяли в плен Надежду Савченко. После того, как он два раза был "двухсотым", "Карась" не боится ничего.

Штаб айдаровцев в Опытном на самой окраине – чтобы до него добраться, нужно объехать все село. Точнее, то, что от него осталось.

- Вот тут был клуб, где были танцы, - машет рукой на разбитое здание еще один айдаровец Славик. Его позывной "Малой" - парню, как выяснилось, всего 20 лет. Теперь клуба нет, а танцы есть.

Бойцы в мир не верят

От Опытного до аэропорта буквально пару километров. Неудивительно, что во время боев за ДАП, село разнесло полностью. По всему маршруту – ни одного целого дома.

"Здесь раньше была овощебаза, ферма, колбасный комбинат был. Много чего было тут. Хорошее было село, большое. Сейчас тут восстанавливать нечего, надо только строить заново", - перечисляет "Карась".

Самогонный бизнес

Под контроль Украины Опытное перешло в начале ноября 2014 года. До этого боевики из села вели обстрел по аэропорту. После того, как в Опытном обосновались украинские военные, обстрел уже шел по ним.

Плотной стрельбы здесь не было с августа. Выстрелы можно услышать и сейчас – но они одиночные и автоматные. О "Градах" напоминают разве что осколки снарядов. Чуть дальше к передовой – сплошное минное поле. Сейчас бойцы постепенно снимают растяжки.

.

Возле двухэтажного здания с выбитыми окнами, где разместился своеобразный штаб бойцов, в куче лежат старые видеокассеты, детские игрушки. Маленький велосипед для детей 4-х лет даже целый. На куче хлама под осенним солнцем нежится молодой кот – удивительно чистый и пушистый. Он охотно откликается на наш зов и громко мурчит, пока мы его гладим. Без людей коты здесь скучают по человеческому теплу.

Ездят в Авдеевку, покупают самогон по 25 грн литр. А потом приезжают сюда и продают по 50

- Люди здесь по подвалам сидят, - рассказывает Славик. – Мы им говорим: "Чего вы в подвалах сидите, уже ж не стреляют". А они не хотят выходить, боятся. Знаешь, чем они зарабатывают? Ездят в Авдеевку, покупают самогон по 25 грн литр. А потом приезжают сюда и продают по 50 грн.

Большинство домов разрушено

До войны в селе жили около тысячи человек. Большинство работало в Авдеевке, на местном коксохимическом заводе. Да и до Донецка всего 15 км. Сейчас в остатках домов насчитать можно всего 20-30 человек. Это, в основном, старики, которым уезжать некуда. За пенсией они тоже не выезжают. Здесь перебиваются овощами с огорода и помощью военных.

Местные бойцов побаиваются, это видно по настороженным и испуганным взглядам. Но в сложившихся условиях они вынуждены мирно существовать. Тем более, армейская тушенка и консервация от волонтеров в прямом смысле спасла некоторых от голодной смерти. Но благодарны за это оказались не все.

"Хлопцы рассказывали про одного местного корректировщика, - вспоминает Славик. – Только проедет на своем мопеде, как тут же крыть начинают. Они сначала понять не могли: "шо ж это такое?". А тут раз дед проехал, они и прыг в окопы. И точно же, только уехал – снова кроют. Не знаю я, что с дедом тем случилось. Помер, наверное".

Уезжать из Опытного местные начали не сразу. Даже во время сильных боев, они упорно не хотели оставлять свои дома. Ходили в школу, ездили на работу. В школу однажды попал снаряд. С тех пор занятия там прекратились.

Остатки снарядов на дорогах

- А вот тут бабушка на балконе сидела, - показывает мне Славик на стену дома с огромной дырой. – Сидела, книжку читала. Чисто в нее снаряд прилетел. Не успела бабушка книжку дочитать.

В первую очередь стали уезжать семьи. Детей в Опытном почти нет. Осталась только одна 13-летняя девочка – сидит в каком-то из подвалов. Бойцы хотели вывезти ее в Артемовск, в интернат. Родители отказались.

"Это Украина"

В Авдеевке сразу об обстрелах не напоминает ничего. Пока не зайдешь за первый поворот. Первое, что бросается в глаза – заклеенные крест-накрест стекла в окнах. Второе – стрелочки: "подвал находится здесь". Одна из них указывает как раз на красочное граффити. На другом доме большими черными буквами написано: "Авдеевка – это Украина".

- Здесь все очень быстро восстанавливают, - говорит мне Валера. – Пока передышка есть, так сразу там подлатали, там починили.

- А почему в Опытном этого не делали?

- Когда? Под постоянными обстрелами? Когда затихло, уже поздно было.

Центр Авдеевки грязноватый, но шумный. На местном рынке оживление. Придирчивая бабушка в платке долго рассматривает сало, хотя его на прилавке всего два вида. Проблем с продуктами в Авдеевке нет, но и изобилия не наблюдается.

Еще в прошлом году, когда Авдеевка находилась как раз посредине между украинскими позициями и боевиками, здесь был тотальный дефицит. Больше всего не хватало воды. Вечером в Авдеевку заезжал водовоз и местные, с ведрами и пятилитровыми бутылками, стояли в очереди под свист "Градов". Домой возвращались не все. Сейчас с водой тоже плохо, но терпимо. И "Грады" уже не свистят.

- Здесь разрушена почти каждая третья квартира, - говорит глава Авдеевской военно-гражданской администрации Павел Малыхин. – Конечно, мы постепенно все восстанавливаем. В этом плане очень помогает завод. Его силами уже восстановили несколько садиков и школ. Надеемся, что из госбюджета нам тоже выделят деньги.

Активно возвращаться в Авдеевку начали в последние несколько дней. Месячное затишье вселило веру в то, что бои действительно закончилось. Город готовится к зиме – главное, это провести отопление. Теплосеть после боев сильно повреждена. К тому же, ремонтные работы нужно проводить и в квартирах. Пока их хозяев нет дома, это сложно. Из Авдеевки выехало более половины населения. Сейчас местные неуверенно приезжают обратно.

- Люди возвращаются, - улыбается Малыхин. – Я сужу по школам. В каждом классе сейчас то один человек придет, то пять. Это значит, что приезжают семьи, это значит, что люди верят в мир.

Наши блоги