УкрРус

Немецкий юрист: Россия не собирается выполнить решение по "ЮКОСу"

  • Немецкий юрист: Россия не собирается выполнить решение по "ЮКОСу"

Россия в исключительных случаях может не исполнять решения ЕСПЧ. Таким исключением будут миллиардные штрафы по делу "ЮКОСа", уверен немецкий юрист Отто Лухтерханд.

21 июля стало известно, что правительство Российской Федерации одобрило новый законопроект, разработанный Минюстом. Он называется "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации" и даст право арестовывать имущество зарубежных государств на территории РФ в пропорции к арестам российского имущества в другом государстве. Ранее Конституционный суд России вынес постановление, которое дает стране право в порядке исключения отступить от исполнения международных обязательств, если иначе нельзя избежать нарушения конституции РФ.

Россия тем самым готовится к тому, чтобы не исполнять решения по делу "ЮКОСа", которые вынесли Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге и арбитражный суд в Гааге, уверен немецкий юрист Отто Лухтерхандт (Otto Luchterhandt). Лухтерхандт - один из ведущих в Германии специалистов по конституционному праву восточноевропейских стран, он участвовал в разработке российской конституции.

DW: Первой реакцией на постановление Конституционного суда РФ было считать этот шаг защитой от выполнения постановления по делу "ЮКОСа". Однако в нашем предварительном разговоре вы заметили, что сама проблема не имеет к конфликту между Западом и Россией никакого отношения... Пожалуйста, объясните свою точку зрения.

Отто Лухтерхандт: Вообще тут есть две разные группы проблем, если судить с юридической точки зрения. Есть проблема соотношения национального и международного законодательства и баланса между ними. И тут Конституционный суд России поставил национальную конституцию над международными нормами. Это ясный факт. Причем не только в России, но и в Германии, например, где международные договоры и принципы международного права по рангу находятся ниже конституции, о чем гласит статья 25 Основного закона ФРГ.

Но есть другая группа проблем, связанная с резким нарастанием противоречий между Россией и странами Запада, прежде всего, членов Совета Европы, о соблюдении прав человека в России. Один пример: закон о нежелательных организациях противоречит духу и, по моему мнению, букве конституции РФ. В этом контексте надо видеть данное решение Конституционного суда РФ.

- Один из бывших адвокатов "ЮКОСа" написал, что в постановлении Конституционного суда РФ не надо видеть связь с делом этой компании, а рассматривать его как стремление России решить тот же конфликт с судом в Страсбурге, как в свое время поступили Великобритания, Германия и Италия. Как бы вы это прокомментировали.

- Действительно, споры между ЕСПЧ и национальными судами были в Великобритании, Италии, Австрии и в Германии. И везде шла речь о том, что в отдельных случаях должен сохраняться примат национального права. Но истинная проблема находится в иной плоскости. Ведь Конституционный суд России намного сильнее, чем тот же Федеральный конституционный суд ФРГ и другие суды стран Совета Европы, подчеркивает принцип национального суверенитета, причем довольно, как я бы сказал, недифференцированно.

Это, опять же по духу, полностью расходится с прецедентным решением Федерального конституционного суда Германии от 2004 года, когда судьи призвали к сближению норм с тем, чтобы больше соответствовать европейским стандартам соблюдения прав человека. Вместе с тем, в пресс-релизе о постановлении Конституционного суда РФ есть фраза, цитирую по-русски: "В то же время при разрешении подобных конфликтов необходимо не стремиться к самоизоляции". Я это понимаю так, что Россия все же заинтересована в сохранении общего правового пространства в рамках Совета Европы и европейской конвенции по правам человека.

- Тем самым опасения, высказанные сразу после публикации постановления, что Россия готовит пути к выходу из Совета Европы, необоснованны?

- Это вполне возможно, исключать такого шага нельзя. Мы стали свидетелями того, как российское государство, особенно после возвращения Путина на пост президента с мая 2012 года, движется вниз по спирали, ухудшая стандарты защиты прав человека, как в сфере законодательства, так и еще сильнее - в правоприменении. Такое требование - выйти из Совета Европы - уже прозвучало, в частности, от Владимира Жириновского, и такие вещи надо воспринимать всерьез.

Однако я подобное развитие событий не считаю очень вероятным. Скорее, Россия получает определенную выгоду от членства в Совете Европы. Решение Конституционного суда РФ я скорее интерпретирую как желание остаться в нем, но в будущем избегать исполнения особо неприятных или дорогих решений ЕСПЧ. Теперь у Москвы будет возможность нажать на экстренный тормоз. Так что одновременно с этим можно говорить о том, что Конституционный суд сделал предупредительный выстрел, в том числе и по направлению суда в Страсбурге. Это политический сигнал, оформленный юридическими средствами, и как таковой он и воспринимается.

- К таким неприятным и дорогим решениям относится вердикт по делу ЮКОСа. Это почти 2 миллиарда долларов. Все-таки связь между постановлением Конституционного суда и этим делом прямая?

- О да, конечно. Решение ЕСПЧ стало толчком для постановления 14 июля. О прямой связи свидетельствует и публицистическое сопровождение в российских СМИ, что Россия тем самым создает для себя запасной выход, чтобы не платить по суду, тем более что это самое дорогое решение в истории суда в Страсбурге, хотя и намного меньше, чем сумма исковых требований, которую определил арбитраж в Гааге по иску бывших акционеров "ЮКОСа". Там речь идет о 50 миллиардах, и в этом деле начались первые попытки получить эти суммы посредством ареста активов.

- В России стараются не особо говорить о том, что немецкий предприниматель Франц Зедельмайер сумел первым добиться выплаты от Москвы компенсации. С учетом этого прецедента как вы оцениваете шансы бывших акционеров через суды и аресты имущества добиться выплат от России по решению суда в Гааге?

- Это примечательный случай, он показал, что настойчивость вполне может привести к успеху. Различия тут в объеме, сумма штрафа по решению суда в Гааге настолько велика, что сравнивать эти случаи напрямую нельзя. Российская экономика не в лучшем положении, и ее перспективы не очень хороши, и такая сумма будет значительной нагрузкой для бюджета. Нести потери никто не хочет.

Я считаю вероятным, что акционеры будут добиваться своих денег через аресты и принудительную продажу российского имущества. Преимущество, по большому счету, на их стороне. Они находятся за пределами России и могут пользоваться правовыми механизмами в правовых государствах на Западе и рассчитывать на успех. Хотя все может затянуться на многие годы.

Не будем и недооценивать интересы адвокатов и адвокатских контор, особенно в США. Такими привлекательными мандатами им выгодно заниматься, даже если процесс предстоит долгий. Учитывая это, интерес дать ход этому делу будет огромный. В разных странах скорость процессов может быть разной - какой, покажет время.

Наши блоги