УкрРус

Правозащитница: Власти Азербайджана боятся повторения украинских событий на Майдане

Правозащитница Арзу Абдуллаева рассказала DW о ситуации с правами человека в Азербайджане и о том, какой поддержки ожидает от ЕС гражданское общество в этой стране. ЕС должен активнее поддерживать гражданское общество в Азербайджане, считает Арзу Абдуллаева, глава Национального комитета Хельсинкской гражданской ассамблеи в Азербайджане. О нынешней ситуации с правами человека в стране правозащитница с 25-летним стажем рассказала в интервью DW. Deutsche Welle: В одном из своих выступлений вы отметили, что ЕС должен сотрудничать с гражданским обществом Азербайджана реально, а не только на бумаге. С чем связана подобная критика Европы? Арзу Абдуллаева: Европа в наших странах воспринимается как идеал развития демократии. Европейские страны - как страны с хорошим уровнем жизни, социальной политикой и уважением свободы слова. Но у европейских институтов свои отношения с властями Азербайджана, и это сотрудничество зиждется на экономических и политических интересах. Получается, что экономика и политика - приоритетны, а права человека и поддержка демократического движения отходят на второй план. Мы же очень нуждаемся в этой поддержке. Кроме того, европейские гранты зачастую распределяются среди таких людей и организаций, которые реально не могут изменить ситуацию. Все это вызывает разочарование среди демократической элиты страны. - Международная правозащитная организация HRW назвала арест азербайджанских правозащитников Лейлы Юнус и Интигама Алиева в августе 2014 года пиком волны преследований оппозиции, правозащитников и журналистов в Азербайджане. Ожидается ли еще одна волна? - Не думаю, что будут еще повальные аресты. Иначе бы власть не согласилась на создание месяц назад рабочей группы по правам человека, членом которой я являюсь. Группа, созданная по инициативе главы Совета Европы Турбьерна Ягланда, состоит из представителей госструктур, которые работают по правам человека, и правозащитников. Это единственное положительное явление в ситуации с правами человека в стране за последнее время. Мы обсуждаем судьбу каждого политзаключенного, которых, по различным данным, от 32 до 90 человек. У нас уже есть продвижения, скажем, было проведено медицинское обследование Интигама Алиева. А лидеру талышского движения за права человека Гилалу Мамедову, позволили на три дня покинуть тюрьму, чтобы он мог присутствовать на свадьбе дочери. Я считаю, что нельзя выделять Лейлу и Интигама из числа других политзаключенных, только из-за того, что их имена более известны. В августе этого года арестовали восемь человек, среди них правозащитник Расул Джафаров. Мы очень стараемся, чтобы Лейла и Интигам вышли на свободу. Особенно переживаем за Интигама, потому что у него очень слабое здоровье. Мне Лейлу жаль, нельзя было ее сажать. Она более известна на Западе, благодаря своим ярким и радикальным заявлениям. Но она - против диалога. Я такую позицию не поддерживаю. Быть радикальной вовсе не означает быть полезной для общества. - С чем связано ухудшение ситуации с правами человека в стране за последний год? - С самонадеянностью властей. Отсюда и откат даже от имитационной демократии. Азербайджан за короткое время стал настолько богатой страной, что считает, что никто не вправе ему диктовать условия. Население же от этого благополучия получает минимум. Коррупция не дает возможности развиваться личности и свободам, практически нет свободной прессы, власть использует пропаганду. К тому же, Баку опасается повторения украинских событий на Майдане. Если бы ЕС оказал достаточную поддержку Украине и не оставил ее один на один с Россией, то, может быть, наши власти продолжали бы сбалансированную политику между ЕС и Россией. Но сейчас страх того, что Россия может оказать давление и убрать неугодного политика, усилился. К тому же, карабахская карта постоянно на кону. - Многие журналисты в Азербайджане уходят из профессии, переходят в бизнес, где больше заработка и меньше рисков. Как это может повлиять на ситуацию со свободой слова в стране и на будущее журналистики в Азербайджане? - На сегодня у журналистов есть возможность самореализовываться в онлайн-медиа. Есть много трезвомыслящих журналистов. Журналисты пытаются искать финансирование, но ситуация удручающая. Особенно с учетом нового закона "О грантах" (в ноябре в Азербайджане вступил в силу закон в области неправительственных организаций, предусматривающий предоставление иностранными донорами грантов НПО только с разрешения правительства. -Ред.). Это ужасное ограничение. - Может ли повлиять проведение мероприятия международного масштаба, такого, например, как "Евровидение", на ситуацию с правами человека в стране? - Не думаю. "Евровидение" в 2012 году привлекло внимание к стране, но, скорее, туристического характера. Многие посетили Азербайджан, остались в восторге от Баку, а о наших проблемах узнали совсем мало. Да и проблем тогда было намного меньше. - Насколько сильным является сегодня гражданское общество в Азербайджане? - Если судить по численности, то не очень. Если учитывать разрабатываемые нами предложения, по реакции на события - то мы сила. В самом гражданском секторе много псевдообразований, т.н."гонго" - проправительственные НПО, "манго" - мафиозные НПО, от чего мы очень страдаем. А ведь когда-то азербайджанские НПО были наиболее скоординированными. - Правозащитная деятельность в Азербайджане сопряжена с большими рисками. Почему вы продолжаете ею заниматься? - Есть желание решить проблемы, помочь стране и народу, и есть вера в справедливость. Мы давно занимаемся этой деятельностью и не можем уйти. Страх существует всегда. Но он не может быть ориентиром в принятии решений.

Наши блоги