УкрРус

Кризис в Греции: как изменилась жизнь в Салониках за два года?

  • Кризис в Греции: как изменилась жизнь в Салониках за два года?

DW встретилась с Михалисом и Надьей - жителями Салоник, о которых мы писали более двух лет назад. Непрекращающийся кризис изменил их жизнь, но они по-разному смотрят на ситуацию.

Врач Михалис Харалампидис живет в Салониках. Он родился здесь и любит этот город, но в то же время знает, что должен уехать из Греции, если хочет жить в достатке. "Я эмигрирую во Францию или Бельгию", - делится планами 36-летний грек. Когда корреспонденты DW были в гостях у Харалампидиса два с половиной года назад в рамках проекта "PlanB", все выглядело по-другому. Тогда врач работал на добровольных началах в клинике для бедных и боролся за возможность остаться в стране.

Сейчас клиники для бедных, которую содержала в Салониках неправительственная организация Praksis, больше нет. Врачи-добровольцы переехали на остров Кос, где в их помощи нуждаются прибывающие через Турцию беженцы.

Слишком мало врачей и медикаментов

На первый взгляд, желание Михалиса уехать из Греции кажется абсурдным: ведь после того, как он несколько лет был безработным, высококвалифицированный врач-гастроэнтеролог, наконец, нашел место в государственной больнице в Салониках.

Но "в больнице всегда чего-то не хватает" - то нет медикаментов, то чего-то самого необходимого, например, дезинфицирующих средств, жалуется грек. К этому добавляются низкая зарплата и хронический недостаток сотрудников. Поэтому Михалис не видит шансов для себя как врача на нормальную работу в Греции. "У меня не сложилось впечатление, что я в таких условиях могу помогать людям настолько профессионально, как бы мне этого хотелось", - объясняет врач.

Из-за пришедший в упадок системы здравоохранения Греции Михалис чувствует, что должен уехать из страны. Три года назад он начал учить французский язык. Ситуация на греческом рынке труда на протяжении нескольких лет остается напряженной. Каждый четвертый житель страны сидит без работы. В возрастной группе до 25 лет - каждый второй. Все новые меры жесткой экономии, политический хаос, закрытие банков - это делает жизнь в Салониках нестабильной и порождает среди жителей города сомнения в том, что ситуация в Греции когда-нибудь снова улучшится.

Обмен вместо очереди к банкомату

Специалист по экономике аграрного сектора Надья Калогеропулу, про которую DW также писала в рамках проекта "PlanB" более 2 лет назад, тоже не знает, что принесет завтрашний день. Но в конце июня 2015 года, когда в Салониках закрылись банки, она сохраняла спокойствие. Холодильник Надьи был заполнен фруктами и овощами, которые она получила путем обмена.

"Для меня тот день был такой же, как и все остальные", - вспоминает 38-летняя гречанка, которая не работает с тех пор, как в 2009 году начался кризис. Уже тогда Надья начала по-новому организовывать свою жизнь. "Кого сейчас заботят банки?" - пожимает плечами женщина, которая собственными усилиями добилась того, что перестала зависеть от евро.

Когда-то Надья была карьеристкой в хорошем смысле этого слова, но теперь она ведет свободный образ жизни. Все, что ей нужно, она оплачивает местной альтернативной валютой "койно", которая используется по принципу обмена. Например, Надья показывает другим, как правильно превращать в компост кухонные отбросы или самостоятельно изготовить мыло, и получает за это определенную сумму на виртуальном счету. Один "койно" равен примерно одному евро.

"Я знаю, что и в трудные времена могу положиться на свои собственные силы, и это меня очень успокаивает", - отмечает Надья, понимая, что входит в число счастливчиков. Женщина, у которой еще сохранились накопления, живет в квартире, купленной родителями до кризиса. Продуктовый магазин S.PA.ME, где Надья работала без зарплаты три года назад, закрылся из-за просчетов владельцев. Сейчас она три раза в неделю готовит в одном из винных баров в центре городе, получая 2,70 евро в час.

Призрак Grexit

По разговорам с врачом Михалисом и безработной Надьей создается впечатление, что жизнь в Салониках стала суровее. Каждый пытается свести концы с концами. При этом не прекращается обсуждение возможного выхода Греции из еврозоны, Grexit (от англ. "Greece" - Греция и "exit" - выход), напоминающего джина в бутылке, про которого никто не знает, добрый он или злой. Для Михалиса это не просто вопрос валюты (евро или драхма), он боится выхода Афин из европейского валютного союза, потому что тогда "мы перестали бы себя чувствовать европейцами".

Надью Grexit, напротив, не пугает. Даже наоборот. Она критикует недавно принятые меры жесткой экономии и приватизацию, заявляя, что греков грабят и обращаются с ними, как с рабами. "Конечно, я тоже не могу сейчас строить планы, но я как-нибудь разберусь", - заверяет Надья, указывая, что сможет вести достойную жизнь и без евро и в настоящий момент чувствует себя счастливой, несмотря на продолжающийся кризис.

Наши блоги