УкрРус

О политических мастырщиках

Читати українською
  • О политических мастырщиках

Стремление украинских политиков "попасть на больничку" вместо тюремной камеры не является чем-то новым. Испокон веков симуляция входит в арсенал человека, желающего избежать наказания. Просто в наш гуманный век возможности для этого расширились. Обвиненный во взяточничестве экс-ректор Налоговой академии Петр Мельник сидит в инвалидном кресле, жалуясь на сердце, и снимает штаны, чтобы окружающие удостоверились в его недуге.

В прошлые века о таком нельзя было и помыслить - приходилось прибегать к куда как более трудным методам. В качестве примера можно привести большевистского экспроприатора Симона Тер-Петросяна по прозвищу Камо. Легендарный ленинский боевик был арестован в Германии по заказу царского правительства. В тюрьме Моабит он симулировал помешательство - да так успешно, что его для проверки переводили из клиники в клинику. Немецкие психиатры, в полном соответствии с нравами не существовавшего еще гестапо, вгоняли ему иголки под ногти и жгли каленым железом - но Камо на диво достоверно имтировал нечувствительность к боли. Сумасшествие Камо симулировал беспрерывно четыре года - в немецких тюрьмах и лечебницах, а потом в метехском замке в Тифлисе, откуда и бежал через окошко уборной. Правда, на нем не было электронного браслета.

Мельник четыре года не выдержал - ушел в леса. Хотя у него было не сумасшествие, при котором по лесам бегать естественно, а сердце, при котором бегать вообще не рекомендуется.

Борис Колесников после ареста в 2005 г. почувствовал себя настолько плохо, что после его отказа принимать назначенные местным врачом лекарства, осматривать его ездила сама Татьяна Бахтеева, о чем она отчиталась на заседании Верховной Рады.

Николай Рудьковский ввиду целого ряда обвинений в проблемах и хищениях в Минтрансе оставляет в декабре 2007 г. пост министра и ложится в больницу - а в феврале 2008 г. ему была сделана операция на спине. Известны его фото в инвалидной коляске. Поэтому, когда СБУ "похитила" экс-министра на пороге больницы, образ мученика был уже сформирован.

Евгений Кушнарев в 2005 г. отпросился "на минуточку" из кардиологического отделения, чтобы забежать в прокуратуру - дать показания по делу о "северодонецком сепаратизме". Однако вместо этого он был помещен под стражу и вынужден был давать показания о кредитах, взятых местной властью на достройку метрополитена в Харькове. Что опять же дало прессе и политическим соратникам повод говорить о жестоком обращении и угрозе жизни.

Юлия Тимошенко еще за два месяца до ареста демонстрировала прекрасную физическую форму, бегая десятикилометровый кросс под прицелом папарацци. Однако практически сразу после ареста она почувствовала себя плохо, и с тех пор ее состояние не улучшается. Это вовсю используется ее сторониками на воле, причем испльзуется зачастую неумно - в ходу разного рода конспирологические версии вплоть до отравления таллием, хотя врачи говорят о межпозвонковой грыже.

Юрий Луценко в СИЗО приобрел целый ряд заболеваний - страдали и сердце, и печень, и поджелудочная железа. Это использовалось для давления на власти и на общественность.

Что характерно - со своими болезнями арестованные политики успешно добиваются создания для себя исключительных условий, о которых рядовые заключенные не могут и мечтать.

Впрочем, "попасть на больничку" - это не самый плохой вариант и для обычного заключенного. В системе советских исправительно-трудовых лагерей у заключенных в ходу была методика "мастырки" - умышленного членовредительства или доведения себя до заболевания с целью отдохнуть на больничной койке от изнурительного труда на общих работах. Это могло быть телесное повреждение, требующее стационарного лечения. Анатолий Жигулин вспоминает, как ел на зоне лёд, чтобы заболеть воспалением легких - что ему и удалось в конце концов.

Это напоминает старый анекдот о различиях между американцем и "нашим" человеком: первый притворится, что у него болит голова, и на этом основании не пойдет на работу, а второй добьется того, что голова у него действительно заболит.

Впрочем, головная боль одинаково мучительна как для ведущих политиков, так и для рядовых граждан. Вот только лечат эти две категории по-разному. Даже под угрозой ареста. Но попытка не пытка - поэтому, уважаемые читатели, заводите знакомства в медицинской среде и в случае ареста - немедленно требуйте медицинской помощи. Ваше требование не будет ложным - абсолютно здоровых людей не бывает. А медицинские показания к изменению меры пресечения или условий содержания под стражей, не говоря уже о досрочном освобождении, ни для кого еще не были лишними.

Наши блоги