УкрРус

Семен Глузман: Я не понимаю, как Квиташвили спокойно получает деньги и делает вид, что он министр

  • Семен Глузман
    Семен Глузман
    tyzhden.ua

Правозащитник, бывший диссидент, психиатр, президент Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман предлагает свое видение системы Министерства здравоохранения Украины и критикует нынешнего главу ведомства Александра Квиташвили.

Об этом он рассказал в эксклюзивном интервью УНН.

- Какая ситуация сложилась сегодня в Министерстве здравоохранения?

- Время уходит. Новый министр Квиташвили до сих пор не распределил обязанности между своими заместителями. Если он менеджер с дипломом, то он должен повеситься.

Как работать людям? И там есть дамы (А. Терещенко - заместитель главы Минздрава), у которых действительно не очень простой характер.

Когда я спрашиваю, люди просто сводят глаза и хватаются за голову. То есть там происходит то, чего раньше не было. Раньше было хоть какое-то действующее подчинение.

А это бред, который он предложил по закупкам ЮНИСЕФ?! Нет, конечно, было бы идеально, но для этого нужно менять законы. Пока ничего этого нет, и я не понимаю, как Квиташвили спокойно получает деньги и делает вид, что он министр.

- То есть после Революции достоинства и назначения нового руководителя Минздрава изменений к лучшему не произошло?

- Я могу сказать откровенно - и я имею право на свои человеческие эмоции - чем дальше отходит период Богатыревой в Минздраве, тем больше я жалею, что ее нет. Потому что то, что пришло после нее - это ужасно. Мне многие говорят, что я не должен положительно отзываться о Богатыревой, но я не говорю, что с ними не нужно говорить прокурору. Наверное грехи были, но не самые большие среди тех, кто работал в Украине. В любом случае, она врач и она умная и решительная. И эта правда должна быть сказана. И в психиатрической сфере - у нас было абсолютное взаимопонимание. Даже когда нужно было принимать очень непростые решения.

- Кого Вы видели главой Минздрава после Майдана?

- Честно говоря, я думал, что назначат Ольгу Богомолец. Для моего дела это было бы лучшим решением, ведь мне достаточно того, что она врач, она умная и вообще книги читает. Она нормальный интеллигентный человек... Говорят разное о характере, но меня это не касается. Я всегда просил Богатыреву и всех остальных - не мешайте, больше ничего не нужно.

- Но все же после Майдана назначили Олега Мусия. Ему удавалось что-то наладить в системе министерства?

- В Минздраве прежде всего нужно было менять кадровую ситуацию. Вот что сделал Мусий, когда стал министром? Нигде в мире нет отдельной специальности врача-нарколога - это психиатрия. А у нас это традиция советская. Очень удобно для нарколога, потому что когда у клиента психоз, он идет к психиатрам, а когда деньги собирают с наркоманов - это к наркологам. Богатырева положила этому конец, лишив должности главного нарколога страны. И главным психиатром-наркологом стала профессиональная Ирина Пинчук. Когда пришел господин Мусий (которого я немного знал, так как он при всех министрах был председателем Общественного совета), министры всегда между собой враждовали, кусали друг друга, но Мусий устраивал всех. Революционер, понимаете?! Когда Мусий стал министром, он убрал Ирину Яковлевну Пинчук, причем сделал это в кабинетном, единоличном режиме. "Демократ" Мусий сделал все как положено "демократу". Так он вернул должность главного нарколога.

- Вы тогда выступали публично против Мусия?

- Я выступал против Мусия с некоторыми людьми открыто. Опять же, люди из его команды, которые его знали, мне тогда говорили, что человек совсем стал другим - с ним невозможно, он ничего не слышит. Тем не менее, его все же сняли. Скандал. Почти поставили Лазоришинца. Но он так и не был назначен. Ну а потом появился варяг.

- Вы поддерживали назначение на должность иностранца?

- Когда пришел грузин Квиташвили, я думал, что ситуация изменится к лучшему, поскольку это свежий человек - он не связан коррупцией с украинскими центрами, с украинскими олигархами фармацевтическими. И поэтому, когда пришел иностранец, мне казалось, что это спасение. Ведь, на мой взгляд, самое страшное не коррупция, связанная с медикаментами - эти фамилии известны и за пределами нашей страны. А вот когда этих ребят курируют офицеры Службы безопасности, которые должны бороться с ними, - это уже становится неизлечимым. Но и это не самое худшее. Хуже всего - это система работы Министерства. Должны быть изменены функциональные отношения.

- Сможет ли, по вашему мнению, новый иностранный министр Квиташвили изменить систему к лучшему?

- Наш нынешний министр пока ничего не сделал. И не сделает. Сейчас, когда я встречаюсь с людьми из Минздрава, они говорят, что для самосохранения должны делать вид, что они умственно отсталые. Такого раньше не было. Кстати, когда его назначили, у меня было несколько грузинских психиатров, мы с ними работали. И это не советские грузины, это люди с европейским образованием. И когда я им рассказал о нашем назначении, ведущий психиатр этой группы сказал, что это очень странно, ведь Квиташвили на Родине ничем не отличился. Ну я так понимаю, что это господин Саакашвили своего товарища пристраивал, хотя не могу утверждать наверняка.

- Вы встречались с Квиташвили?

- Мне не удалось с ним встретиться. Он не хочет встречаться, и не только со мной. Но у него свои идеи. Одна из них меня просто пугает - это приватизация. Я понимаю, чем все кончится, если он приватизирует нашу систему здравоохранения. Это будет ее конец. Потом - реформы. Весь цивилизованный мир знает, что реформы не проводят в столице - их сначала надо провести в регионах, ведь там легче сделать это прозрачно. И самое главное - в этой стране живет 46 000 000 человек. Конечно, если не объяснять людям, что с ними будут делать, тогда лучше не начинать реформу. А новый министр ничего не объясняет.

- Почему, по вашему мнению, новый министр не проводит реформ в Министерстве?

- Квиташвили не сделал и не сможет ничего сделать. И дело даже не в том, что у него нет команды. Почему назначают тех, у кого заведомо ее не будет - это не ко мне вопрос. Как мне передали, он жалуется, что ему не дают. Чтобы реально добиться иного отношения к себе, нужно говорить об этом вслух. Простите, мы живем не в тоталитарной стране. Ты можешь дать интервью или выйти на пресс-конференцию и сказать все, что ты думаешь?! А если ты не говоришь - ты должен! И если Квиташвили не увольняет тех, кто ему мешает, - он должен, ведь с ними работает! А то, что министр ходит по кабинетам и рассказывает, что у него не получается - ну извини, пожалуйся послу Соединенных Штатов. Кстати, мои уважаемые знакомые сообщили мне, что уже даже посольство Соединенных Штатов пытается образумить Президента Порошенко, чтобы он занимался и внутренней жизнью страны, а не только войной.

- И все же, неужели не было министра, который действительно проводил реформы в Министерстве?

- Понимаете, когда Николай Полищук стал министром, он сделал революцию. Николай всегда назначал специалистов, он выходил исключительно из профессиональных критериев. И я участвовал в комиссиях, когда любой журналист мог прийти и задать вопросы. У него была молодая команда. Возможно, не все было хорошо и тогда, но, тем не менее, была атмосфера открытости. Сейчас эта атмосфера исчезла. И Лазоришинец по сравнению с Квиташвили - гений менеджмента. Он знал систему, он там работал. У меня претензии к Лазоришинцу совсем другие: он не слышал нашу систему - психиатрическую; но, вероятно, это было бы лучше, чем Квиташвили.

- Почему сегодня увеличился поток медицинских работников, выезжающих за границу?

- Западные специалисты уже отказываются работать у нас. И наши студенты, которые учились за рубежом, возвращаются в Украину и вновь уезжают за границу, поскольку видят, что у нас невозможно нормально работать. И не позволяет этого именно украинская система здравоохранения.

Наши блоги