УкрРус

Беспорядки на Грушевского: что дальше?

Читати українською
  • Беспорядки на Грушевского: что дальше?

19 января во время девятого Народного вече в центре Киева один из лидеров Автомайдана Сергей Коба объявил о блокировании здания Верховной Рады, пока не будут отменены скандальные законы, принятые 16 января.

Группа протестующих направилась к парламенту, но дорогу им преградили силовики, завязалась драка, в ходе которой правоохранителями были использованы не только свето-шумовые гранаты и слезоточивый газ, но и травматические винтовки, а также водометы (чего еще не было в истории Украины), а митингующие пустили в ход коктейли Молотова, сожгли автобусы "Беркута".

Лидеры оппозиции заявили о своей непричастности к радикально настроенным протестующим, назвав их провокаторами, а глава УДАРа Виталий Кличко, попытавшийся охладить запал митингующих, был встречен зарядом порошкового огнетушителя и криками: "Ганьба!". В результате противостояния силовиков и митингующих на улице Грушевского пострадали несколько десятков человек с обеих сторон, серьезные травмы получили также журналисты и случайно оказавшиеся на месте событий строители. Несмотря на заявления власти и оппозиции о готовящихся переговорах, ситуация остается крайне накаленной, столкновения в центре Киева продолжаются, а радикально настроенные митингующие, похоже, считают себя в контрах и с властью, и с оппозицией. Неужели в противостоянии появилась третья сторона? Прольется ли кровь? Есть ли еще шанс решить все мирным путем, и какие должны быть стороны и требования переговоров? Короче говоря: кто виноват и что делать? Эти вопросы "Обозреватель" адресовал представителям парламентского большинства, оппозиции, опытным революционерам, а также политическим экспертам. На основании их ответов, удалось сформулировать три наиболее вероятных сценария дальнейшего развития событий.

Сценарий первый: переговоры

Этот вариант оказался самым приемлемым для всех сторон: и власть, и оппозиция, и политические эксперты считают его самым правильным решением сложившегося конфликта. Однако никто не рискует с уверенностью заявить о том, что он является самым вероятным. Кроме того, ход переговоров, вопросы, по которым может быть достигнут компромисс, и даже стороны этих переговоров все видят кардинально по-разному.

К примеру, нардеп от фракции УДАР Сергей Каплин считает, что переговоры – это лучший выход для власти, при этом Президент Виктор Янукович, по его мнению, должен быть готов пойти на политические уступки, иначе Евромайдан перерастет в "партизанский Майдан", и власть от этого только проиграет.

"Уровень протеста народного, уровень готовности применить оружие – по этим показателям Украина на первом месте в мире, наша страна сегодня возглавляет список стран с наиболее социально взрывоопасной ситуацией. В этой связи, Янукович, как Президент, должен пойти на переговоры с народом и с оппозицией…В этом ключе он должен сесть за стол переговоров с оппозицией и принять политические решения", - заявил Каплин "Обозревателю".

Парламентарий уверен в том, что должно быть две стороны переговоров: власть и оппозиция, подчеркнув при этом, что оппозиции "нужно еще получить мандат идти на переговоры, теперь уже и от той части Майдана, которая склонна к более радикальным повстанческим действиям". Таким образом, нардеп признает появление в конфликте третьей стороны, однако относит ее к той части населения, которая так или иначе поддерживает оппозицию, а поэтому не должна быть отдельно представлена в переговорном процессе.

Относительно вопросов, которые должны быть решены в ходе переговоров, то Каплин не конкретизировал каждый из них, подчеркнув, что власть должна пойти на серьезные уступки, поскольку "украинцы обескуражены нахальством власти, и готовы стоять до победы или смерти".

Внефракционный нардеп и опытный революционер Олесь Доний также считает, что лучшим выходом из сложившейся ситуации были бы переговоры, однако, по его мнению, власть на данный момент продемонстрировала полное нежелание в них вступать, а поэтому в процесс должна вмешаться мировая общественность и принудить власть к реальным переговорам и уступкам.

"Единственный путь – это под давлением мировой общественности нужно пойти на компромисс, не просто круглый стол, чтобы заговорить проблему, а пойти на конкретные уступки…Пока нынешняя власть никоем образом не продемонстрировала готовность не то что к переговорам, а просто к пониманию, что такое уличная демократия. Возможно, это произойдет под воздействием более радикальных действий", - сказал Доний.

Он не отметил появления третьего участника конфликта, и считает, что переговоры должны проходить между двумя сторонами: властью и оппозицией. Первым необходимым шагом к примирению и достижению компромисса он считает отставку министра внутренних дел Виталия Захарченко.

"Первой такой уступкой могла бы стать отставка министра внутренних дел за те действия, которые осуществлялись правоохранительными органами против граждан", - отметил Доний.

Представитель большинства, член фракции Партии регионов Владимир Олийнык считает переговоры самым правильным и неизбежным выходом из сложившегося кризиса.

При этом парламентарий считает, что на данный момент не ясно, с кем власть должна вступать в переговорный процесс, поскольку есть основания полагать, что оппозиция не контролирует часть митингующих.

"Вчерашнее достаточно большое количество радикально настроенных молодых людей, на мой взгляд, - это явлением, которое нужно исследовать отдельно. Ведь лидеры оппозиции от них отграничились и сказали, что это провокаторы. Позже вышел Кличко и так же от них получил дозу из порошкового огнетушителя. Может, это не его люди, но надо было, чтобы еще вышли Яценюк и Тягнибок – может, на них по-другому бы отреагировали. Сегодня лидеры оппозиции говорят: мы тут переговоры ведем. Но извините, а вы управляете этим процессом? Если управляете, то остановите его, если нет, то надо нам в правовом и политическом контексте решить, кто там за ними стоит, с кем вести переговоры, ведь тоже надо вести – это же наши молодые люди. А здесь уже увидим, не манипулируют ли представители оппозиции тем, что они якобы контролируют Майдан. Ведь есть та часть, которая требует перемен и не поддерживает оппозицию, есть та часть, которая на Майдане поддерживает оппозицию, есть какая-то часть, которая радикально настроена вообще. Поэтому очень важно, чтобы все участники были включены в конфликт", - считает Олийнык.

Относительно вопросов, которые должны быть решены в ходе переговоров, то нардеп категорически против того, чтобы обсуждать смену лиц у власти. По его мнению, обсуждать нужно способы, как сделать власть более эффективной и ответственной.

"Надо, чтобы пошли переговоры, а дальше рабочие группы начали работать. И спросить: вы хотите смены лиц? – так мы категорически против. Вы хотите изменения власти, получения более качественной и ответственной власти, так давайте подумаем о механизмах. Включение, возможно, и общества в этот вопрос, путем референдума по отдельным темам", - заявил Олийнык.

Он добавил, что неправильно было бы втягивать в переговоры другие страны, поскольку это внутренняя проблема Украины, и вплетение в переговоры интересов других стран приведет к угрозе независимости страны.

Совершенно противоположного мнения придерживается политтехнолог Тарас Березовец. Он считает, что оппозиция больше не контролирует Майдан, а поэтому не может представлять интересы общества в переговорном процессе. В связи с этим он предлагает привлечь к переговорам внешних посредников: США, Европейский союз и Россию.

"Еще один сценарий – это попытка избежать общественного конфликта, но он может быть осуществлен путем непосредственных переговоров только при участии Януковича, при участии международных посредников – представителей трех сторон: США, Европейского союза и России. По сути, речь идет о внешнем управлении этим конфликтом. Сегодня оппозиция потеряла контроль над ситуацией, любые переговоры, которые они будут вести не будут иметь никакого значения для большинства граждан, которые принимали участие в силовом противостоянии. Цена любых договоренностей власти и оппозиции на сегодняшний день, фактически, есть "зеро", - сказал Березовец.

По его мнению, речь на этих переговорах должна идти о досрочных парламентских и президентских выборах.

Политолог Александр Палий считает, что переговоры были бы лучшим вариантом решения сложившегося конфликта. Участниками переговоров он видит власть и оппозицию, при этом подчеркивая, что темы переговоров будут такие, которые затрагивают интересы ЕС, МВФ и России, а поэтому с этими сторонами придется вести параллельные консультации.

Он считает, что переговоры должны касаться "основных вещей, которые вывели людей на Майдан". К таким вещам политолог относит отставку правительства, евроинтеграцию, взаимную амнистию и отмену скандальных законов, принятых Радой 16 января.

"Это, во-первых, переформатирование власти, чтобы она больше не была способна на репрессии против людей. Это значит, что министры должны быть технические и удовлетворять и власть и оппозицию, и просто выполнять свою функцию… Я думаю, что с Януковичем надо говорить, в первую очередь, об этом. То есть выдвигать вопрос отставки (правительства. – Ред.) можно, и, наверное, нужно, но программа минимум – это переформатирование власти, чтобы она не была способна на разнообразные силовые провокации против своего собственного народа. Второй вопрос – это евроинтеграция, то есть возобновления движения в Европу. Третий вопрос – это, чтобы не было репрессий. Я думаю, это может быть взаимная амнистия, то есть власть и оппозиция договариваются, что депутаты, которые нарушили Конституцию, проголосовав за эти законы, освобождаются от ответственности, а власть согласится на освобождение от ответственности митингующих, даже тех, которые принимали участие в таком силовом противостоянии. Ну и, наконец, эти, так называемые законы, законы тоталитарного государства… ни в коем случае нельзя допустить их имплементации", - заявил Палий.

Сценарий второй: репрессии, закамуфлированные под переговоры

Этот вариант допускает только политолог Александр Палий. Можно сказать, что этот сценарий является промежуточным, ведь инсценировка переговоров при нежелании достичь компромисса рано или поздно будет раскрыта, и придется прибегнуть либо к реальным переговорам, о чем уже говорилось ранее, либо применить силовой разгон Евромайдана.

"Власть камуфлирует это все переговорами, а на самом деле продолжит репрессии. Я думаю, что это ошибочный путь, потому что он будет подрывать честность, и эти переговоры быстро развалятся, и все вернется в еще худшую фазу, чем это есть сегодня", - отметил политолог.

Остальные эксперты не озвучили подобного варианта развития событий.

Сценарий третий: силовой разгон Евромайдана

Возможность силового разгона Майдана допускают и политические эксперты, и представители власти, и оппозиционеры, хотя все они предсказывают разные последствия этого сценария.

Оппозиционер Сергей Каплин считает, что если власть и лично Президент Янукович не пойдут на уступки Евромайдану и применят силовой сценарий, то начнется "партизанский Майдан", который начнет "гражданскую войну с коррупцией и нахальством власти". Он подчеркнул, что ситуация в стране очень напряженная, и все может обостриться в считанные часы.

Подобную перспективу рисует и политтехнолог Тарас Березовец. Он уверен, что у власти хватит сил, чтобы разогнать Евромайдан, но люди не сдадутся и начнут жечь автомобили силовиков, а также предпримут радикальные действия на местах.

"Если власть разгонит этот Майдан (у нее для этого достаточно сил), тогда это противостояние перейдет, по сути, в фазу гражданской войны, когда не будет локально такого образования как Майдан, но начнутся сожжения автомобилей силовиков, судей, прокуроров, депутатов от Партии регионов на местах. Этот протест никуда не денется. То, что я видел в глазах этих людей, которые пришли, - никакого страха там, на сегодняшний день, нет", - считает Березовец.

Он добавил, что на данный момент началась "эрозия силовой вертикали" - бойцы внутренних войск, по его словам, не хотят "становиться побочными жертвами этого противостояния". При этом он отметил, что "Беркут" и войска СБУ еще держаться, но там тоже начались процессы демотивации.

Возможность гражданской войны, как результата силового разгона Евромайдана, не исключает и нардеп Олесь Доний.

"Спонтанный протест будет усиливаться. А то, что власть уже задействовала винтовки – это стало снятием еще одного табу, и это рано или поздно даст о себе знать. То есть, власть вчера (19 января. – Ред.) сняла табу на использование оружия. Пока ясно, что ни у кого из общественных организаций этого оружия нет, но то, что власть сняла табу, может привести к любым последствиям", - считает Доний.

Менее пугающую картину развития событий рисует политолог Александр Палий. Он считает, что разгон Евромайдана возможен, но он приведет к дискредитации власти на мировой арене, поскольку оппозиция ничем не спровоцировала применение силы против митингующих.

"Третий вариант – это попытка штурма Евромайдана. На мой взгляд, это самоубийственный вариант для власти из-за того, что сейчас оппозиция не дала ни одного повода для штурма Майдана, она была на удивление пацифистской. То есть по сути мы видим, что там противостоят какие-то отдельные группки и люди, а все три лидера оппозиции наелись от общественности обвинений за свою очень пацифисткую позицию. Они абсолютно не дали никаких оснований для того, чтобы применить силу к этому Майдану. Если власть применит агрессию против Майдана, то для мира будет очевидно, что инициаторами агрессии являются именно они, поэтому это будет опасно и деструктивно для власти и может иметь серьезные последствия", - заявил Палий, добавив при этом, что противостояние митингующих и силовиков 19 января на улице Грушевского было спровоцировано силовиками, а не протестующими.

Вариант применения силы и вооруженного противостояния не исключает и регионал Владимир Олийнык. По его словам, эскалация конфликта возможна, однако в конечном итоге все равно придется вернуться к переговорам – иначе не удастся решить ни один конфликт.

"Есть те, кто думает, что таки дожмем. Ну, будет эскалация гражданского конфликта, будет еще хуже, может быть больше жертв, больше материальных убытков, все закончится тем же – переговорами. Но только тогда будем считать больше пострадавших, денег будем с бюджета больше выделять на восстановление Майдана, Крещатика… Зачем?!" - заявил Олийнык.

Он уверен, что нужно стараться искать решение в переговорах, ведь первые их раунды всегда проходят сложно, так произошло и в Украине, но компромисс возможен.

Таким образом, девятое вече и беспорядки на улице Грушевского разрушили даже тот шаткий компромисс, который начал формироваться между властью и оппозицией, поставив Украину на грань гражданской войны. Этого не опровергают ни политические эксперты, ни оппозиционеры, ни представители провластного большинства. Все они надеются, что новообостренный конфликт удастся решить путем переговоров, но кардинально разные взгляды на суть этих переговоров и их участников наталкивают на мысль, что решение проблемы будет найдено еще не скоро.

Наши блоги