УкрРус

Украинских бойцов 8 месяцев использовали в плену как рабов

Читати українською
  • Украинских бойцов 8 месяцев использовали в плену как рабов

Из плена освобождены два украинских бойца. Советник заместителя министра обороны Василий Будик, который занимается обменом пленных, рассказал "Обозревателю" подробности.

- Расскажите, пожалуйста, об освобождении. Как зовут военнослужащих, откуда они?

- Ковальчук Игорь из 93-й отдельной механизированной бригады (ОМБр) и Олейник Евгений из 51-й ОМБр. Ребята находились в плену 8 месяцев и 2 дня. Их постоянно вычеркивали из списка больших обменов.

- По какой причине вычеркивали?

- Мы подавали списки господину Медведчуку, но в конечном варианте списков этих бойцов не оказывалось по каким-то неизвестным нам причинам. Переговоры об их освобождении велись практически с того момента, как я начал работать по освобождению наших людей.

Полагаю, причиной того, что их так долго не отдавали, могло быть то, что один из полевых командиров использовал ребят в буквальном смысле как рабов. Они для него выполняли работы по резке металла, другие трудоемкие работы, требующие определенной квалификации.

Перед этим нам удалось освободить двоих ребят из той же группы – Николая Сурменко и Виталия Михалевича, они вместе удерживались одним и тем же полевым командиром.

В этот раз нам удалось договориться об обмене 2 на 2, и мой хороший друг полтавский правозащитник Василий Ковальчук на тот момент, когда все нюансы обмена были оговорены, оказался ближе всех к месту встречи с той стороной. К счастью, у него есть возможность выезжать в Донецк. Хочу заметить, что если какой-то договор об освобождении состоялся, надо действовать незамедлительно - чем скорее приступаешь к выполнению задачи, тем больше вероятность успеха. Таким образом, очень оперативно был произведен обмен, все происходило прямо в Донецке.

Евгений Олейник

- Где сейчас освобожденные бойцы?

- Ребята уже в Полтаве. Они немного пришли в себя, так как всю ночь были в пути. Сейчас парни проходят медицинское обследование, и сегодня или завтра мы отвезем их родителям.

- Откуда их призвали на службу?

- Из Луцка и Ивано-Франковска.

- Какая-нибудь реабилитационная программа для них предусмотрена?

- Этот процесс у нас в какой-то степени упущен. У меня и моих единомышленников давно возникла идея начать работу по реабилитации людей, побывавших в плену. Была создана международная благотворительная организация, которая берет на себя такие функции. Организация называется "Армия патриотов Украины" и действует она совместно с "Международной благотворительной организацией Volonter.fund". В дальнейшем мы постараемся, чтобы освобожденные из плена были помещены в Киевский госпиталь и получили там необходимое лечение, а потом прошли курс реабилитации.

- Каково сейчас их физическое состояние?

- Сейчас от них осталась ровно половина по сравнению с тем, какими они попали в плен. Они истощены, измождены, их без жалости использовали на тяжелых физических работах, а кормили мало и плохо. Мы, конечно, используем все возможности, чтобы передавать ребятам, которые насильно удерживаются стороной противника, продукты и медикаменты, но этого недостаточно.

Игорь Ковальчук

- За чей счет это делается?

- От государства мы не получаем ни копейки. Всё – продукты, теплые вещи, медикаменты, бензин для поездок на переговоры и за пленными – оплачиваем мы сами из собственного кармана.

- Извините за вопрос, но вы так богаты, что можете оплачивать это все из собственного кармана? Суммы для этого нужны немалые.

- У меня есть друзья и единомышленники, которые принимают участие в спонсировании этого проекта.

Но главная проблема наша не в финансировании, а в том, насколько быстро мы можем получить обменный фонд для того, чтобы забрать наших ребят. Донецк нам сейчас предоставил список из 76-фамилий "ополченцев", которых та сторона хочет получить. Это уже не пустые заявления о каких-то 1200 "ополченцах", которые противоположной стороной делались изначально.

Сейчас двоих мы уже поменяли и, надеюсь, еще, как минимум, 74 наших солдата и офицера мы заберем домой. А при хорошем раскладе – и гораздо больше. Но загадывать тут нельзя, даже обмен один к одному я считаю достижением.

- Какая конкретно работа по освобождению сейчас ведется?

- Сейчас составлен депутатский запрос на имя президента с просьбой о помощи в освобождении бойца с позывным "Семерка", настоящее его имя Дмитрий Кулиш. "Военный трибунал" той стороны может в ближайшее время осудить парня.

Там была очень непростая ситуация. Дмитрий – доброволец батальона "Донбасс", в Иловайске он попал в плен, не успев оформиться официально. В плену его хотели расстрелять. Но мы вмешались, и ему сохранили жизнь с условием, что будет проведено "расследование". Оно было сразу начато и длится до сих пор. Тогда же мы начали вырабатывать правила обмена и правила войны и договариваться о том, что расстреливать никто никого не должен.

Сложность обмена Дмитрия Кулиша состоит в том, что мы не нашли взаимопонимания на нашей стороне по тем фамилиям, которые нам называли "ополченцы". Насколько я знаю, через 15 дней заканчивается срок "расследования" по Кулешу и дальше его дело передадут "военно-полевому трибуналу" Донецка.

- Уточните, пожалуйста, по списку. Кто с ним сейчас работает?

- Этот список получил я, передал его замминистра обороны Петру Мехеду, который курирует освобождение военнопленных и занимается координацией работы нашей группы, а также ее взаимодействия с силовыми структурами. Этот список есть и в Службе безопасности Украины, и у ряда народных депутатов.

P.S. Когда публикация была готова, в редакцию "Обозревателя" позвонил Василий Будик и сообщил, что Игорь Ковальчук и Евгений Олейник сейчас уже в Луцке.

Наши блоги