УкрРус

"Мемориал" отбился от Минюста, поменяв устав

  • "Мемориал" отбился от Минюста, поменяв устав

28 января Верховный суд РФ отклонил иск Минюста к правозащитному обществу "Мемориал", так как оно изменило свой устав. DW выяснила, что изменилось в уставе и зачем это нужно Минюсту.

Заседание Верховного суда в среду, 28 января, началось с того, что представитель Минюста Татьяна Журавкова попросила приобщить к материалам дела документы о внесении изменений в устав Российского правозащитного общества "Мемориала". Она подтвердила, что все нарушения, ранее обнаруженные Минюстом, полностью устранены. После этого, по большому счету, разговаривать было не о чем: судья поинтересовалась у Журавковой, не хочет ли министерство отозвать свой иск в связи с изменившимися обстоятельствами.

Но Журавкова все же настояла на рассмотрении дела по существу, объясняя это тем, что сведения еще не внесены в единый Госреестр и пока не вступили в юридическую силу. По словам Журавковой, это должно произойти через 5 рабочих дней. Однако с учетом изменений устава судья Верховного суда Алла Назарова приняла решение отклонить иск министерства юстиции, и это ни у кого возражений не вызвало.

Вертикальная структура

Напомним, что Минюст направил в Верховный суд иск о ликвидации Российского правозащитного общества "Мемориал" осенью 2014 года, первое заседание должно было состояться 13 ноября. Но правозащитники попросили отложить рассмотрение дела, чтобы привести свой устав в соответствие с требованиями Минюста. Для этого 20-22 ноября "Мемориал" собрал большую конференцию с участием своих региональных представителей. Главное изменение, которое было принято на этой встрече, - создание дополнительных региональных структур, официальных отделений Российского общества "Мемориал".

Как объяснил DW председатель правления "Мемориала" Олег Орлов, новые структуры, по сути, дублируют уже существующие региональные организации, но, в отличие от них, официально подчиняются московскому правлению. "Это те же люди, которые будут делать ту же работу. Другое дело, что Минюсту так гораздо удобнее - вертикаль легче уничтожить. Достаточно отрубить голову - и вся структура разваливается".

Исполнительный директор "Мемориала" Елена Жемкова по-прежнему настаивает на том, что горизонтальная, сетевая структура правозащитных групп имеет право на существование: "Минюст хочет, чтобы все было как у чиновников - начальники в Москве и отделения в регионах. Но гражданское общество просто не может существовать таким образом". Жемкова подчеркнула, что даже после изменения устава правление "Мемориала" будет по-прежнему относиться к региональным представителям как к своим равноправным коллегам. "Мы не начальники, мы координаторы, помощники, - заявила Жемкова. "Мы никем не командуем", - подтверждает ее слова сопредседатель правления "Мемориала" Ян Рачинский.

Не благотворительная организация с расчетным счетом

Другое важное изменение: из полного названия организации - "Общероссийское историко-просветительское благотворительное правозащитное общество "Мемориал" - было исключено слово "благотворительное". "Минюст считает, что если в названии присутствует это слово, организация обязана выполнять все требования, которые предъявляются к благотворительным организациям", - объяснил DW Ян Рачинский. По его словам, этот тезис противоречит российскому законодательству, которое гласит, что благотворительностью может заниматься любая организация. "Это нелепое требование, но мы посчитали, что проще убрать одно слово из названия, хотя это и влечет определенные неудобства в будущем", - сообщил Рачинский.

И, наконец, третье изменение: у организации появился расчетный счет. По словам адвоката "Мемориала" Тамары Кухлевской, раньше счета не было, так как всю работу в организации выполняли волонтеры. "И за все 20 лет нашего существования претензий по этому поводу не возникало", - подчеркнула Кухлевская, выступая в суде. По словам Яна Рачинского, ведение бухгалтерии для организации, которая работает на общественных началах, - это не более чем лишняя головная боль. "Минюст считает, что общественная организация должна не только работать, но и документировать свою работу", - недоумевает Рачинский.

Исполнительный директор Елена Жемкова объяснила, что из-за новых требований Минюста работу в "Мемориале" на общественных началах придется оформлять официально: "С каждым волонтером теперь придется заключать договор, записать его паспортные данные, домашний адрес, сделать акт принятых работ". Жемкова опасается, что это может отпугнуть многих добровольцев: "Не все хотят оформлять официальные договоры".

При этом без волонтеров "Мемориал" обходиться не сможет, считает Жемкова: "Например, добровольцы ведут прием жертв сталинских репрессий и размещают информацию о них в банке данных. Сейчас там почти 3 миллиона человек - 25 лет работы. Но это чуть больше четверти от всех, кто должен быть в базе только по российскому закону о реабилитации (жертв репрессий. - Ред.)".

"Трогали и будут трогать"

По мнению Олега Орлова, Минюст, подавая иск в Верховный суд, изначально был нацелен не на соблюдение формальных требований, а именно на ликвидацию "Мемориала". Но в какой-то момент политическая конъюнктура изменилась. "Сыграла свою роль широкая компания солидарности и в России, и за границей, - объясняет Орлов. - Видимо, в каких-то инстанциях сочли, что сейчас закрывать "Мемориал" невыгодно, хотя вначале, повторяю, такой политический заказ явно был".

Это не значит, что у "Мемориала" не будет новых проблем. "У нас не так все просто с Международным обществом "Мемориал", из-за закона "об иностранных агентах" находится под дамокловым мечом московский правозащитный центр", - напомнил Орлов. Поэтому не надо думать, что после суда "Мемориал" больше трогать не будут, предупреждает Елена Жемкова: "Нас теребили и будут теребить постоянно. То, что мы делали, часто никому не нравится - ни власти, ни ее противникам. Но мы будем стараться работать независимо и взвешенно, как и раньше".

Наши блоги