УкрРус

Полит-байка. О правильном антифашизме

  • Полит-байка. О правильном антифашизме

Однажды народ Украины собирался на антифашистский митинг. Собирался организованно, под запись в журнале явки. У метро Арсенальная стоял столик, на столике - чернильница-непроливайка с деревянной красной ручкой-перышком, журнал из желтоватой грубой бумаги и граненый стакан с водой. За столом сидел народный депутат Вадим Колесниченко в форме офицера РККА образца 1943 г., но почему-то в фуражке НКВД образца 1935г.

К столику стояла длиннющая очередь антифашистов, которую оберегали, хранили и поддерживали в надлежащем порядке десятники, сотники и тысячники. Подъезжали все новые автобусы - из Луганщины, Крыма и Одессы. Колесниченко ставил галочку в журнале. Дежурившая рядом строгая тетенька выдавала очередному антифашисту голубой флаг и, шепнув: "Через два часа подойдите отметиться!", - указывала направление движения. В указанном направлении уже толпилось несколько тысяч антифашистов с голубыми флагами.

- Начальство сказало, что антифашизм - значит, антифашизм! - разъясняли десятники. - Вот ты - за фашизм!? А!?

- Хто!? Я!? Не, я против! - ошалело мотал головой объект внезапных подозрений.

- Ну вот! Значит, надо идти на митинг. А то начальство подумает, что ты за фашизм. Начальство - оно за такие вещи по головке не погладит!

- А если эти придут, драться будут? - интересовались антифашисты.

- Кто!?

- Ну, фашисты...

- Что значит, если!? Обязательно придут!

Напряженное ожидание росло вместе с численностью антифашистов.

Внезапно к скоплению голубых флагов подрулил кортеж больших черных автомобилей. Из самого большого автомобиля вышел Янукович. Колесниченко вскочил из-за стола, опрокинув чернильницу-непроливайку, которая таки чуть-чуть проилилась, взял под козырек и сообщил:

- Товарищ президент, народ на добровольный антифашистский митинг доставлен!

Янукович кивнул и, обратившись к голубым флагам, сказал:

- Товарищи антифашисты! Я что хотел сказать...

В этот момент радужная бабочка промелькнула у президента перед глазами, на несколько коротких мгновений приземлилась ему на лоб, сделала радужными крылышками "бяк-бяк-бяк-бяк" - и упорхнула. Причем президенту показалось, что с крылышек ее посыпалась какая-то блестящая пыльца, и будто бы даже защекотало в носу - но все это. конечно же, только показалось. Так решил президент. Он сморгнул, отгоняя наваждение, глубоко вздохнул - и произнес:

- Я что хотел сказать... Погода сегодня замечательная. На Крещатике - фестиваль мороженого. А на Туполева - фестиваль корейской культуры. А на Трухановом острове одуванчики расцвели, красота неимоверная! Я что предлагаю: по мороженому, а потом кто хочет - к корейцам, а кто хочет - со мной на Труханов!

Наверное, все очень сильно бы удивились, но... бабочки, радужные бабочки порхали среди голубых флагов, садились на лбы, носы и уши антифашистов, десятников и сотников, бякали крылышками - и антифашисты внезапно понимали, что лучшей антифашистской акцией будет съесть вкусное мороженое, подуть на пушистую головку одуванчика и познакомиться с богатой и самобытной корейской культурой.

- Товарищ президент, а как же митинг? - взмолился Колесниченко, к которому не приблизилась ни единая радужная бабочка, так сильно от его мундира разило нафталином, - Как же антифашизм? Как же "В Европу - без фашистов!"? А?

Янукович добродушно улыбнулся, поправил на Колесниченко портупею, похлопал его по плечу и сказал:

- В Европу, спрашиваешь, как? А в Европе говорят: мейк лав нот вар! Слыхал? Отож.

И президент направился вместе с антифашистами покупать мороженое.

Народ расходился. Последней вприпрыжку ускакала строгая тетенька, раздававшая флаги. Колесниченко сидел на столе, уныло покачивая носком форменного кирзака упавшую со стола чернильницу-непроливайку. Время от времени он вырывал из журнала учета желтоватую страницу и, сложив самолетик, запускал его в солнечное синее небо.

Часа через пол со стороны ул. Грушевского появилась печальная фигура в форме генерал-хорунжего УПА. Фигура приблизилась, и Колесниченко узнал лидера "Свободы" Олега Тягнибока. От него тоже несло нафталином. Тягнибок уселся на краешек стола и принялся печально насвистывать "Зродились ми великої години". Колесниченко с минуту смотрел на него с подозрением, а потом спросил:

- Мороженное и одуванчики?

- Морозиво та кульбабки... - мрачно поправил его Тягнибок, кивая.

- Ну, то може, по філіжанці кави вип’ємо? - предложил Колесниченко.

- С коньяком! - согласился Тягнибок.

И товарищи по несчастью направились в ближайшую кофейню. Причем Колесниченко напоследок зафутболил чернильницу-непроливайку с такой силой, что она исчезла из виду, перелетев через украшенную декоративными бойницами башенку киевской военной комендатуры...

Наши блоги