УкрРус

Сестра Надежды Савченко: такой орешек России не по зубам!

  • Украинская летчица, народный депутат Украины, депутат ПАСЕ от Украины Надежда Савченко
    Украинская летчица, народный депутат Украины, депутат ПАСЕ от Украины Надежда Савченко

Украинская летчица, Герой Украины, народный депутат Украины Надежда Савченко больше года находится в российском плену. Сегодня ее содержат в одиночной камере московского следственного изолятора "Матросская тишина". Подышать свежим воздухом разрешают редко и только на крыше. У летчицы - ни телефона, ни интернета, только телевизор и с недавних пор – холодильник. Единственный канал общения с родными – специальная переговорная комната, где раз в месяц, без лишних свидетелей, Надежда может увидеть их через стекло.

Позади – 83 дня голодовки, которые не прошли бесследно для здоровья летчицы. Но главные испытания Надежды – не физические, а моральные. Об этом и многом другом в пресс-центре "Обозревателя" рассказала сестра Незламної – Вера Савченко.

-Как часто у вас есть возможность общаться с сестрой?

-По закону разрешено свидание дважды в месяц, но один раз всегда использует консул Украины. Поэтому нам с мамой выпадает одно свидание в месяц. Но так как Надя попросила маму не ездить – что толку через стекло общаться о погоде? – езжу я. Тем более, что мама в пожилом возрасте.

-Как происходит общение?

-В комнате для свиданий, через стекло, через телефонную трубку. Комната рассчитана на четыре человека. Обычно там большая очередь, потому что в "Матросской тишине" содержится около 6 тысяч человек. Но когда у нас с Надей свидание, мы одни – все люди отодвигаются, теряют свои часы, ждут. Это делается для того, чтобы Надю там никто не видел, не знал про нее, не слышал.

-Есть ли у вас возможность общаться по телефону?

-Нет. У Нади нет ни телефона, ни интернета. Единственный электрический прибор – это телевизор, по которому можно посмотреть 1-2 российских канала. Сейчас ей передали маленький холодильник – это большой прорыв.

-То есть это единственная возможность для вас поговорить с сестрой – раз в месяц через стекло?

-Да. Но есть еще и послания через адвокатов – относительно дела или элементов дела, сбора доказательств.

-Итак, сегодня у Надежды есть маленький холодильник. Есть ли что туда положить?

-Это тоже смешная история. Там содержат много людей, кормят очень плохо. Конечно, родственники передают еду. Но списки по разрешенным продуктам составлялись, наверное, в 1830-х годах, поэтому таких слов, как "банан" или "мандарин" там нет. Апельсины передавать можно, мандарины – нет. Поэтому мы используем небольшую хитрость: среди апельсинов положить пару мандаринов.

Но если приносишь какие-то конфеты в фабричной упаковке, их обязательно нужно распаковать, пересыпать в пакетики. То же самое касается и кофе, и чая. Представьте: человеку передают это горстями. Неприятно. Говорят: "Тюрьма – не мусорник, нам некуда девать промышленные отходы".

Как и все люди, я занимаю очередь примерно с часа ночи, с 9 начинает работать прием продуктов – по списку, как в лучшие советские времена. И только к 16 часам удается передать продукты.

Надя обычно говорит, что ей ничего не нужно, поэтому я на свое усмотрение что-то подбираю.

-То есть в бытовом плане у Надежды все в порядке?

-Надя – спартанец. Ей для жизни нужны только сигареты "Прилуки" красные и вода. На этом она может долго жить.

-Как в "Матросской тишине" относятся к вам?

-К сожалению, я не имею роскоши общаться с работниками "учреждения". Но как говорит Надя, она у них "в респекте". И я это вижу. О ней они ничего плохого не говорят. Об Украине только ленивый не скажет за день что-то плохое или страшное. А обо мне говорят, что я немного стерва – наглая и высокомерная. Дескать, я требую немедленно принимать передачи. Но это преувеличение.

Но там иногда до смешного доходит. Урна для жалоб и предложений не чистится никогда. Я уже год вижу там одну и ту же бумажку, ее никогда не вынимают. Я им сказала: "Вы врете во всем, даже тут". А мне отвечают, что жалобы изымаются ежедневно. Потом начали чистить.

-Надя содержится в одиночной камере. Насколько это сложно для нее?

-Надя – человек, который стремится к общению, и к ней все тянутся. Она не может без общения, она сходится с любым человеком. Но почему-то ее всегда держат в одиночке. Надя говорит, что это "монастырь", а не тюрьма. Ее никто никогда не видит. На прогулку ее выводят на крышу – воздухом подышала, и назад.

Только дважды за весь этот период к ней подселяли людей. Один раз – женщину на 3 дня. Это должно было быть наказанием, потому что эта женщина ни с кем не сходилась – у нее армянская горячая кровь. Но они с Надей сошлись за один день, и Надя рассказывала, что это были три лучших дня за весь год. Они сдружились, и их тут же расселили.

Во второй раз к Наде подселили девушку, но через месяц Надя объявила голодовку, и девушку отселили.

-И о голодовке. Она была очень продолжительной. Отразилось ли это на состоянии здоровья Нади?

-Я понимаю, что у людей это не укладывается в голове – 83 дня! 45 дней голодовка была без питательных веществ – просто вода из-под крана, потом разрешили покупать воду. Из-за этого в почках образовались камни, достаточно большие. Это одна из больших проблем, которая осталась. На 46-й день начали колоть глюкозу и аминокислоты, потому что начались изменения в формуле крови и появились признаки приближающейся комы – микрообмороки. И Надя прошла все это. Голодала 83 дня, потому что дальше было нельзя.

На момент взятия в плен она весила 84 килограмма, после окончания голодовки – 46. Сейчас она весит около 60 килограммов, все в порядке. Надя не любит говорить о своем здоровье. У нее все прекрасно. Спартанец.

После голодовки осталось две больших проблемы, но так как Надя не хочет говорить об этом, и я не буду. Все будет хорошо.

-Рассказывает ли Надежда о медицинском обслуживании в "Матросской тишине"?

-Здесь тоже имеет место подлость. Потому что, когда Надя голодовала, и я требовала, чтобы к ней допустили украинских врачей, их долго не пропускали. С огромными потугами помогла омбудсмен Элла Памфилова – благодарю ее за это. Надя не понимала, почему ее так активно начали подкармливать витаминами, подтягивали состояние здоровья. А это делалось, пока украинские врачи штурмовали СИЗО.

-Как вы думаете, позволили бы Надежде умереть?

-Запросто. Просто для них Надежда такой орешек… Они не то что раскусить его не могут, они даже не подозревают, что это за порода такая. Надя очень разумно ко всему подходила, она блокировала любую возможность себя уничтожить. Конечно, они переживали, чтобы она не умерла – вернее, чтоб не на их участке. В СИЗО-6 перекрестились, когда передали ее в СИЗО-1.

Но там были такие вещи, как "мойка" - это лезвие от одноразового бритвенного станка. Это запрещенный предмет, им можно сосуды порезать. Но после обыска в Надиных комнатах эта "мойка" всегда оставалась. То есть это было подталкиванием.

Заключенного подталкивают к этому, потому что "нет человека – нет дела". Спасло, наверное, только то, что никто не хотел, чтобы это произошло на его участке, потому что слишком уж неудобное дело.

-Как Надежда отреагировала на переквалификацию обвинения против нее?

-Надежда столько всего уже воспринимала в суде! Например, когда в суде спрашивают: "Кто вы по профессии?" - "Бывшая военная, сейчас – народный депутат Украины" - "Ага, военная". Поэтому Надя уже спокойно относится к этому. Это сплошная ложь. Я вижу свою задачу в том, чтобы собрать как можно больше доказательств, чтобы судилище в России превратилось в цирк – если не для россиян, а для всего мира. Запад уважает слово "суд", у них перед законом все равны. А в России ведь нет суда.

-Устраивает ли Надежду работа адвокатов?

-Надя – командный игрок. Она "построила" своих адвокатов, выстроила линию защиты, и они сотрудничают плодотворно. Я надеюсь, эффективно. Прежде всего потому, что об этом деле знает весь мир. За это я им благодарна.

-Кто оплачивает услуги Надиных адвокатов?

-Сейчас – "Батьківщина", а когда Надя еще не была политиком, польский фонд "Открытый диалог". Государство Украина мало что делало для своих людей. И сейчас на наших ребят – их вместе с Надей одиннадцать – нет денег, нет такого фонда.

-Как относится к Надежде Савченко российский обыватель?

-Я не читаю комментарии в СМИ, но иногда попадаются на глаза. Там есть разные мнения. Иногда ты понимаешь, что это откровенно проплаченный человек. Но ей пишут письма со всех концов России, из Питера, из Москвы, из Калининграда. Они очень-очень хорошо относятся к Надежде. Пишут: "Благодаря вам я понял, насколько лжет наше телевидение". Когда я связываюсь с этими людьми, я благодарю их, говорю, что не все потеряно. Но они настроены пессимистически. Они не понимают, что на самом деле все зависит от них. Просто надо действовать, а не опускать руки.

Я не могу сказать, что все за Надю, но очень многие.

-Действительно, есть поддержка - и из Украины, и со стороны международной общественности, и даже со стороны россиян. Насколько это важно для Надежды?

-Эта поддержка – это, наверное, все, что есть у нас. Это наше оружие – объединяйся и побеждай. Если бы адвокаты, "Батьківщина" рассказывали об этом всему миру, а весь мир был бы безразличен, то у нас бы ничего не вышло. Надя своей правдой, своей искренностью привлекла внимание к себе. Для меня это самое главное.

-В чем секрет несгибаемости, которую демонстрирует Надя?

-Я думаю, что таких людей, как Надя, много в Украине. Просто Надя попала в то место и в то время. Такая порода украинской нации. Мы разные, но посмотрите на этот народ. Мне, например, очень приятно слышать, что я "хохол", я понимаю происхождение этого слова. И все эти парни, которые пошли держать границу, пока армия чухалась, думала, идти или нет.

Примеров несгибаемости очень много. Просто сейчас все прожекторы направлены на Надю – и слава Богу, потому что она вдохновляет остальных.

Украинская летчица, Герой Украины, народный депутат Украины Надежда Савченко больше года находится в российском плену. Сегодня ее содержат в одиночной камере московского следственного изолятора "Матросская тишина". Подышать свежим воздухом разрешают редко и только на крыше. У летчицы - ни телефона, ни интернета, только телевизор и с недавних пор – холодильник. Единственный канал общения с родными – специальная переговорная комната, где раз в месяц, без лишних свидетелей, Надежда может увидеть их через стекло.

Позади – 83 дня голодовки, которые не прошли бесследно для здоровья летчицы. Но главные испытания Надежды – не физические, а моральные. Об этом и многом другом в пресс-центре "Обозревателя" рассказала сестра Незламної – Вера Савченко.

-Как часто у вас есть возможность общаться с сестрой?

-По закону разрешено свидание дважды в месяц, но один раз всегда использует консул Украины. Поэтому нам с мамой выпадает одно свидание в месяц. Но так как Надя попросила маму не ездить – что толку через стекло общаться о погоде? – езжу я. Тем более, что мама в пожилом возрасте.

-Как происходит общение?

-В комнате для свиданий, через стекло, через телефонную трубку. Комната рассчитана на четыре человека. Обычно там большая очередь, потому что в "Матросской тишине" содержится около 6 тысяч человек. Но когда у нас с Надей свидание, мы одни – все люди отодвигаются, теряют свои часы, ждут. Это делается для того, чтобы Надю там никто не видел, не знал про нее, не слышал.

-Есть ли у вас возможность общаться по телефону?

-Нет. У Нади нет ни телефона, ни интернета. Единственный электрический прибор – это телевизор, по которому можно посмотреть 1-2 российских канала. Сейчас ей передали маленький холодильник – это большой прорыв.

-То есть это единственная возможность для вас поговорить с сестрой – раз в месяц через стекло?

-Да. Но есть еще и послания через адвокатов – относительно дела или элементов дела, сбора доказательств.

-Итак, сегодня у Надежды есть маленький холодильник. Есть ли что туда положить?

-Это тоже смешная история. Там содержат много людей, кормят очень плохо. Конечно, родственники передают еду. Но списки по разрешенным продуктам составлялись, наверное, в 1830-х годах, поэтому таких слов, как "банан" или "мандарин" там нет. Апельсины передавать можно, мандарины – нет. Поэтому мы используем небольшую хитрость: среди апельсинов положить пару мандаринов.

Но если приносишь какие-то конфеты в фабричной упаковке, их обязательно нужно распаковать, пересыпать в пакетики. То же самое касается и кофе, и чая. Представьте: человеку передают это горстями. Неприятно. Говорят: "Тюрьма – не мусорник, нам некуда девать промышленные отходы".

Как и все люди, я занимаю очередь примерно с часа ночи, с 9 начинает работать прием продуктов – по списку, как в лучшие советские времена. И только к 16 часам удается передать продукты.

Надя обычно говорит, что ей ничего не нужно, поэтому я на свое усмотрение что-то подбираю.

-То есть в бытовом плане у Надежды все в порядке?

-Надя – спартанец. Ей для жизни нужны только сигареты "Прилуки" красные и вода. На этом она может долго жить.

-Как в "Матросской тишине" относятся к вам?

-К сожалению, я не имею роскоши общаться с работниками "учреждения". Но как говорит Надя, она у них "в респекте". И я это вижу. О ней они ничего плохого не говорят. Об Украине только ленивый не скажет за день что-то плохое или страшное. А обо мне говорят, что я немного стерва – наглая и высокомерная. Дескать, я требую немедленно принимать передачи. Но это преувеличение.

Но там иногда до смешного доходит. Урна для жалоб и предложений не чистится никогда. Я уже год вижу там одну и ту же бумажку, ее никогда не вынимают. Я им сказала: "Вы врете во всем, даже тут". А мне отвечают, что жалобы изымаются ежедневно. Потом начали чистить.

-Надя содержится в одиночной камере. Насколько это сложно для нее?

-Надя – человек, который стремится к общению, и к ней все тянутся. Она не может без общения, она сходится с любым человеком. Но почему-то ее всегда держат в одиночке. Надя говорит, что это "монастырь", а не тюрьма. Ее никто никогда не видит. На прогулку ее выводят на крышу – воздухом подышала, и назад.

Только дважды за весь этот период к ней подселяли людей. Один раз – женщину на 3 дня. Это должно было быть наказанием, потому что эта женщина ни с кем не сходилась – у нее армянская горячая кровь. Но они с Надей сошлись за один день, и Надя рассказывала, что это были три лучших дня за весь год. Они сдружились, и их тут же расселили.

Во второй раз к Наде подселили девушку, но через месяц Надя объявила голодовку, и девушку отселили.

-И о голодовке. Она была очень продолжительной. Отразилось ли это на состоянии здоровья Нади?

-Я понимаю, что у людей это не укладывается в голове – 83 дня! 45 дней голодовка была без питательных веществ – просто вода из-под крана, потом разрешили покупать воду. Из-за этого в почках образовались камни, достаточно большие. Это одна из больших проблем, которая осталась. На 46-й день начали колоть глюкозу и аминокислоты, потому что начались изменения в формуле крови и появились признаки приближающейся комы – микрообмороки. И Надя прошла все это. Голодала 83 дня, потому что дальше было нельзя.

На момент взятия в плен она весила 84 килограмма, после окончания голодовки – 46. Сейчас она весит около 60 килограммов, все в порядке. Надя не любит говорить о своем здоровье. У нее все прекрасно. Спартанец.

После голодовки осталось две больших проблемы, но так как Надя не хочет говорить об этом, и я не буду. Все будет хорошо.

-Рассказывает ли Надежда о медицинском обслуживании в "Матросской тишине"?

-Здесь тоже имеет место подлость. Потому что, когда Надя голодовала, и я требовала, чтобы к ней допустили украинских врачей, их долго не пропускали. С огромными потугами помогла омбудсмен Элла Памфилова – благодарю ее за это. Надя не понимала, почему ее так активно начали подкармливать витаминами, подтягивали состояние здоровья. А это делалось, пока украинские врачи штурмовали СИЗО.

-Как вы думаете, позволили бы Надежде умереть?

-Запросто. Просто для них Надежда такой орешек… Они не то что раскусить его не могут, они даже не подозревают, что это за порода такая. Надя очень разумно ко всему подходила, она блокировала любую возможность себя уничтожить. Конечно, они переживали, чтобы она не умерла – вернее, чтоб не на их участке. В СИЗО-6 перекрестились, когда передали ее в СИЗО-1.

Но там были такие вещи, как "мойка" - это лезвие от одноразового бритвенного станка. Это запрещенный предмет, им можно сосуды порезать. Но после обыска в Надиных комнатах эта "мойка" всегда оставалась. То есть это было подталкиванием.

Заключенного подталкивают к этому, потому что "нет человека – нет дела". Спасло, наверное, только то, что никто не хотел, чтобы это произошло на его участке, потому что слишком уж неудобное дело.

-Как Надежда отреагировала на переквалификацию обвинения против нее?

-Надежда столько всего уже воспринимала в суде! Например, когда в суде спрашивают: "Кто вы по профессии?" - "Бывшая военная, сейчас – народный депутат Украины" - "Ага, военная". Поэтому Надя уже спокойно относится к этому. Это сплошная ложь. Я вижу свою задачу в том, чтобы собрать как можно больше доказательств, чтобы судилище в России превратилось в цирк – если не для россиян, а для всего мира. Запад уважает слово "суд", у них перед законом все равны. А в России ведь нет суда.

-Устраивает ли Надежду работа адвокатов?

-Надя – командный игрок. Она "построила" своих адвокатов, выстроила линию защиты, и они сотрудничают плодотворно. Я надеюсь, эффективно. Прежде всего потому, что об этом деле знает весь мир. За это я им благодарна.

-Кто оплачивает услуги Надиных адвокатов?

-Сейчас – "Батьківщина", а когда Надя еще не была политиком, польский фонд "Открытый диалог". Государство Украина мало что делало для своих людей. И сейчас на наших ребят – их вместе с Надей одиннадцать – нет денег, нет такого фонда.

-Как относится к Надежде Савченко российский обыватель?

-Я не читаю комментарии в СМИ, но иногда попадаются на глаза. Там есть разные мнения. Иногда ты понимаешь, что это откровенно проплаченный человек. Но ей пишут письма со всех концов России, из Питера, из Москвы, из Калининграда. Они очень-очень хорошо относятся к Надежде. Пишут: "Благодаря вам я понял, насколько лжет наше телевидение". Когда я связываюсь с этими людьми, я благодарю их, говорю, что не все потеряно. Но они настроены пессимистически. Они не понимают, что на самом деле все зависит от них. Просто надо действовать, а не опускать руки.

Я не могу сказать, что все за Надю, но очень многие.

-Действительно, есть поддержка - и из Украины, и со стороны международной общественности, и даже со стороны россиян. Насколько это важно для Надежды?

-Эта поддержка – это, наверное, все, что есть у нас. Это наше оружие – объединяйся и побеждай. Если бы адвокаты, "Батьківщина" рассказывали об этом всему миру, а весь мир был бы безразличен, то у нас бы ничего не вышло. Надя своей правдой, своей искренностью привлекла внимание к себе. Для меня это самое главное.

-В чем секрет несгибаемости, которую демонстрирует Надя?

-Я думаю, что таких людей, как Надя, много в Украине. Просто Надя попала в то место и в то время. Такая порода украинской нации. Мы разные, но посмотрите на этот народ. Мне, например, очень приятно слышать, что я "хохол", я понимаю происхождение этого слова. И все эти парни, которые пошли держать границу, пока армия чухалась, думала, идти или нет.

Примеров несгибаемости очень много. Просто сейчас все прожекторы направлены на Надю – и слава Богу, потому что она вдохновляет остальных.

Украинская летчица, Герой Украины, народный депутат Украины Надежда Савченко больше года находится в российском плену. Сегодня ее содержат в одиночной камере московского следственного изолятора "Матросская тишина". Подышать свежим воздухом разрешают редко и только на крыше. У летчицы - ни телефона, ни интернета, только телевизор и с недавних пор – холодильник. Единственный канал общения с родными – специальная переговорная комната, где раз в месяц, без лишних свидетелей, Надежда может увидеть их через стекло.

Позади – 83 дня голодовки, которые не прошли бесследно для здоровья летчицы. Но главные испытания Надежды – не физические, а моральные. Об этом и многом другом в пресс-центре "Обозревателя" рассказала сестра Незламної – Вера Савченко.

-Как часто у вас есть возможность общаться с сестрой?

-По закону разрешено свидание дважды в месяц, но один раз всегда использует консул Украины. Поэтому нам с мамой выпадает одно свидание в месяц. Но так как Надя попросила маму не ездить – что толку через стекло общаться о погоде? – езжу я. Тем более, что мама в пожилом возрасте.

-Как происходит общение?

-В комнате для свиданий, через стекло, через телефонную трубку. Комната рассчитана на четыре человека. Обычно там большая очередь, потому что в "Матросской тишине" содержится около 6 тысяч человек. Но когда у нас с Надей свидание, мы одни – все люди отодвигаются, теряют свои часы, ждут. Это делается для того, чтобы Надю там никто не видел, не знал про нее, не слышал.

-Есть ли у вас возможность общаться по телефону?

-Нет. У Нади нет ни телефона, ни интернета. Единственный электрический прибор – это телевизор, по которому можно посмотреть 1-2 российских канала. Сейчас ей передали маленький холодильник – это большой прорыв.

-То есть это единственная возможность для вас поговорить с сестрой – раз в месяц через стекло?

-Да. Но есть еще и послания через адвокатов – относительно дела или элементов дела, сбора доказательств.

-Итак, сегодня у Надежды есть маленький холодильник. Есть ли что туда положить?

-Это тоже смешная история. Там содержат много людей, кормят очень плохо. Конечно, родственники передают еду. Но списки по разрешенным продуктам составлялись, наверное, в 1830-х годах, поэтому таких слов, как "банан" или "мандарин" там нет. Апельсины передавать можно, мандарины – нет. Поэтому мы используем небольшую хитрость: среди апельсинов положить пару мандаринов.

Но если приносишь какие-то конфеты в фабричной упаковке, их обязательно нужно распаковать, пересыпать в пакетики. То же самое касается и кофе, и чая. Представьте: человеку передают это горстями. Неприятно. Говорят: "Тюрьма – не мусорник, нам некуда девать промышленные отходы".

Как и все люди, я занимаю очередь примерно с часа ночи, с 9 начинает работать прием продуктов – по списку, как в лучшие советские времена. И только к 16 часам удается передать продукты.

Надя обычно говорит, что ей ничего не нужно, поэтому я на свое усмотрение что-то подбираю.

-То есть в бытовом плане у Надежды все в порядке?

-Надя – спартанец. Ей для жизни нужны только сигареты "Прилуки" красные и вода. На этом она может долго жить.

-Как в "Матросской тишине" относятся к вам?

-К сожалению, я не имею роскоши общаться с работниками "учреждения". Но как говорит Надя, она у них "в респекте". И я это вижу. О ней они ничего плохого не говорят. Об Украине только ленивый не скажет за день что-то плохое или страшное. А обо мне говорят, что я немного стерва – наглая и высокомерная. Дескать, я требую немедленно принимать передачи. Но это преувеличение.

Но там иногда до смешного доходит. Урна для жалоб и предложений не чистится никогда. Я уже год вижу там одну и ту же бумажку, ее никогда не вынимают. Я им сказала: "Вы врете во всем, даже тут". А мне отвечают, что жалобы изымаются ежедневно. Потом начали чистить.

-Надя содержится в одиночной камере. Насколько это сложно для нее?

-Надя – человек, который стремится к общению, и к ней все тянутся. Она не может без общения, она сходится с любым человеком. Но почему-то ее всегда держат в одиночке. Надя говорит, что это "монастырь", а не тюрьма. Ее никто никогда не видит. На прогулку ее выводят на крышу – воздухом подышала, и назад.

Только дважды за весь этот период к ней подселяли людей. Один раз – женщину на 3 дня. Это должно было быть наказанием, потому что эта женщина ни с кем не сходилась – у нее армянская горячая кровь. Но они с Надей сошлись за один день, и Надя рассказывала, что это были три лучших дня за весь год. Они сдружились, и их тут же расселили.

Во второй раз к Наде подселили девушку, но через месяц Надя объявила голодовку, и девушку отселили.

-И о голодовке. Она была очень продолжительной. Отразилось ли это на состоянии здоровья Нади?

-Я понимаю, что у людей это не укладывается в голове – 83 дня! 45 дней голодовка была без питательных веществ – просто вода из-под крана, потом разрешили покупать воду. Из-за этого в почках образовались камни, достаточно большие. Это одна из больших проблем, которая осталась. На 46-й день начали колоть глюкозу и аминокислоты, потому что начались изменения в формуле крови и появились признаки приближающейся комы – микрообмороки. И Надя прошла все это. Голодала 83 дня, потому что дальше было нельзя.

На момент взятия в плен она весила 84 килограмма, после окончания голодовки – 46. Сейчас она весит около 60 килограммов, все в порядке. Надя не любит говорить о своем здоровье. У нее все прекрасно. Спартанец.

После голодовки осталось две больших проблемы, но так как Надя не хочет говорить об этом, и я не буду. Все будет хорошо.

-Рассказывает ли Надежда о медицинском обслуживании в "Матросской тишине"?

-Здесь тоже имеет место подлость. Потому что, когда Надя голодовала, и я требовала, чтобы к ней допустили украинских врачей, их долго не пропускали. С огромными потугами помогла омбудсмен Элла Памфилова – благодарю ее за это. Надя не понимала, почему ее так активно начали подкармливать витаминами, подтягивали состояние здоровья. А это делалось, пока украинские врачи штурмовали СИЗО.

-Как вы думаете, позволили бы Надежде умереть?

-Запросто. Просто для них Надежда такой орешек… Они не то что раскусить его не могут, они даже не подозревают, что это за порода такая. Надя очень разумно ко всему подходила, она блокировала любую возможность себя уничтожить. Конечно, они переживали, чтобы она не умерла – вернее, чтоб не на их участке. В СИЗО-6 перекрестились, когда передали ее в СИЗО-1.

Но там были такие вещи, как "мойка" - это лезвие от одноразового бритвенного станка. Это запрещенный предмет, им можно сосуды порезать. Но после обыска в Надиных комнатах эта "мойка" всегда оставалась. То есть это было подталкиванием.

Заключенного подталкивают к этому, потому что "нет человека – нет дела". Спасло, наверное, только то, что никто не хотел, чтобы это произошло на его участке, потому что слишком уж неудобное дело.

-Как Надежда отреагировала на переквалификацию обвинения против нее?

-Надежда столько всего уже воспринимала в суде! Например, когда в суде спрашивают: "Кто вы по профессии?" - "Бывшая военная, сейчас – народный депутат Украины" - "Ага, военная". Поэтому Надя уже спокойно относится к этому. Это сплошная ложь. Я вижу свою задачу в том, чтобы собрать как можно больше доказательств, чтобы судилище в России превратилось в цирк – если не для россиян, а для всего мира. Запад уважает слово "суд", у них перед законом все равны. А в России ведь нет суда.

-Устраивает ли Надежду работа адвокатов?

-Надя – командный игрок. Она "построила" своих адвокатов, выстроила линию защиты, и они сотрудничают плодотворно. Я надеюсь, эффективно. Прежде всего потому, что об этом деле знает весь мир. За это я им благодарна.

-Кто оплачивает услуги Надиных адвокатов?

-Сейчас – "Батьківщина", а когда Надя еще не была политиком, польский фонд "Открытый диалог". Государство Украина мало что делало для своих людей. И сейчас на наших ребят – их вместе с Надей одиннадцать – нет денег, нет такого фонда.

-Как относится к Надежде Савченко российский обыватель?

-Я не читаю комментарии в СМИ, но иногда попадаются на глаза. Там есть разные мнения. Иногда ты понимаешь, что это откровенно проплаченный человек. Но ей пишут письма со всех концов России, из Питера, из Москвы, из Калининграда. Они очень-очень хорошо относятся к Надежде. Пишут: "Благодаря вам я понял, насколько лжет наше телевидение". Когда я связываюсь с этими людьми, я благодарю их, говорю, что не все потеряно. Но они настроены пессимистически. Они не понимают, что на самом деле все зависит от них. Просто надо действовать, а не опускать руки.

Я не могу сказать, что все за Надю, но очень многие.

-Действительно, есть поддержка - и из Украины, и со стороны международной общественности, и даже со стороны россиян. Насколько это важно для Надежды?

-Эта поддержка – это, наверное, все, что есть у нас. Это наше оружие – объединяйся и побеждай. Если бы адвокаты, "Батьківщина" рассказывали об этом всему миру, а весь мир был бы безразличен, то у нас бы ничего не вышло. Надя своей правдой, своей искренностью привлекла внимание к себе. Для меня это самое главное.

-В чем секрет несгибаемости, которую демонстрирует Надя?

-Я думаю, что таких людей, как Надя, много в Украине. Просто Надя попала в то место и в то время. Такая порода украинской нации. Мы разные, но посмотрите на этот народ. Мне, например, очень приятно слышать, что я "хохол", я понимаю происхождение этого слова. И все эти парни, которые пошли держать границу, пока армия чухалась, думала, идти или нет.

Примеров несгибаемости очень много. Просто сейчас все прожекторы направлены на Надю – и слава Богу, потому что она вдохновляет остальных.

Полную версию видеозаписи пресс-конференции с Верой Савченко смотрите здесь.

Наши блоги