УкрРус

Путину будет сложно втолкнуть "ДНР-ЛНР" в Украину - пастор, побывавший в плену добровольцев

  • Путину будет сложно втолкнуть "ДНР-ЛНР" в Украину - пастор, побывавший в плену добровольцев
    Донецкий пастор Александр Кобзев попал в плен из-за журналистской аккредитации в "ДНР".

Донецкий пастор Александр Кобзев во время войны освоил новую профессию - стал помощником иностранных журналистов, для которых выступает в роли переводчика и водителя. По роду этой деятельности Александр многократно пересекает как украинские, так и "ДНРовские" блокпосты. И однажды побывал в плену у украинских добровольцев. Он лишился имущества, поссорился с близкими, но противником идеи единой Украины не стал.

В беседе с пастором Александром "Обозреватель" коснулся самых болезненных тем. Как мотивация "любовь к Родине" сменяется у украинских добровольцев мотивацией "мне понравился твой телефон"? Почему донетчане упорствуют, обвиняя украинскую армию в обстрелах, которые устраивает "ДНР"? Удастся ли преодолеть пропасть между сторонами?

- Вы побывали в плену у украинских добровольцев. Как это произошло?

- Это был батальон "Кривбасс", насколько я понял... 27 июля задержали меня на блокпосту в Амвросиевке. Потому, что нашли у меня журналистскую аккредитацию, "ДНРовскую", которую выдали в их пресс-центре. Хотя я сам не был журналистом, хватило этой бумажки с символикой "ДНР". Я ехал по делам иностранного журналиста. Нужно было встретиться с пограничником в пункте Успенка. И договориться по поводу интервью с ним. Было уже темно... В общем, немножко меня поколошматили. Чуть-чуть. Заночевать пришлось в яме - это такой окоп, куда складывали все продукты, воду, и меня туда положили - с завязанными за спиной руками, с мешком на голове. В следующую ночь меня перевели - так как я был с мешком на голове, не знаю куда - в месторасположение их добровольческого батальона. Где-то под Старобешево. Там - еще трое суток в яме. Вместе с остальными задержанными. Одних уводили, других (после того, как хорошенечко... "поузнавали у них, что к чему") находили возможным отпустить...

При мне двоих отпустили. Одному зубы выбили, другому - по ребрам досталось

Толпа со мной сидела разношерстная. Один был - пономарь московского патриархата. Был дезертир-контрактник, 19 лет. Милиционер был, из Амвросиевки, который работал начальником райотдела, подполковник. Он хотел посадить мэра Амвросиевки, а мэр Амвросиевки посадил его быстрее... А еще был там со мной коммунист. Его поймали с удостоверением депутата, закричали: "Ты - регионал!", а он: "Я не регионал, я коммунист". "А-а! Еще хуже!" И ему тоже, конечно, хорошенечко там досталось.

- Сколько дней вы провели в плену?

- 10 дней. 4 суток в яме. 6 дней в подвале, на тренировочной базе "Правого сектора" - где-то в Днепропетровской области.

- И как вам удалось выйти на волю? Доказали свою невиновность?

- Человек, находящийся там, доказать ничего не может. Все аргументы разбиваются о стену: "Ты - сепаратист. Будешь умничать - получишь прикладом". В подвале был со мной парень, которого все называли Антенщиком. Его подозревали стандартно - в том, что он корректировщик. Его история такова: он в Курахово, у знакомого, на крыше поправлял антенну, настраивал изображение в телевизоре. Человек ходил по крыше с антенной и кричал: "Вправо-влево".

Бабулечка, 83 года, набрала Нацгвардию и по горячей линии сообщила, что дядька бегает по крыше и кричит: "Вправо, влево - он, конечно, корректировщик"

И месяц он пытался доказать, что он не верблюд. Что корректировал изображение в телевизоре (а не огонь). Отпустили его, и еще 4-х, так: просто вывезли в ближайшую посадку, дали денег на дорогу, и сказали: "Идите". И меня так же выпускали.

- А машину вам вернули?

- Нет. После пленения я поехал в Мариуполь, там написал заявление в милицию, прошел судмедэкспертизу... У меня были кровавые отметины от строительного жгута, которым стягивали руки вместо наручников. Ну а кто будет расследовать? Страна в войне. А машина, скорей всего.. Стоит где-то, сожженная, на обочине. Семейный мини-вен "Фольксваген".

Мой друг нашел фотку, и я ее узнал - со спущенными колесами, с разбитым окном, на двери стикер такой: "Кривбас"

Потом я был в Днепропетровске, обратился к комбату Юрию Березе из "Днепр-1", он обещал попытаться найти человека, который заведует "Кривбассом". Но через какое-то время мне позвонили и сказали, что те люди, которые "отжали" мой автомобиль - они мародеры, с ними расстались. И непонятно где они сейчас, и непонятно, где моя машина...

- А случайно не для журналиста, работающего на Россию, вы ехали в Успенку? Может, невольно помогали пропаганде страны-оккупанта?

- Нет-нет. Я очень переборчив в этом отношении. Мне не все равно, кто мне платит деньги. Хотя однажды было, что я работал с американцем, который был фрилансером, и я позже узнал, что он для "Раша тудей" продавал свою информацию. И что потом с этим делала "Раша тудей" - никто не знает. Когда я это выяснил, у меня возникло чувство дискомфорта. Вытер из телефона номер этого иностранца.

- Вы сами не производите информацию, но помогаете ее получать иностранцам?

- Работа фиксера состоит в том, чтобы договориться об интервью, иметь контакты, побольше улыбаться на блокпостах, чтобы нормально добраться в то место, куда хочет добраться иностранный журналист.

- А можно журналисту сейчас работать в зоне АТО, бывать по обе стороны "баррикад" - без такого аккредитационного удостоверения "ДНР"?

- Можно. Но недолго. Вот пример - иностранный журналист от руки написал свои паспортные данные, а потом, когда их впечатывали в его аккредитацию, допустили 1 опечатку. Это заметили на блокпосту, отправили его в комендатуру. Очень долго разбирались... Натерпелся человек...

- Натерпелся в "ДНР"?

- В "ДНР". Это было в Иловайске. А вообще "ДНРовской" аккредитации достаточно, чтобы там сейчас работать. Даже польским, американским журналистам, хотя они там не популярны. С ними не хотят иметь дело. Но аккредитацию дают. Вот журналисты CNN работали. На место падения "Боинга" приезжали...

- Вы наверняка сто раз прокручивали эту ситуацию в голове, искали ответы. Как вы думаете, почему так происходит: почему, руководствуясь благими намерениями (борьбы с сепаратизмом), люди совершают преступления - отняли у вас имущество, например?

- Я верующий, я пастор церкви... И для себя я понял, конечно, почему это со мной произошло. Я

стал ближе к Богу однозначно: столько, сколько я молился в плену, я не молился никогда в жизни

И с точки зрения гражданской жизни, ответ простой - война, неразбериха, хаос, агрессия, переполняющая людей. Люди теряют близких и становятся злыми. И члены добровольческих батальонов - они тоже понимают, что они воюют неофициально, и что на них могут в любой момент завести дело, и это их не останавливает. Они (большинство) - патриотичные люди, которые не получают даже тех маленьких денег, которые платят бойцам ВСУ. У меня же и телефон забрали, и не вернули... Ну нет у них адекватного способа бороться со шпионами...

- И чем лучше отбирающий чужое имущество "укроп" того же "ополченца", который "отжимает" (модное слово) телефоны? Патриотам позволено отбирать? Где мотивация: любовь к Родине - сменяется на мотивацию: мне понравился твой телефон? Почему отпуская вас, не отдали телефон?

- А не отдали потому, что к тому моменту, когда меня отпускали, уже след моего телефона давно простыл. Брали одни люди, а отпускали другие. Во время войны из людей вылезает всякая гадость... Из хороших людей вылезает наружу хорошее, а их плохих - плохое.

Хорошие кучкуются, и делают своё. Плохие - своё.

Есть очень идейные и даже хорошие люди на стороне "ДНР". Я встречал на "ДНРовских" блокпостах людей из приличных семей, с правильной речью, чьей целью является: защитить свой край и свою семью.

Мой дальний родственник пошел в "ДНР" потому, что из аэропорта (а они жили недалеко) в их дом прилетела мина, и они лишились дома...

- Не кажется ли вам, что то, что начиналось, как нечто искусственное, переросло в реальную гражданскую войну?

- После первой жертвы пошла месть... Кровь за кровь. Уже нет идей. Есть желание посчитаться. Мой журналист разговаривал с людьми в рекрутинговом центре возле Донецкой облгосадминистрации, куда приходят записываться добровольцы "ДНР". Спрашивал: "Почему вы здесь?". Человек сказал:

"Убили моих родных на ул. Бирюзова. Это сделали украинцы". Он пошел мстить.

- Можно ли пропасть между сторонами преодолеть? Ведь есть уже заявления России о желании втолкнуть "ДНР-ЛНР" обратно в Украину. Но возможно ли это?

- Даже если Россия отступит, они раскачали ситуацию и теперь это будет архисложно. Надо проводить какую-то особую политику примирения... Вот когда Россия говорила: "Это гражданская война", такой войны не было. А теперь есть взаимная ненависть и ненависть из-за потерь, которые люди пережили. Из-за обстрелов. Из-за того, что много людей погибло и мирных, в том числе. И даже там, где очевидно, что стреляла не украинская армия... Даже там люди слышать не хотят, что это не Украина. Вот на Червоногвардейке (район в Макеевке. - Ред.) - там так далеко от аэропорта, что никакая мина не долетит... Там говорят, что 30 домов из миномета расстреляла украинская армия.

- Как объяснить такую настойчивость в заблуждениях?

- Самая главная причина - отсутствие альтернативной информации. Людям никто не рассказал, и они не могут понять: "Ну - а как это так, что свои стреляют в своих?". Для обычного рабочего человека это непостижимо. А те, кто точно знает, что прилетело со стороны "ДНР" - те обычно молчат. Потому, что на них могут донести, и они окажутся в "яме".

Найдется масса обычных людей, которые с пеной у рта и ненавистью в глазах собственноручно повяжут и сами посадят в подвал

"СБУ" (захваченной боевиками "ДНР". - Ред.), если им сказать, что стреляла не украинская армия. Ненависть... Сперва ненависть была достигнута только путем пропаганды, ну а теперь начался уже личный счет. Очень сложно будет Путину втолкнуть "ДНР-ЛНР" в Украину... И как верующий человек, я знаю, что путь к добродетели - путь наверх, путь прощения - это дается гораздо труднее, чем гнев. Наша первая реакция "дать сдачи", отплатить, когда наступили на мозоль. Стать лучше - труднее, чем опуститься. И я вижу, что в грядущем примирении, которое тоже будет обязательно... Нам нужно будет потом жить в одной стране. И общаться. Мне - с моей сестрой, с моей мамой, нужно будет общаться... А они -там. И я чувствовал на себе вспышки гнева моей мамы, хотя я не активист Майдана, но для нее - я "укроп". Потому, что я люблю Украину и не пошел воевать за "ДНР". А я не пошел воевать и за Украину. Как верующий человек, не имею права брать в руки автомат. Но я также знаю, что слово - сильнее автомата.

- Как же нам всем пережить эти личные трагедии, которые принесла война?

- У нас с мамой получается общаться только потому, что мы родственники, а сестра - близняшка, и это нас удерживает от того, чтобы не вцепиться друг в друга. Хотя мы придерживаемся разных взглядов, ничего злого друг другу не сделали... Маме я пытаюсь с точки зрения Бога рассказать, что неправильно ненавидеть других людей и хотеть их убить. На сестру религиозные аргументы не действуют. И как нам быть дальше... Как быть дальше с этими людьми...? Выход только один - Бог. Только он может по-настоящему научить прощать. В Библии есть такое место: Иисус пришел, чтобы разрушить стоящую впереди преграду и всех примирить. Только в нем есть примирение. Первейший выход - знакомиться с Богом. Не номинально знакомиться, как это принято - когда люди называют себя православными, но не имеют представления ни о любви христианской, ни о прощении христианском. Именно поэтому все это с нами и произошло.

Наши блоги