УкрРус

Зарубежные НПО о новом российском законе: Любая организация может стать нон-грата

  • Зарубежные НПО о новом российском законе: Любая организация может стать нон-грата

Госдума приняла в последнем чтении законопроект о нежелательных организациях в России. Зарубежные правозащитники и эксперты - о том, кому и чем угрожает новый российский закон.

Госдума во вторник, 19 мая, приняла в третьем и окончательном чтении законопроект о нежелательных в России иностранных организациях. Таковой можно будет признать любую неправительственную структуру, которая, по мнению Генеральной прокуратуры и МИДа, представляет угрозу конституционному строю и безопасности страны. Представители иностранных и международных организаций негативно отреагировали по решение депутатов дать ход данному законопроекту. Вместе с тем они высказали различные точки зрения относительно того, кому этот закон может нанести больший вред.

"Расплывчатые и невнятные формулировки"

Политологи и гражданские активисты обращают внимание на расплывчатость формулировок нового законопроекта. "Это может коснуться любой организации. Всякая активность подпадет под запрет, нам нельзя будет ничего: распространять информацию, иметь офис, и так далее. Глава офиса окажется под риском уголовного преследования. Это создает атмосферу страха и неизвестности: не знаешь, что тебя ждет", - сказала DW координатор Amnesty International в России Наталья Прилуцкая. По ее мнению, это "следующий логический шаг после закона об "иностранных агентах" в деле усиления репрессий".

"Формулировки этого, как и других законов, в том числе об "иностранных агентах", невнятные, расплывчатые. Это дает исполнительной власти очень широкие возможности трактовки, чем она, как мы видим, и пользуется", - заметил Йенс Зигерт (Jens Siegert) из московского офиса фонда имени Генриха Бёлля. Отличие от прежних законопроектов, регулирующих работу НПО в России, он видит в том, что теперь появится возможность преследовать не только организации, но и отдельных физических лиц - за работу в "нежелательных организациях".

Вся полнота власти составлять списки неугодных НПО по новому закону сосредоточится в руках лишь одной из ветвей власти. "Кто окажется в черном списке, решать будут не суды, а генпрокуратура совместно с МИДом. Любое российское ведомство сможет по собственной инициативе призвать к тому, чтобы объявить любую иностранную организацию нежелательной. Противовеса исполнительной власти никакого нет", - сказал DW Юлиус фон Фрайтаг-Лорингхофен (Julius von Freytag-Loringhoven), глава московского бюро фонда имени Фридриха Наумана.

Компаниям не стоит расслабляться

К третьему чтению законодатели внесли пару уточнений в вопросе, кого закон коснется: "Речь идет о зарубежных неправительственных организациях, значит, в списке нежелательных не окажутся такие международные структуры, как, например, ЮНЕСКО или другие организации ООН", - считает фон Фрайтаг-Лорингхофен.

А вот коммерческие компании, хотя и не указаны прямо в тексте будущего закона, вполне могут подпасть под его действие. Это соответствует идее авторов законопроекта, которые своей целью считают "превентивное" создание инструмента в борьбе с санкциями Запада. "Страны Европы используют санкции против России. Россия как независимая страна, претендующая на партнерские, равные отношения, использует опыт западных демократий - в арсенале России тоже должны быть санкции против недружественных структур", - сказал DW депутат Госдумы Александр Тарнавский из "Справедливой России".

Новый закон может оказать негативный эффект на деловой климат в стране, считает фон Фрайтаг-Лорингхофен. "Я долго говорил об этом с Дмитрием Гудковым - одним из трех депутатов, проголосовавших против. Он сказал, что высок риск, что это негативно скажется на инвестиционном климате".

"Любимые враги"

Быстрый путь законопроекта от первого к окончательному чтению (теперь дело за Советом Федерации и президентом) вызывает среди сотрудников иностранных организаций в России беспокойство. "Конечно, все боятся, что рано или поздно этот закон будет применяться, и, поскольку он такой обтекаемый, его можно применять и против нас", - сказал Йенс Зигерт.

Впрочем, он сомневается в том, что данная законодательная инициатива будет использоваться против коммерческих организаций. "Скорее, он будет применяться против "любимых врагов" российской власти - американских организаций". С ним согласен и Юлиус фон Фрайтаг-Лорингхофен: "Прежде всего, коснется это американских организаций, ответственных, как считается, за "цветные революции".

Немецкие политические фонды трогать, скорее всего, не будут, надеются немецкие политологи, работающие в Москве. "Тут маленькая оттепель в отношениях наблюдается. Германия, как мы часто слышим от людей из Кремля, самый главный партнер на Западе, и портить отношения не хочется в данный момент", - поделился своими наблюдениями Зигерт.

"Это не о нас"

Представители американских организаций, так же, как и Наталья Прилуцкая из Amnesty International, считают, что новый законопроект в случае его принятия, прежде всего, окажет негативное воздействие на российское гражданское общество. Эти опасения разделяет и Татьяна Локшина - программный директор Московского бюро Human Rights Watch: "Я не думаю, что это о нас, об офисе HRW в Москве. Чтобы закрыть нас, не нужен был бы новый закон. Этот закон направлен против наших друзей из российских НПО и сделан для того, чтобы отрезать их от международного сообщества гражданских активистов". Локшина склонна считать, что целью закона является не желание российских властей ответить на санкции запада, поэтому под его воздействие попадут не иностранные коммерческие структуры, а гражданское общество в России. "Это удушение российского гражданского общества и попытка маргинализировать его еще больше", - полагает правозащитница.

Наши блоги