УкрРус

Что могут миротворцы: эксперты о роли ООН и Европы в прекращении войны на Донбассе

  • Что могут миротворцы: эксперты о роли ООН и Европы в прекращении войны на Донбассе
    tyzhden.ua

18 февраля СНБО одобрил обращение Украины к ООН и Евросоюзу о введении на Донбасс миротворцев. Украина рассчитывает, в частности, на полицейскую миссию Евросоюза.

Каковы шансы на принятие позитивного решения? Действительно ли Украина нуждается в миротворческих силах? Какие задачи они могут выполнять на Донбассе? Будет ли ввод миротворцев означать замораживание конфликта? На эти вопросы "Обозревателю" ответили подполковник запаса, участник миротворческой миссии в Ираке Сергей Гусак, экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко, директор Школы политической аналитики Национального университета "Киево-Могилянская академия", профессор Алексей Гарань и координатор группы "Информационное сопротивление", эксперт Центра военно-политических исследований Константин Машовец.

СЕРГЕЙ ГУСАК, подполковник запаса, участник миротворческой миссии в Ираке

-Ввод миротворцев в Украину – оправданная мера в наших условиях?

-Наверное, да.

-Какие функции они могут выполнять, и что это может быть за контингент?

-Это то же самое, что и украинский миротворческий контингент, который выполнял свои функции в Югославии, в Боснии и Герцеговине, в Косово, в Ираке. Их функции зависят от того, какая задача ставится перед ними. Если будет поставлена задача создания буферной группы, и эта задача будет выполнена, в эту буферную группу будут введены миротворцы. Они будут обеспечивать прохождение гуманитарных грузов.

-То есть в случае прохождения гумконвоя они обязаны его осмотреть?

-Нет, они не обязаны его осмотреть. Гумконвой осматривает "Красный крест". А они обязаны обеспечить его безопасный проход.

-Чем еще занимаются миротворцы?

-Охраной коммуникаций, банков – в зависимости от того, что будет определено как их зона ответственности. Если это будет ооновская полиция – у них свои функции, если это будут ооновские войска – у них совершенно другие функции.

-Чем вооружены миротворцы?

-Как правило, стрелковым оружием, в лучшем случае – БТР. Легкая бронированная техника.

-Чем отличаются миротворцы ООН от полицейской миссии Евросоюза?

-Полицейская миссия выполняет ту же функцию, что и полиция, но уже под международным наблюдением. Они так же контролируют ситуацию, контролируют населенные пункты. Если будет выделена их зона ответственности – в зоне ответственности, если будет выделена вся территория "ЛНР" и "ДНР", значит, на этой территории.

-В каком случае миротворец имеет право открыть огонь?

-Только в том случае, если его жизни угрожает стопроцентная опасность. Например, если он видит, что человек собирается бросить в него гранату, он может открыть по нему огонь.

-Если стреляют по гумконвою – миротворец открывает огонь?

-Я думаю, до этого не дойдет. Гумконвои по зоне ответственности будут идти в сопровождении ооновских подразделений. Естественно, если будет нападение на гумконвой, они имеют полное право открыть огонь на поражение.

-Вам не кажется, что речь идет о замораживании конфликта и реализации в Украине югославского сценария?

-Все будет зависеть от того, насколько будет перекрыта граница. Если это будет выполнено, то замораживания не будет – люди сами поймут, что хорошо, а что плохо. Если граница будет неконтролируемой, тогда да – на сто процентов это будут замороженный конфликт и зона отчуждения.

-Насколько это сложная задача для миротворцев – перекрытие границы?

-Это, в первую очередь, политическая задача. Когда политики договорятся, тогда будет действовать ооновская миссия. Если политики не договорятся, ООН просто так людьми рисковать не будет. Пробивать коридор с боями – такого точно не будет.

-Вы хотите сказать, что Путин должен дать согласие на закрытие границы?

-Сто процентов. Свое согласие должна дать как Российская Федерация, так и "ЛНР" и "ДНР", так и Украина. По-другому здесь не получится. Вы видите на примере Дебальцево – пока граница не перекрыта, все усилия бесполезны.

-Если вдруг в зоне АТО появятся российские миротворцы, что это будет?

-Я думаю, в ООН не настолько глупы, чтобы это допустить. Могут быть представители России, но контингент – вряд ли. Потому что, если будет контингент, у него будет какая-то зона ответственности. Учитывая, что Россия негласно признана стороной конфликта – вряд ли.

ВЛАДИМИР ОГРЫЗКО, экс-министр иностранных дел Украины

-Как вы видите перспективы положительного решения о вводе миротворцев в Украину?

-Я никак не вижу. Потому что нужно решение Совета безопасности ООН, в котором сидит Российская Федерация, которая, как мы видели по первой реакции, не в восторге от такого заявления и такой перспективы. Я думаю, тем более не в восторге от этого будут европейские страны, которые не хотят вводить свои войска на территорию Украины. Боюсь, что эта идея останется на бумаге.

-Нет никаких рычагов влияния на Россию?

- Российская Федерация понимает один язык - язык силы. Пока мы будем призывать международное сообщество осуждать очередные акты агрессии, до тех пор эта агрессия будет продолжаться.

АЛЕКСЕЙ ГАРАНЬ, директор Школы политической аналитики Национального университета "Киево-Могилянская академия", профессор

-Будет ли принято решение о вводе в Украину миротворческих сил?

-Думаю, скорее всего, Россия заблокирует это решение в Совете безопасности ООН. Потому что введение контингента ООН означает создание буферной зоны, которая разделяет стороны, но Россия хочет продолжать агрессию. Но, думаю, с дипломатической точки зрения это правильный шаг, потому что он покажет – кто хочет мира, а кто хочет продолжать агрессию.

-Вы считаете, нужны дополнительные доказательства того, кто хочет продолжать агрессию?

-Для нас с вами они не нужны. Но в той же ООН есть страны, которые воздерживаются во время голосований за резолюции по Украине.

Что касается полицейской миссии Евросоюза – я думаю, такое обращение правильное. Пойдет ли ЕС на это – вопрос. Очевидно, что они не всегда рискуют направлять свои миссии в зоны конфликтов. Но если они откажутся, это может ускорить решение о поставках оружия в Украину. Это уже такая дипломатическая игра.

-Вы не считаете, что ввод миротворцев в Украину, если таковой произойдет, будет означать замораживание конфликта?

-В определенной степени – да. Но моя личная позиция состоит в следующем. Происходит оккупация части Украины. В минских договоренностях был зафиксирован комплекс мер, чтобы разблокировать этот процесс и перевести его в плоскость политического диалога. Что мы увидели? Мы увидели вопиющее нарушение этих договоренностей. Я бы в этой ситуации исходил из того, что да, мы не можем контролировать эти районы, такова реальность. И мы концентрируемся на том, что есть в Украине. Оккупированные районы Донбасса – это 3% территории Украины, Крым – еще 5%. Мы должны сконцентрироваться на более чем 90% украинской территории и делать свое.

А то, что Путин в Дебальцево показал, на что он готов – я думаю, это наш аргумент перед Западом. Почему мы должны забыть о так называемых выборах "в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" и сконцентрироваться на том, что у нас есть.

КОНСТАНТИН МАШОВЕЦ, координатор группы "Информационное сопротивление", эксперт Центра военно-политических исследований

-Если миротворческие силы будут введены в Украину, какие задачи они могут и должны выполнять?

-Они будут выполнять одну задачу, неизменную для всех миротворческих сил – размежевание противостоящих сторон.

-Как это может выглядеть на практике? Какими могут быть препятствия для осуществления этой миссии в наших условиях?

-Они создают зону безопасности между противостоящими сторонами, в эту зону вводится миротворческий контингент, он контролирует зону.

-Не приведет ли ввод миротворцев к замораживанию конфликта?

-Сейчас нельзя сказать точно, будет это замораживанием конфликта или не будет. Без практических результатов трудно что-либо сказать. Но обычно так оно и выглядит – миротворцы замораживают конфликт.

Наши блоги