УкрРус

Кто и почему протестует в Москве против строительства церквей

  • Кто и почему протестует в Москве против строительства церквей

Строительство храма в парке "Торфянка" в российской столице стал причиной конфликта с участием местных жителей, православных активистов, ОМОНа и даже патриарха. Репортаж DW.

В пятницу, 26 июня, пресс-служба префектуры Северо-восточного административного округа Москвы распространила сообщение о том, что все строительные работы по возведению православного храма в парке "Торфянка" приостановлены до окончательного судебного решения по этому вопросу. Власти вынуждены были пойти эти меры после многодневных протестов местных жителей.

Храм раздора

Конфликт этот затяжной. Постановление о строительстве храма и отчуждении от парка 0,2 га земли мэр Сергей Собянин подписал в 2013 году. Местные жители, привыкшие отдыхать в "Торфянке", выступили против. Общественные слушания были проведены с нарушениями - в апреле это признал Мосгорсуд и вернул дело в районный Бабушкинский суд.

Однако в середине июня в парк въехала строительная техника, и начались подготовительные работы по возведению храма. В "Торфянку" сразу же потянулись местные жители. Сначала они перегородили дорогу технике, а затем установили небольшой палаточный лагерь, чтобы быстро пресекать строительство. Жителям удалось привлечь внимание депутатов Мосгордумы, которые позже приехали на стройку. Количество протестующих временами достигало 300 человек.

Православные ополченцы

На помощь строителям подтянулись активисты православного движения "Сорок Сороков", которое выступает за увеличение количества церквей в Москве. В основном это были крепкие, спортивные мужчины в возрасте от 25 до 40 лет. По утверждению местных жителей, вначале молодые люди вели себя очень агрессивно: угрожали ножами и электрошокерами. Они окружили стройку и даже попробовали продолжить ее собственными силами. После вмешательства полиции открытые конфликты прекратились, но продолжились многочисленные горячие споры и мелкие стычки.

"Все эти ребята неместные, в отличие от протестующих жителей. Они приезжают не только из других районов Москвы, но и из Подмосковья, Владимирской области, чтобы решить проблему нашего района", - пояснил DW помощник депутата Мосгордумы Владислав Кузнецов. Он живет рядом в парком. По его словам, среди православных активистов много футбольных фанатов и националистов: "Есть среди них и те, кто ездил воевать в Донбасс".

Кузнецов заверил, что никто из местных жителей не выступает против православия или строительства храма в принципе: "Напротив, мы считаем, что храм нужен, однако не ценой вырубки деревьев. Экологическая ситуация в городе и так год от года ухудшается, зачем портить ее специально?"

Трудный диалог

Вид у православных активистов действительно угрожающий. Надписи на футболках красноречиво говорят об их любви к различным единоборствам. Впрочем, представитель "Сорока Сороков" Артем (фамилию мужчина не назвал), крепкий бородатый мужчина лет 35-и, заявил DW, что "никто муху не тронул и никому не угрожал, ведь православные христиане никогда бы такого не сделали".

На вопрос, почему храм должен быть именно в парке, Артем резко ответил: "А что, он должен быть на помойке?". Он уверен, что из митингующих - лишь 1 процент местных жителей, а все остальные - это "храмоборцы". Свое присутствие здесь Артем объяснил желанием защитить строителей от нападений.

На месте будущей церкви установлен деревянный крест. По вечерам сторонники ее строительства устраивают молебны, а после выходят пообщаться со своими противниками. Есть среди православных активистов те, кто старается спокойно донести свою позицию. Однако таких немного и чаще всего диалог не получается. Несколько женщин в платках постоянно кричат в сторону местных жителей: "Вы все бесы и безбожники" или "Убирайтесь, сатанисты!"

"Мы не против храма"

В официальной группе "Вконтакте" движения "Сорок Сороков" противников строительства называют "пьяными христофобами, которые ругаются матом и кидаются камнями". Корреспондент DW ничего подобного на месте стройки не услышал и не увидел. Среди протестующих - люди всех возрастов: и семьи с детьми, которые вместо обычной прогулки по парку решили прийти сюда, и молодые люди до 30, обеспокоенные вырубкой деревьев, и пожилые, которым тяжело выбираться куда-то далеко.

"Нас пытаются разделить на верующих и неверующих, но это не правильно. Среди нас много православных христиан, которые тоже ходят в храм. Просто у нас уже есть недалеко другой храм, а парков больше не будет", - говорит противник строительства, назвавшийся Борисом.

В дело вмешался ОМОН, а затем префект

В среду, 24 июня, конфликт прокомментировал патриарх Кирилл. Он призвал оппонентов "мирно урегулировать противоречия" и дождаться решения суда. На следующий день утром ОМОН приступил к сносу лагеря противников стройки. Были демонтированы несколько палаток, 3 человека задержаны. Однако вечером в четверг несколько сотен человек снова пришли протестовать против храма. Полиция задержала еще около 20 из них.

В четверг вечером префект Северо-восточного административного округа Валерий Виноградов распорядился разобрать стройплощадку в парке до утра пятницы и ничего не строить до решения суда.

Типичная проблема

Конфликт в "Торфянке" обнажил проблему, которая становится все более массовой в Москве. Программа правительства "200 храмов", которая предполагает строительство в столице соответствующего числа церквей, уже приобрела скандальную известность. По ее задумке любой москвич должен иметь церковь в радиусе одного километра от дома.

В марте в Измайлово прошли массовые акции протеста против вырубки парков сразу под несколько церквей. Драки произошло во время акции против храмового комплекса на Ходынке. На днях в районе "Сокол" жителям удалось добиться переноса места под храм. Конфликты регулярно возникают и в других районах Москвы.

Религия и бизнес

"В Северо-восточном округе Москвы уже 63 храма, их количество превысило число поликлиник. Иногда доходит до абсурда, когда расстояние между церквями меньше 500 метров", - констатировал DW координатор движения "За парк" Андрей Быстров. Он считает, что за массовым строительством церквей стоит простое желание освоить бюджет: "На постройке 200 храмов из бюджетных средств можно хорошо заработать. Святыми делами здесь прикрывают бизнес-интересы аффилированных с РПЦ и московским правительством лиц".

Косвенными признаками желания заработать Быстров называет повсеместные фиктивные общественные слушания, когда их не проводят вообще или зовут жителей других районов. "Чиновники говорят, что иных мест, кроме парков и лесов, для церквей нет. Но почему-то для бизнес-центров и офисов их всегда без проблем находят", - заключает координатор движения "За парк".

Наши блоги