УкрРус

Германию обвинили в финансировании создания ядерного оружия Израиля

  • Германию обвинили в финансировании создания ядерного оружия Израиля
    АР

Существование израильского ядерного оружия, несмотря на официальные опровержения израильских властей, уже давно не является ни для кого тайной. За несколько последних десятилетий о нем стало известно практически все. Все - за исключением одного: кто финансировал программу.

Один из ведущих военных специалистов по ядерному оружию в Германии, экс-сотрудник Минобороны ФРГ Ханс Рюле утверждает в статье для Die Welt, что решающую роль в финансировании создания израильского ядерного оружия "практически со стопроцентной уверенностью" принадлежит Западной Германии, сообщает Inopressa.

При этом немецкие власти на условиях строгой секретности выделяли - и до сих пор выделяют - громадные средства якобы на развитие гражданских объектов, а на самом деле - на разработку ядерного оружия.

"Так, история израильской ядерной программы начинается в 1952 году с создания израильской Комиссии по атомной энергии, - рассказывает эксперт. - В июле 1955 года еврейское государство подписало предложенный США контракт на приобретение небольшого исследовательского реактора для мирного использования. Однако уже к этому времени у премьер-министра Давида Бен-Гуриона и руководителя министерства обороны Шимона Переса были скрытые мотивы по созданию ядерного оружия, и в ноябре 1956 года Перес обратился к министру обороны Франции Морису Бурже-Монури с запросом о том, как французские власти посмотрят на то, если "Израиль создаст собственный потенциал ответного удара". В итоге год спустя Перес подписал три секретных соглашения с представителями социалистического правительства Молле - на поставку Францией реактора на тяжелой воде мощностью 24 МВт, 385 тонн природного урана, и согласие сотрудничать с Израилем в области исследований и производстве ядерного оружия и поддержать его в строительстве установки по переработке плутония".

Строительство реактора, как говорится далее, началось в условиях строгой секретности в конце 1957 года в пустыне Негев, близ города Димона, и завершилось в 1964-м. Через год там же был открыт завод по переработке урана, и к концу 1966 года израильские инженеры уже создали атомную бомбу. К началу Шестидневной войны в 1967-м Израиль обладал уже двумя ядерными боеголовками, а к войне Судного дня в 1973-м - от 10 до 20.

Однако в 1960 году стратегическая разведка США, продолжает Рюле, разоблачила истинное предназначение завода близ Димоны, а президент Франции Шарль де Голль потребовал от Израиля, чтобы тот сделал публичные заявления о мирном характере своей ядерной программы. В конце 1960 года израильский премьер Бен-Гурион сделал такое заявление, однако рядом с реактором был построен научный центр по изучению засушливых зон. "Но это была очевидная дезинформация, с помощью которой власти хотели оправдать финансовые затраты на строительные работы в Димоне перед израильской общественностью", - подчеркивает автор.

Тем не менее, несмотря на недоверие других государств, никаких доказательств военного использования Димоны не было. Созданная Пересом в 1957 году спецслужба "Лакам", отвечавшая за сокрытие израильской ядерной программы, успешно справлялась с поставленной задачей вплоть до 1986 года - в этом году британская газета Sunday Times опубликовала откровения израильского инженера Мордехая Вануну, работавшего в Димоне с 1976 по 1985 год. По его словам, в Димоне Израиль производил до 40 килограмм плутония в год, что было достаточно для создания от 8-10 бомб ежегодно. В достоверности слов Вануну сомневаться не приходилось, так как они были подкреплены многочисленными фотографиями, сделанными на ядерном объекте.

"Однако после разоблачений Вануны не был задан вопрос, каким образом такая небогатая страна, как Израиль, могла финансировать такой огромный комплекс, имевший около 2,7 тыс. сотрудников", - продолжает Рюле. Отчасти, как объясняется далее, это не было сделано потому, что правительство Бен-Гуриона еще в начале 1960-х заявило, что мирная атомная программа Израиля финансировалась не из бюджетных средств, а благодаря спонсорам со всего мира. "Мы инициировали конфиденциальную акцию по сбору средств, в результате которой удалось собрать более 40 млн долларов, что составляло половину стоимости реактора", - говорил Перес. Намеком на вопрос, кто же оплатил вторую половину, является высказывание Бен-Гуриона на встрече с редакторами израильских СМИ 31 марта 1963 года: тогдашний премьер сказал, что "конфронтация с правительством Аденауэра могла навредить созданию оружия сдерживания, безопасности Израиля и предотвращению будущих войн".

Все потому, что ФРГ с 1961 года финансировала ядерную программу Израиля, маскируя свой вклад как помощь на развитие пустыни Негев. Предыстория этого такова, говорится в статье: 14 марта 1960 года канцлер ФРГ Аденауэр и израильский премьер Бен-Гурион встретились в Нью-Йорке в отеле Waldorf Astoria. В ходе встречи лидеры обеих стран договорились о том, что Германия предоставит Израилю кредит на 500 млн долларов (тогда - 2 млрд немецких марок) с отсрочкой в десять лет под процентную ставку в 3,6% якобы на "развитие Негев". В документах МИД ФРГ соглашение имело гриф "Совершенно секретно", проходило под кодовым названием "Акция Деловой партнер". Субсидирование кредита шло под рубрикой "содействие развивающимся странам", кредитование осуществлял государственный Kreditanstalt fur Wiederaufbau(KfW), в качестве цели финансирования были обозначены: "развитие Негева", "текстильная фабрика" и "завод по атомному опреснению в Негеве".

Один из немецких чиновников, отвечавших за проект, утверждает, что "Акция Деловой партнер" проходила совершенно по иным "правилам", нежели все остальные совместные проекты с развивающимися странами. "В отличие от других проектов в развивающихся странах, в которых KfW выступал кредитором, KfW никогда не проверял использование предоставленных Израилю средств. Также никогда не проводились совещания с партнерами из Industrial Development Bank of Israel", - говорит он. Израильская сторона, по его словам, регулярно информировала KfW об использовании средств. Однако в конечном итоге ни один из вышеназванных проектов - "развитие Негева", "текстильная фабрика" и "завод по атомному опреснению в Негеве" - так и не был осуществлен, говорится в статье.

"Учитывая все это, неудивительно, что KfW до сих пор упорно отказывается снимать гриф секретности с документов о платежах Израилю в рамках "Акции Деловой партнер", - констатирует Рюле.

Наши блоги