УкрРус

Антитеррористическая операция – лайт-версия ЧП?

Читати українською
  • Антитеррористическая операция – лайт-версия ЧП?
    Обозреватель/Gettyimages

19 февраля глава СБУ Александр Якименко сделал важное заявление – о начале подготовки на всей территории Украины антитеррористической операции. Оно то исчезало с сайта СБУ, то видоизменялось с менее категоричными формулировками с "введения" до "подготовки к введению", но суть от этого меняется не очень.

Согласно закону о борьбе с терроризмом к борьбе с этим явлением может быть привлечена армия. Даже без официального введения чрезвычайного положения. Также закон предусматривает задействование СБУ для выполнения задач помощи целых 17 ведомств, начиная от Минобороны и МВД – до Минздрава, Минтопэнерго и Налоговой Службы. Куда более важна философия этого документа.

Начинается он довольно оптимистично, глася в своей преамбуле: "Положения настоящего Закона не могут быть применены как основание для преследования граждан, которые, действуя в рамках закона, выступают в защиту своих конституционных прав и свобод".

Но дальше начинается то, что лучше всего характеризуется известной пословицей: "Дьявол скрывается в деталях". Начнем с определения терроризма и террористической деятельности с приведением не только обширных цитат, но и возможных примеров их применения.

Что такое терроризм согласно закону и что за него грозит

Наиболее полно терроризм определяется статьей 258 УК Украины, на которую ссылается и закон о борьбе с терроризмом.

"Террористический акт - это применение оружия, совершение взрыва, поджога либо иных действий, создававших опасность для жизни или здоровья человека или причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, если такие действия были совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, провокации военного конфликта, международного осложнения, или в целях воздействия на принятие решений либо совершение или несовершение действий органами государственной власти или органами местного самоуправления, должностными лицами этих органов, объединениями граждан, юридическими лицами, или привлечения внимания общественности к определенным политическим, религиозным либо иным взглядам виновного (террориста), а также угроза совершения указанных действий с той же целью".

Обратим особое внимание на слова "поджог" (ау, столь полюбившиеся обоим сторонам нынешнего конфликта "коктейли Молотова"!), а также акты "в целях воздействия на принятие или непринятие решений органов госвласти и местного самоуправления". То есть, конечно, просто стоять в действительно мирном пикете под стенами Верховной Рады или облсовета, согласно законодательству, можно, а вот уже побить там стекла, поджечь подъезд и даже просто угрожать захватом админздания – это уже "статья". Грозящая тюремным заключением на срок от 5 до 10 лет. И то, только при единично-индивидуальном характере теракта.

Те же действия, совершенные повторно или по предварительному сговору группой лиц, или если они повлекли причинение значительного имущественного ущерба либо иных тяжких последствий наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет.

Если они повлекли за собой гибель хотя бы одного человека – наказание увеличивается на срок от десяти до пятнадцати лет или пожизненным лишением свободы.

"Симпатизирующий террористу – террористом становится"?

Признаться, как-то весьма смущает расплывчатость понятия "другое содействие". Ладно там бензин для "коктейлей Молотова" поднести – и саму смесь в бутылки залить. Но ведь под "другую помощь" можно подвести и приготовленный "террористу" бутерброд¸ и снабжение его теплой одеждой, и возможность принять ему в своей квартире душ, а потом отдохнуть, и оказание медицинской помощи. Да даже и просто брошенную в ящик для сбора пожертвований купюру. А что – ведь все это тоже способствует улучшению здоровья, активности любого человека – не исключая и того, кто действует в противоречащих этому документу целях?

А вот определение террористической организации с точки зрения профильного закона: "устойчивое объединение трех и более человек, которое создано с целью осуществления террористической деятельности, в рамках которого осуществлено распределение функций, установлены определенные правила поведения, обязательные для этих лиц во время подготовки и совершения террористических актов".

Важное дополнение для современной ситуации: "Организация признается террористической, если хотя бы один из ее структурных подразделений осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из руководителей (руководящих органов) всей организации". То есть, объяснения образца: "Мы – руководители мирного Майдана, но у нас есть отдельная Самооборона, а в ней полуавтономный "Правый сектор" - вот с них и спрашивайте" с точки зрения цитируемого законодательного акта, мягко говоря, не проходят. Ответственность несут либо все – либо никто.

А вот еще более многозначные формулировки определения террористической деятельности:

"подстрекательство к совершению террористических актов , насилия над физическими лицами или организациями, уничтожению материальных объектов в террористических целях" (можно посадить даже любого блоггера, в соцсети поместившего запись типа "мочите" эту "беркутню!" – не говоря уже о радикальных оппозиционных СМИ. О призывах "выходить на Майдан с огнестрельным оружием" и говорить нечего)

"пропаганду и распространение идеологии терроризма" (ну, тут уже можно позакрывать не только все оппозиционные телеканалы, но и надолго "закрыть" всех их сотрудников, даже за просто освещения призывов активистов и их лидеров – создавать очаги сопротивления в регионах, захватывать госадминистрации и т.д.)

С террористами закон позволяет бороться и негласно

Другие интересные пункты главного антитеррористического закона: "сочетания гласных и негласных методов борьбы с терроризмом; неразглашение сведений о технических приемах и тактике проведения антитеррористических операций, а также о составе их участников"

По большому счету, данный параграф оправдывает не только маски на лицах спецназначенцев, но и вполне законную завесу тайны на самих операциях. Так что при желании антитеррористические силы вполне могут действовать в духе "черных эскадронов", подлежа лишь самому общему контролю Прокуратуры.

Весьма многообещающе выглядит пункт: "В случае явной угрозы совершения в отношении объекта или лица террористического акта и невозможности устранения этой угрозы иными законными способами террорист (террористы) может (могут) быть по указанию руководителя оперативного штаба обезврежен (обезврежены) без предупреждения". Естественно, с применением всех доступных средств, включая огнестрельное и другое оружие.

Закон о борьбе против сегодняшних себя одобрили сами же демократы

Пожалуй, после приведенного, пусть даже весьма поверхностного анализа (сам документ довольно объемен) у читателей может сложиться впечатление, что Закон о противодействии терроризму специально писался "донецкими" для расправы с евроактивистами. Увы, с этим все не так однозначно. Писался то он, действительно, во времена Януковича – но только в ипостаси не президента, а всего лишь премьера, в 2003 году.

Тогда, 20 марта, на вечернем заседании Верховной Рады за него проголосовало 272 народных депутата. К сожалению, парламентский сайт не сохранил данные о персональном голосовании – вполне возможно, что тогдашняя оппозиция и была против. Впрочем, не сильно – сохранившаяся стенограмма демонстрирует не самые фундаментальные поправки со стороны депутатов Кармазина, Турчинова, Яворивского – впрочем, все равно не принятые большинством.

Но примечательно другое – после победы Ющенко и полной перезагрузки и исполнительной, и законодательной власти, принятый "кучмистами" антитеррористический закон никто и не подумал отменить – или хотя бы видоизменить! Может, просто и нем забыли? Ага – как раз. Самая первая поправка к документу была принята 31 мая 2005 года. "Медовый" период демократов, Ющенко и Тимошенко еще не "разбили горшки" в скандале с "любыми друзями", рейтинг Виктора Андреевича вырос до рекордных 60%. Перебежки из кучминского блока "ЗаЕДУ" в "Нашу Украину" и "Батькивщину" дают власти едва ли не "конституционное" большинство, популярность побежденных "регионалов" упала ниже 16%.

А во главе СБУ в это время стоит убежденнейший демократ и "правая рука" Юлии Владимировны, Александр Турчинов. Ну чего бы ему не вспомнить о хотя бы собственных отвергнутых в 2003 году поправках к закону? Но нет – единственное изменение, которое добавили в текст – это включение в число антитеррористических ведомств еще и Службы внешней разведки.

И чего тогда наши демократы не озаботились некоторыми их же шокирующими ныне подробностями понятий терроризма и борьбы с ним? Хотя бы с учетом норм международных конвенций о признании повстанческих партизанских формирований (при определенных условиях, конечно) "воюющей стороной" – и отношения к ним, как к военнослужащим, пусть и враждебной стороны, а не как к преступникам?

Думали, что будут сидеть в удобных властных креслах вечно? Наверное, не стоит забывать, если не евангельское: "Каким судом Вы судите – таким и Вас судить будут" – то хотя бы народное: "Не рой яму другому – сам в нее упадешь". Вот теперь и попали – или могут очень быстро попасть. После введения "режима антитеррористической операции", по сути, мало чем отличающейся от режима "чрезвычайного положения". Только не требующего Указа президента и утверждения Верховной Радой, но всего лишь решения шефа СБУ, с последующим простым "информированием".

Наши блоги