УкрРус

Обиженный Путин и Украина: военные эксперты о тактике агрессора

Читати українською
  • Обиженный Путин и Украина: военные эксперты о тактике агрессора
    Обозреватель/ЕРА

Униженный и оскорбленный человек способен на многое. Уязвленное самолюбие толкает на безрассудные поступки. Это правило справедливо в применении к нормальным людям. Но когда речь заходит об униженном и оскорбленном президенте России – здесь все намного сложнее. Тонкая душевная организация господина Путина – малоисследованный предмет. Вождя России публично игнорировали на саммите G20, давая понять, что таким, как он, не место в мировой элите. Но предсказать его реакцию на унижение крайне сложно.

Разозлится и усилится? Испугается и отступит? Пойдет ли тотальной войной на Украину? Если да – можем ли мы рассчитывать на поддержку Запада? С этими вопросами "Обозреватель" обратился к известным военным экспертам: Константину Машовцу, Алексею Арестовичу и Игорю Козию.

КОНСТАНТИН МАШОВЕЦ, координатор группы "Информационное сопротивление", эксперт Центра военно-политических исследований

-По вашему мнению, как унижение Путина на саммите G20 скажется на его тактике в отношении Украины?

-На тактику это никак не повлияет. Это была констатация того, о чем он и так знал. Думаю, в Австралии он надеялся добиться ослабления санкций в отношении России, но, видно, не судилось ему.

-Несколько дней назад Президент Порошенко заявил о том, что мы готовы к тотальной войне с Россией. Мы действительно готовы?

-Это надо спрашивать у начальника Генштаба, у министра обороны. Это полностью определяется по результатам практического использования Вооруженных Сил. Но я скажу, что военные всегда готовятся к ведению боевых действий – это их профессия.

-Вы считаете, тотальная война с Россией будет иметь место?

-На тотальную войну у Путина нет ни ресурсов, ни времени. Тотальная война с Украиной для России не будет длиться пять дней, как Иловайская операция. Тотальная война будет длиться долго, нудно, дорого, кроваво и упорно. И не факт, что Путин сможет ее выиграть, даже обладая преимуществом в силах и средствах. Потому что есть разные методики и формы оказания противодействия.

-Сегодня Украина располагает такими методиками?

-Конечно, располагает. Мы можем начать асимметричную войну – тотальную – против агрессора. Если он начнет против нас полномасштабную войну, полномасштабное вторжение, мы можем начать против него тотальную асимметричную войну.

Асимметричная война – это война, в которой один из противников обладает явным превосходством, но в то же время не может добиться целей и задач войны, потому что его противник, который слабее, применяет эффективные методы и способы ведения войны, которые нивелируют это превосходство.

-Запад нам поможет в случае тотальной войны с Россией?

-Запад будет помогать очень аккуратно. Если бы на месте Путина был какой-нибудь Саддам Хусейн или Муаммар Каддафи – это одна тема. Но когда речь идет о стране со вторым по величине ядерным потенциалом в мире – к ней совсем другие подходы.

АЛЕКСЕЙ АРЕСТОВИЧ, военный эксперт

-После саммита G20 Путин должен чувствовать себя обиженным и униженным. Чего можно ожидать от человека в таком состоянии?

-Дело не в состоянии. Дело в том, что всю историю Путина им руководило желание стать одним из лидеров мировой элиты. Он хотел быть интегрированным в клуб принимающих решения. Все его действия с 1999 года были направлены именно на это.

Ему несколько раз давали понять, что он туда не войдет. Помните его знаменитую Мюнхенскую речь? Это его реакция на то, что его в первый раз не пустили в клуб. Он так и не понял, как организован мир, как он управляется. Он думал, что достаточно быть президентом страны. Президента России возьмут в G8 и G20, но не более того. Это действительно люди, принимающие решения – но не самые главные решения в этом мире. Чтобы принимать главные решения в этом мире, надо принадлежать к древним фамилиям, к королевским семьям и так далее. Он не понял, что он никогда не станет членом британской фамилии, сколько бы он с ней ни заигрывал.

Но сейчас его окончательно вытолкнули из клуба. Ему показали, что его не возьмут ни при каких обстоятельствах, потому что он нарушил даже правила пребывания в Большой Двадцатке и в Большой Восьмерке.

Даже если мы упускаем все кулуарные слухи о том, что ему сделали предложение вообще убраться подобру-поздорову с поста президента России, то ясно, что он никуда не уберется. Ему нужно время на переосмысление всей этой истории. Дело ведь не в личном оскорблении. Он потерпел крушение всех своих планов. Поэтому сейчас он должен принять решение, что он вообще будет делать дальше.

У него есть партия войны и партия мира. Партия войны – Шойгу, Иванов, все прочие дядечки – партия мира. Ему понадобится какое-то время на осмысление, а после того он перейдет в наступление – это очевидно.

-Вы имеете в виду сугубо военное наступление?

-Нет, я имею в виду сумму наступлений, связанных с отношением к Западу как таковому. Это будет ряд политических, экономических и других мер. Я думаю, он будет играть на раскол Европы и отрыв Европы от Америки. Будут заигрывания с БРИКСом – Китаем, Индией, Бразилией. Проблема в том, что его изолировал Китай – после его жеста в отношении жены китайского лидера. И американцы сделали китайцам предложения, от которых невозможно отказаться.

После отъезда Путина был заключен союз между Австралией, Штатами и Японией о противостоянии России в Тихоокеанском регионе – с молчаливого согласия Китая. Это фактически полная изоляция России во всех отношениях.

Путина записали в Саддамы Хусейны, и сейчас начнут всячески убирать. Естественно, он будет сопротивляться.

Я думаю, Украина является частью плана по его удушению, где ему будут пытаться нанести военное поражение. На него будут давить политически и изолировать экономически, а на территории Украины попытаются сделать новый Афганистан, где он, очевидно, должен будет понести еще и военное поражение.

У нас не будет Афганистана в том смысле, как при Советском союзе – Украина слишком сильная страна, чтобы быть просто Афганистаном. Но здесь ему будут пытаться нанести военное поражение. Для этого спровоцируют авантюру, либо он сам влезет в эту авантюру.

-Таким образом, помощь Запада Украине будет вполне ощутимой?

-Да. Они будут помогать нам совершенно конкретно. Они могут помогать не сразу, чтобы затянуть его сюда. А потом… Конгресс США уже наметил слушания по предоставлению вооружения Украине.

-Что будет с Украиной через год, два, три?

-Нам придется пройти очень тяжелый путь. Ведь наша проблема не в Путине – наша проблема в системе, которая абсолютно не изменилась. Все возвращается на круги своя. Нам нужно будет пройти длительный период, связанный с очищением всей этой "пурги". Это будет происходить в форме социальных потрясений, возможно, вызванных в том числе и войной.

-Нас ожидают новые Майданы?

-Будут некие потрясения. Примут ли они форму Майдана – это вопрос. Это может быть последовательность "дворцовых переворотов", могут быть бунты отдельных областей. Какие-то процессы будут происходить. Думаю, они начнутся уже в декабре. Так что у нас впереди парочка очень бурных лет – и внешнеполитических, и внутриполитических. Будут потрясения и в самой России.

ИГОРЬ КОЗИЙ, военный эксперт Института евроатлантического сотрудничества

-Может ли униженный в Австралии Путин изменить свою тактику в отношении Украины?

-Он может озлобиться и усилиться, а может испугаться и ослабиться. Но это все предположения. Унижение это или не унижение – решать ему самому. Так что здесь мы зашли в область психологической экспертизы, в которой я не являюсь специалистом.

-Как на сегодняшний день вы оцениваете вероятность тотальной войны с Россией?

-К тотальной войне с Россией мы не готовы. Не забывайте, что Россия – это ядерная держава. У нас нечем противостоять ядерным ракетам, бомбардировщикам с ядерным оружием. Поэтому мы постоянно и подчеркиваем, что нам необходимо вступать в коалицию демократических стран, прежде всего, в коалицию со странами-членами НАТО.

А что касается локальной, региональной войны – я считаю, что у нас больше готовности, чем у российских солдат, которые вынуждены воевать из-за чьей-то прихоти. Они оккупанты. Находясь в Российской Федерации, они этого не понимают, но когда попадают в зону боевых действий, быстро начинают это понимать. "Грузы 200" рано или поздно свою роль сыграют. Люди понимают, что это братоубийственная война, в развязывании которой, к сожалению, виноват российский народ.

-Таким образом, вы считаете, что локальную войну Украина в состоянии выиграть?

-Да. Я считаю, что так. Прежде всего, благодаря тому, что в этом вопросе нас поддерживает международное сообщество. А это огромное достижение Министерства иностранных дел. Вместе с тем можно сказать, что они недостаточно работают. Они должны помнить, что каждый день их ответственной или безответственной работы у нас гибнут люди.

-Возвращаясь к саммиту. Фактически Запад продемонстрировал поддержку Украины. Можно ли ожидать, что Запад не будет ограничиваться только политической поддержкой Украины и будет оказывать нам и военную помощь?

-Я надеюсь, что так и будет. Но не забывайте, что Запад неоднороден. Были высказывания и президента Чехии, и определенных политиков в Венгрии. Мы понимаем, что Путин тоже работает. У него имеется мощная служба внешней разведки, ФСБ. Они имеют свою агентуру в ОБСЕ, в странах Западной Европы, через которую они пытаются оказывать влияние. И у них есть определенные успехи. Они работают в информационном формате.

Именно поэтому я и говорю: наш МИД недорабатывает. Конечно, есть объективные причины – недостаток финансовых ресурсов. Но есть и просто организационные вещи, которые МИД может и должен использовать. Как здесь граждане работают на энтузиазме, так они должны работать и за рубежом. Борьба за головы людей – это вопрос номер один. Потому что терроризм сначала появляется в головах, и уже потом выходит наружу. Мы должны сосредоточиться не только на повышении боеспособности Вооруженных Сил, но также на поднятии боевого духа.

Наши блоги