УкрРус

Большинство аплодирует Геббельсу

Читати українською
  • Большинство аплодирует Геббельсу

Интернет полнится оценками и комментариями по поводу высказывания российского телевизионного деятеля Дмитрия Киселева о необходимости сжигать сердца геев. Это, заметим, тот самый Киселев, который в 1999 г. с экрана поучал журналистов, что нужно быть не агитаторами, а показывать всю картину мира - иначе общество опустится до свинской грязи и взаимного пожирания. Смотрите коротенькое видео.

Прошло 14 лет, и Киселев сам выступил в роли агитатора, причем в самом неприглядном смысле этого слова. По Интернету ходит маленький отрывок выступления Киселева на ток-шоу в апреле 2012 г., где он говорит, что сердца геев нужно сжигать. Мы не будем сейчас подробно обсуждать, почему запись прошлогоднего эфира вдруг всплыла и стала достоянием общественности только сейчас - вполне может оказаться, что вбросили ее те, кто хочет спровоцировать очередной всплеск драки на мясорубках вокрух проблемы геев. А уж неравнодушная демократическая интернет-общественность растиражировала эту запись в тысячах рекомендаций на соцсетях, чем немало поспособствовала росту популярности и самого Дмитрия Киселева, и его людоедских тезисов. Но раз уж дело сделано, нам придется вставить в общий хор и свои пять копеек.

Прежде всего, требования уголовно наказать Киселева за пропаганду ненависти - это шаг необдуманный. В стране, где режим проводит законы, дискриминирующие по признаку сексуальной ориентации и вероисповедания, где правоохранительная и пенитенциарная системы стали символом произвола и беспредела, требовать уголовного наказания для верного слуги режима как минимум неадекватно. В данном случае куда эффективнее была бы моральная и профессиональная дискредитация телеведущего. В сети некоторыми убежденными оппонентами Киселева высказывались подобные замечания, но куда там - понеслась волна, не остановишь.

Впрочем, эффективность и этих мер представляется очень относительной. Прежде всего потому, что Киселев с его агитацией в силу социально-политической ситуации в России куда как эффективнее. Он ведет себя как Геббельс - с массой, которая требует Геббельса.

В чем задача Геббельса? Развязать в массе (именно так нацисты называли народ) самые низменные инстинкты. Те самые инстинкты, которые в силу скотского положения народа сами просятся наружу, но не решаются вырваться на свободу, сдерживаемые то ли остатками человечности, то ли просто привычкой ждать разрешения начальства. И задача Киселева-Геббельса - дать сигнал массе: мол, можно, от химеры совести я вас освобождаю!

Но даже самому прожженному Геббельсу недостаточно крикнуть "Бей жидов!", чтобы подтолкнуть массу к подкидыванию дров в печи крематориев Бухенвальда. Геббельс должен дать массе обоснование - самое простое, самое примитивное и зачастую абсурдное. Дело не в достоверности - масса, которая слушает Геббельса, уже не способна отличать ложь от правды. Дело в самом факте внешнего обоснования. Ведь бюргеру Гансу неприятно признавать, что он вместе со штурмовиками разгромил лавку соседа Хаима просто из зависти или из-за нежелания отдавать Хаиму долг за прошлый месяц. Поэтому бюргер Ганс охотно поверит (и другим расскажет), что сосед Хаим - участник мирового еврейского заговора против арийской расы. А прищучить заговорщика - святое дело.

И Киселев дает такое обоснование. В лучших традициях доктора Геббельса, надо признать.

Мол, есть целый ряд стран, где существует запрет на использование донорской крови и донорских органов от геев, которые занесены в группу риска как вероятные носители целого ряда заболеваний. То есть тела этих людей просто кремируются или захораниваются.

Здесь Киселев, как и положено Геббельсу, просто-напросто врет. Но врет очень эффектно, патетически, эмоционально - как раз так, чтобы масса зааплодировала (и она аплодировала, вы слышали) и унесла в своих сердцах незримую индульгенцию: гомосеки опасны, пусть убираются.

Прежде всего, Киселев умолчал о том, что в целом ряде стран запрет на донорство геев отменен, в других серьезно смягчен либо отсрочен. И дело не в толерантности, а в адекватности. Киселев умолчал о том, что наличие ВИЧ-инфекции и ряда других заболеваний группы риска легко определяются с помощью анализа крови, который сдают все доноры. Киселев не упомянул о том, что запреты на донорство геев вводились в начале 80-х годов, когда еще не были достаточно изучены ни вирус СПИД, ни природа гомосексуальности. Киселев не сказал о том, что фактор риска состоит не в сексуальной ориентации донора, а в его беспорядочных половых связях, а этим грешат отнюдь не только гомосексуалы. Кроме того, ничто не мешает потенциальному донору скрыть на анкетировании особенности своей половой жизни. Таким образом, анализ крови определяет риск куда надежнее, чем внимание к сексуальной ориентации донора - но об этом Киселев тоже предпочел умолчать.

.

Впрочем, аргументы Киселева, будь они хоть трижды лживыми, служат всего лишь фоном, формальным обоснованием для рефрена: "сжигать сердца!". Рациональная, хоть и устаревшая норма запрета на донорство крови и органов геев с легкой руки Киселева превратилась в иррациональный, почти ритуальный людоедский призыв "сжигать сердца!".

То есть схема геббельсовской пропаганды разыграна как по нотам: сначала страх, основанный на ложных угрозах, а за ним ненависть и агрессия как способ вытеснить страх. Не стоит удивляться, что аудитория аплодирует людоедским призывам. Почва уже достаточно удобрена усилиями российского режима, и теперь зерна, которые сеют киселевы-геббельсы, прорастают мгновенно и дружно. И главное, что ненависть направлена не против жирующего нефтегазового режима, а против людей, которые к нынешним бедам России имеют самое малое отношение.

А для тех, кто не хочет аплодировать, существует традиционный стимул - быковатый агрессивный вопрос: "Ты чо, п..дор!?" Подобное быкование уже давно стало признаком хорошего тона в стране победившего природного газа. Тот же Киселев, объясняя свои призывы к кардиокремации, рассказал, что, мол, нация протестует против отвратительного засилия геев, и протест этот приобретает иногда брутальные формы.

Да, формы протеста нации против отвратительного засилия геев могут быть разными. В конце концов, в Германии после принятия антиеврейских законов не все устраивали еврейские погромы. Многие просто писали доносы на евреев и на тех, кто евреев укрывает. Или просто скромно смотрели в другую сторону, когда ребята в коричневых рубашках кроили черепа их соседям.

Дело ведь не в Киселеве даже, и не в геях, не в евреях и не в прочих меньшинствах. Дело в большинстве, которое аплодирует. В способности либо неспособности каждого из нас ужаснуться принадлежности к такому большинству - и отказаться от него.

Наши блоги