УкрРус

День Тимошенко

  • День Тимошенко

Когда оппозиционерка Леся Оробец в Брюсселе призвала поддержать европейские устремления Украины и не ставить их в зависимость от освобождения из заключения другой оппозиционерки, а газета "Сегодня" со ссылкой на источник во фракции "Батьківщини" предрекала скандал из-за того, что часть фракции считает выход Тимошенко из тюрьмы обязательным условием подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом; когда оппозиция, несмотря на показную бодрость, все больше сознавала тупиковость избранной тактики беззубых акций протеста, а правящая команда ввиду базовых дефектов комплектации не смогла осознать даже очевидного факта собственной тупиковости - все это время очень не хватало весомого заявления - всё равно с чьей стороны, лишь бы адекватного - которое бы расставило точки над ё и навело порядок пусть пока не в стране, так хоть в головах.

Однако ни в гуляющей на воле оппозиции, ни во власти не нашлось достаточно способного и тем более авторитетного спикера, который бы выступил с таким заявлением. Все слишком вошли в роль, а колеи, по которым, не пересекаясь, катятся судьбы власти, оппозиции и народа, оказались слишком глубоки.

И вот внезапно это заявление прозвучало. Из Качановской колонии.

Надо сказать, Юлия Тимошенко удивила. Ее прежние заявления вот уже около года вызывали неловкость и сожаление, как очевидные попытки человека напомнить о себе и влиять на ситуацию там, где ее влияние уже во многом утрачено.

Нынешнее заявление - принципиально иное. Оно влияет на ситуацию уже самим фактом своего существования. Ведь раньше Тимошенко лишь комментировала действия оппозиционной команды, а теперь - заставляет ее действовать там, где у оппозиции опустились руки и отвисла челюсть. Причем действовать совершенно не так, как намылились оппозиционные лидеры.

По сути - это смена всей парадигмы оппозиционной пропаганды. Ранее Янукович был корнем всех бед Украины и ее народа, теперь же ответственность за все, что происходит в стране, Тимошенко возлагает на всех и каждого. Мало того - она требует от оппозиции и власти свернуть уличные акции и сесть за стол переговоров с целью как можно успешнее и во что бы то ни стало евроинтегрировать Украину. Леся Оробец, наверное, прослезилась, обнаружив такую поддержку собственной брюссельской позиции. Я бы, например, прослезился.

Вторая часть послания касается темы выборов президента. И здесь то, что Юлией Тимошенко подается как объяснение и поддержка позиции оппозиции, на самом деле - перехват инициативы и четкое формулирование задач оппозиции в условиях, когда сама оппозиция ничего четко сформулировать не способна. Ну не было у оппозиции никакого единого мнения о единой кандидатуре на выборах 2015 г. - ни по персоналиям, ни вообще по факту. И здесь сработало правило: если вы не можете принять решение, его примут за вас.

Теперь остается только понять, что же оппозиция будет делать с заявлением Тимошенко. Вариантов два. Можно принять его к исполнению, вернув на голову качановской узницы покосившуюся корону лидера оппозиции. А можно прямо и грубо либо мягко и тихо проигнорировать, продолжая гнуть свою линию - и тем самым окончательно поставить крест на Тимошенко как на политике, способном влиять на ситуацию.

Дело в том, что выполнить требования Тимошенко для оппозиции очень сложно. Вот как, скажите, сесть за стол переговоров с властью в рамках евроинтеграции, не теряя лица и продолжая непримиримую борьбу с режимом во всех прочих направлениях? На такую гибкость была теоретически способна разве что сама Тимошенко, но ведь действовать-то придется не ей! Как отказаться от соблазна единого кандидата на выборах, если каждый из трех лидеров парламентской оппозиции уже уверен в том, что именно он - идеальный единый кандидат? Первый тур как праймериз - это, конечно, хорошо, но ведь он не дает гарантий ни одному из троих!

Пока же спикеры оппозиции пытаются толковать выступление Тимошенко так, как это им на данный момент удобнее. Прежде всего, вопреки требованию Тимошенко, акция "Вставай, Украина!" не сворачивается. Сергей Пашинскийв комментарии корреспонденту "Обозревателя" Ольге Байвидович объяснил это так: "Юлия Владимировна не призывает прекратить акции "Вставай, Украина!". Она призывает власть и оппозицию не доводить ситуацию в стране до гражданского противостояния". Напомним соответствующий текст из письма Тимошенко: ""Я закликаю в цій декларації заявити про взаємне припинення акції "Вставай, Україно!" та так званого "антифашистського" руху". Тем не менее, Пашинский считает, что заявление Тимошенко обязательно в первую очередь для представителей власти: "31 мая в Донецке будет проходить акция "Вставай, Украина!". Я вот сейчас захожу к губернатору Донецкой области и буду призывать его не раскалывать город Донецк, а сесть за круглый стол переговоров. В том числе, я ему скажу, что мы готовы дать ему слово во время проведения этой акции." Комичность нарисованной картины рвёт сердце.

Сергей Соболев же в комментарии Ольге Байвидович акцентирует на "европейском" характере призыва к сворачиванию акции "Вставай, Украина!": "Для Украины более важной задачей сейчас является присоединение к ЕС, чем акции. Поэтому Юлия Владимировна и призывает прекратить это противостояние и распри и сесть за стол переговоров".

И наконец официальный комментарий Николая Томенко традиционно не привнес ничего нового: политик просто сделал вид, что оппозиция именно так и собиралась поступить, как предложила Тимошенко - то есть превратить первый тур в праймериз от оппозиции.

То есть пока оппозиция демонстрирует формальный "одобрямс" и при этом старается адаптировать программные по сути тезисы Тимошенко к своим сиюминутным задачам. Что из этого выйдет? Как обычно, ничего хорошего.

Наши блоги