УкрРус

Беженцы в Македонии: покинуть страну за 72 часа

  • Беженцы в Македонии: покинуть страну за 72 часа

В некоторых районах Македонии из-за огромного наплыва нелегальных мигрантов введено ЧП. По негласной договоренности с властями в Скопье беженцы должны за три дня перебраться в Сербию.

На вокзале небольшого македонского городrа Гевгелия, расположенного недалеко от границы с Грецией, ждут поезда около двух тысяч беженцев. Когда пассажирский состав, следующий из Салоник в Белград, останавливается, начинается ожесточенная борьба за места в вагоне, их хватит максимум на двести человек. Люди, бежавшие из мест вооруженных конфликтов в разных странах мира, прорываются в поезд, некоторые даже при этом используют ножи. Из-за огромного потока нелегальных мигрантов правительство Македонии в четверг, 20 августа, объявило чрезвычайное положение в приграничных областях на юге и севере страны.

Три дня свободного передвижения

С начала лета в Македонии действует закон, согласно которому беженцы могут беспрепятственно передвигаться по территории государства в течение 72 часов. До окончания этого срока они должны либо покинуть страну, либо подать заявление о предоставлении убежища. Так как получать его именно в Македонии никто не хочет, у беженцев в распоряжении три дня для того, чтобы добраться до соседней Сербии, преодолев почти 180 километров.

25-летний Мохаммед из Пакистана в Македонии уже двое суток. Он и его соотечественники совершили опасное и долгое путешествие - через Иран и Турцию, а откуда на лодке контрабандиста добрались до греческого побережья. После всего пережитого Мохаммед считает пребывание в Македонии без душа и постели не таким уж плохим вариантом.

"Вы смотрели пакистанское телевидение? Два месяца назад боевики "Талибана" ворвались в школу и убили много детей. Восьмилетних, шестилетних - абсолютно ни в чем не виновных", - вспоминает пакистанец. Хрупкий юноша не желает бороться за место в поезде. Полиция, следящая за порядком на вокзале, помогает семьям с детьми, и это правильно, считает Мохаммед. "У меня здесь шансов нет", - признает он.

Экспорт проблемы

Такие люди, как Мохаммед, в последние дни стали самыми желанными клиентами местных таксистов. Водитель Ангел Станойков, как и его коллеги, терпеливо ждет, пока кому-либо из беженцев надоест находиться на вокзале, и он раскошелится, чтобы на такси быстро добраться до границы с Сербией. "Мы берем сто евро с четырех человек за проезд до Табановце. Эта цена не слишком завышена", - рассказывает Станойков.

Табановце - следующая этапная цель так называемого балканского маршрута, мелкий населенный пункт на севере Македонии, лишь в двух километрах от сербской границы. "Мы везем их до пограничного перехода, но они выходят раньше и идут пешком окольными дорогами в Сербию", - объясняет таксист.

Македонии такая ситуация на руку. Бедная балканская страна бессильна перед потоком беженцев, которые беспрепятственно прибывают из Греции. По некоторым оценкам, каждый день в Македонию нелегально попадают две тысячи человек. Система приема беженцев давно развалилась, это видно на примере принимающего центра Гази Баба в столице Скопье. На протяжении нескольких месяцев он был переполнен и заперт, никто не мог ни попасть туда, ни выйти.

Немецкая правозащитная организация Pro Asyl назвала центр приема беженцев в Скопье тюремным лагерем. В конце июля его наконец закрыли. С тех пор Скопье придерживается не особенно оригинальной, но прагматичной стратегии экспорта проблемы: показать беженцам дорогу в Сербию и оставить границу бесконтрольной.

Бизнес идет

У мэра Гевгелии Ивана Франгова есть собственное видение путей разрешения проблемы с беженцами. Вдохновленный примером Венгрии, он предлагает возвести пограничный заслон между Грецией и Македонией. Беженцы загрязняют город, оставленный в беде Евросоюзом и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), заявил Франгов в интервью сербскому информагентству Tanjug.

Но не все в Гевгелии согласны с ним. Многие используют возможность заработать на беженцах. На вокзале вдоль платформы тесными рядами стоят пластиковые столы, бизнес идет: за один евро можно купить два банана, пачку попкорна, бутылку воды или зарядить мобильный телефон. Чеков никто, естественно, не дает. Полицию это, кажется, совершенно не беспокоит. "Бизнесмены" общаться с журналистами не хотят.

Местные жители свыклись с новой ситуацией. В то же время на отдалении всего в несколько сотен метров от вокзала, в пешеходной зоне и в местных пивных, можно услышать разные варианты теории заговора применительно к проблеме беженцев, рассказывает таксист Станойков.

"Некоторые считают, что мигранты привозят с собой заразные болезни, или что они хотят нас оккупировать", - приводит примеры таксист. Сам он так не считает, у него свое мнение по поводу причин бедственного положения, в котором находятся беженцы. Возможно, речь идет о грязной игре "международного масштаба", предполагает таксист: "Должно быть, это американцы, может быть, также европейцы. Война в Сирии началась не сама по себе".

Между тем Мохаммеда из Пакистана слухи не интересуют. Он охотно признает негласную договоренность с македонскими властями о том, что ему надо двигаться дальше - в Сербию и Венгрию. О том, что Венгрия собирается до конца августа закончить строительство стены на границе с Сербией, Мохаммед еще не слышал. Для него все просто: "Многие люди бегут в Европу. И я тоже". Для пакистанца "настоящая Европа" начинается там, где можно подать ходатайство о получении статуса беженца в надежде на лучшую жизнь. "Если повезет, доберусь до Германии", - делится планами Мохаммед. В ФРГ он хочет найти хорошую работу и обеспечить себе стабильное будущее. "Если повезет", - повторяет пакистанец.

Наши блоги