УкрРус

Шендерович рассказал, как путинские патриоты понимают любовь к России

  • Шендерович рассказал, как путинские патриоты понимают любовь к России

В России идея государственного патриотизма почти всегда связана с имперской темой.

Об этом российский писатель-сатирик Виктор Шендерович пишет в своем блоге в "Ежедневном журнале":

"Спасибо Борису Акунину за раскопки контекста. Оказывается, знаменито-дурная песня, которую пел Кирюха из чеховской "Степи"…

"Наша матушка Расия всему свету га-ла-ва!"— запел вдруг диким голосом Кирюха, поперхнулся и умолк. Степное эхо подхватило его голос, понесло, и, казалось, по степи на тяжелых колесах покатила сама глупость".

Так вот, оказывается, эта, времен еще Николая Первого, патриотическая песня произрастает из "польского вопроса"!

"Если вы не покоритесь,

Пропадете как трава:

Наша матушка Россия

Всему свету голова".

Какая, однако, симптоматика.

В подкладке русского государственного патриотизма почти непременно зашита имперская тема. "Любить Россию" означает тут — желать покорения соседних народов и не любить те из них, которые хотят выбраться из-под имперского влияния "матушки".

Беглый взгляд по периметру укажет нам на полдесятка новейших, уже путинского разлива, "врагов", поочередно, по отмашке из Кремля, становившихся дымящимися точками народной консолидации: латыши, эстонцы, украинцы, грузины, те же поляки…

За их спинами по-прежнему маячит зловещий Запад, нелюбовь к которому (что при Романовых, что при Джугашвили, что при Путине) автоматически означает зачисление в "патриоты". Это необходимое и, как правило, достаточное условие. Больше-то ничего и не требуется. Напиши на машине ОБАМА ЧМО, пошути про Псаки — вот ты и патриот.

Попытка практиковать здесь какую-то иную разновидность патриотизма (совмещенного, допустим, с любовью к окрестному человечеству), — немедленно накрывается подозрением и приводит к высылке или мордобою.

"…тыча в меня натруженными указательными: не наш!"

Несчастные бельгийцы, шведы, португальцы, новозеландцы… Как они любят свои родины? Неужели просто так, по факту рождения вот под этим, а не другим небом? С этой, а не другой историей, языком, обычаями, погодой? Не назло миру. Без угрюмства, без ходящих желваков и насупленных бровей, без вечно оттопыренного в сторону Вселенной среднего пальца, без начальственного окрика и инспектирования… Без длинной очереди в казну (из числа любящих Родину особенно правильно и крепко).

Как это у них получается? В чем находят опору чувству?

Может, спросить?

Может, самим попробовать любить свою Родину на этих же основаниях? Типа просто так. За степь да степь кругом. За Наташу Ростову и Таню Ларину, за разливы рек ее, подобные морям?

Да, и как бы договориться о приватности этого процесса? Ну, вот чтобы не в мегафон. Потому что когда Родину долго любят в мегафон, она дуреет. А расцветает она, когда о ней неброско заботятся.

Делают это, как правило, люди, которые в рот не возьмут слово "патриотизм". Люди вроде врача Антона Чехова, автора рассказа "Степь".

Как сообщал "Обозреватель", ранее бывший вице-премьер РФ Альфред Кох высказал мнение, что для россиянина "русская земля" является абстрактным и ни к чему не обязывающим понятием.

Наши блоги