УкрРус

Владимир Милов: если Путин и его команда в кого-то вцепились, то очень вероятны плохие сценарии

Читати українською
  • Владимир Милов остро критикует политику Кремля
    Владимир Милов остро критикует политику Кремля
    yabloko.ru

Оппозиционный политик Владимир Милов в начале 2000-х годов занимал пост заместителя министра энергетики России. В свое время он также возглавлял "Институт энергетической политики" и был председателем партии "Демократический выбор".

Милов долгое время публично критикует политику Кремля. В феврале 2008 года он вместе со своим соратником Борисом Немцовым опубликовал брошюру "Путин. Итоги". В ней он раскрыл всю глубину деградации России во время пребывания Путина на посту президента.

Какие настроения сейчас царят в российском обществе, почему Владимир Путин так нервничает перед федеральными выборами, зачем убили Бориса Немцова, насколько сильно пострадала экономика РФ из-за низких цен на нефть - об этом и не только Владимир Милов рассказал в эксклюзивном интервью "Обозревателю".

- Есть очень много версий того, какие цели преследовали заказчики убийства Бориса Немцова: раскол оппозиции, закрытие проекта "Кадыров" и т.д. Какой версии придерживаетесь вы?

- Я не сторонник того, чтобы выбирать какую-то одну узкую версию. У наших спецслужб есть такая популярная формулировка "по совокупности". Борис длительное время был раздражителем лично для Путина.

Борис играл ключевую роль в консолидации оппозиционных сил. Он задумал ту коалицию, которая в итоге у нас сложилась с Михаилом Касьяновым и Алексеем Навальным.

Собственно говоря, есть вполне очевидные вещи, которые беспокоили и продолжают беспокоить Путина. Прежде всего - это подготовка к предстоящим федеральным выборам, из-за которых власть очень сильно нервничает.

Борис играл ключевую роль в консолидации оппозиционных сил. Он задумал ту коалицию, которая в итоге у нас сложилась с Михаилом Касьяновым и Алексеем Навальным. Борис обладал уникальными финансовыми и организационными способностями для того, чтобы такая коалиция состоялась. Его устранение, конечно, нанесло строительству этого объединения очень большой вред. Тем не менее, мы справляемся с ситуацией. Однако сложно переоценить ущерб, который был нанесен.

Чтобы вы понимали системный контекст, через три недели после убийства Немцова Путин, выступая на коллегии ФСБ, впервые открыто призвал именно эту структуру готовиться к федеральным выборам. Он сделал это и в текущем году. Но впервые это прозвучало спустя 3 недели после убийства Бориса. В частности, он сказал, что ключевая задача ФСБ - противодействовать неким "врагам", которые хотят выйти на федеральные выборы и нанести урон путинским интересам.

Немцов был для Кремля очень неприятной фигурой. Борис действительно разбирался в экономике и понимал, как нанести ущерб крупным путинским банкам и корпорациям.

Кроме того, спустя 3 месяца после убийства Бориса был отравлен Владимир Кара-Мурза, который также играл ключевую роль в становлении нашей оппозиции. Он фактически выполнял роль полномочного представителя Михаила Ходорковского. Мы регулярно встречались в узком кругу: Михаил Касьянов, Алексей Навальный, Леонид Волков, Константин Мерзликин, я и Володя Кара-Мурза. Сейчас уже есть все признаки того, что это было криминальное отравление, причем очень сложное. Яд невозможно было обнаружить, но с помощью анализов было установлено, что это, скорее всего, отравление криминального характера.

То есть видно, что речь идет не только об убийстве Немцова. Это целая цепочка событий, которая преследует цель помешать оппозиции хорошо выступить на федеральных выборах.

И второй момент: Борис был активным лоббистом финансовых санкций против крупнейших путинских корпораций. Санкции по ним очень сильно ударили: по "Роснефти", по банкам. Я точно знал задолго до убийства, что в Кремле были крайне недовольны этой ролью Бориса, тем, что он встречался с западными политиками и рассказывал им, как наиболее болезненно ударить по путинским корпорациям. Это очень реалистическая версия. Особенно в свете попыток Путина ослабить или отменить санкции.

Немцов был для Кремля очень неприятной фигурой. Борис действительно разбирался в экономике и понимал, как нанести ущерб крупным путинским банкам и корпорациям. Эта совокупность обстоятельств и привела к решению о том, что Борис - крайне опасный для системы человек.

- Вы сказали, что власть очень нервничает перед выборами. Почему? Критические настроения в обществе нарастают?

- Да. Мы видим результаты региональных и местных выборов, по которым в общем-то можно прогнозировать, как будут голосовать россияне на выборах федеральных. Они для власти очень плохие. Показатели намного хуже, чем были перед выборами в Госдуму в 2011 году.

Впервые больше чем за 10 лет власть проиграла губернаторские выборы в одном из регионов - в Иркутске.

Они вчистую проигрывали многие крупные города в последние годы. За последние пару лет они проиграли, например, выборы мэров в Новосибирске и Екатеринбурге - это третий и четвертый крупнейшие города России. Беспрецедентно высокий был результат у оппозиции на мэрских выборах в Москве.

Кроме того, впервые больше чем за 10 лет власть проиграла губернаторские выборы в одном из регионов - в Иркутске. В минувшем сентябре в четверти из тех регионов, где прошли губернаторские выборы, власть проиграла столичные города и вытянула только за счет деревень - и это несмотря на жесткие "фильтры" и недопуск к выборам губернаторов реальной оппозиции.

- Есть ли основания надеяться, что Владимир Путин пойдет на обмен Надежды Савченко на российских военных? Или, возможно, он хочет выторговать какие-то политические уступки?

- Честно говоря, я не совсем понимаю его стратегию действий в этом вопросе. Но мне кажется очевидным, что Путин лично считает Савченко представителем воюющего противника. То есть, для него она солдат, взятый в плен в бою.

Поэтому Путин достаточно агрессивно к ней настроен. Хотя он может пойти на какие-то тактические уступки и размены, если ему это понадобится в политической игре.

Думаю, то, что российские власти так сурово и жестоко действуют по отношению к Савченко, является следствием импульса с самого верха. Была дан некий сигнал: Савченко - это воюющий враг, которому надо мстить.

Если Путин и его команда в кого-то вцепились, то, к сожалению, очень вероятны плохие сценарии.

Путин и его команда - это вообще очень мстительные люди. Мы это видели на примере их борьбы со многими политическими оппонентами. Они все помнят и даже через много лет готовы совершать акты мести по отношению к людям, которые когда-то перешли им дорогу. Стоит вспомнить многих "юкосовцев", которые до сих пор сидят в тюрьмах. Это видно и на примере открытых расправ, убийств политических оппонентов. Так что, если Путин и его команда в кого-то вцепились, то, к сожалению, очень вероятны плохие сценарии.

- Не так давно иностранная пресса и некоторые российские политологи сообщали об усилении конфликта в окружении Путина между силовиками и "людьми Медведева". Что за этим стоит и к чему может привести раскол?

- Я не верю в версии о том, что борьба в окружении Путина влияет на российскую политику. То, что произошло в нашей стране за последние 15 лет, привело к сверхцентрализации процесса принятия решений вокруг фигуры Путина.

Мы можем наблюдать, как по многим позициям деградировали уровни уполномоченных лиц. Они очень легковесны, по сравнению с теми, кто был на их месте, допустим, 10 лет назад.

Там присутствует колоссальный уровень микроменеджмента. Путин лично занимается мельчайшими вопросами в различных сферах управления, не доверяя делегирование полномочий своим коллегам.

Мы можем наблюдать, как по многим позициям деградировали уровни уполномоченных лиц. Они очень легковесны, по сравнению с теми, кто был на их месте, допустим, 10 лет назад.

Посмотрим на экономический блок. 10 лет назад туда входили Герман Греф, Алексей Кудрин и глава Центробанка Сергей Игнатьев. В целом это были влиятельные люди с высоким публичным статусом. К ним даже президент вынужден был прислушиваться. Сейчас же на их месте сидят серые технократические фигуры: Улюкаев, Силуанов, Набиуллина.

Ключевые решения, основные направления политики определяются не подковерной борьбой каких-то групп, а именно Путиным.

То же самое можно сказать о представителях других сфер, например, о силовиках. Тот же Александр Бортников во главе ФСБ намного более технократическая фигура, чем был, к примеру, его предшественник Николай Патрушев.

Поэтому, на мой взгляд, последние годы были связаны с общей деградацией качества высших фигур. Это делалось для того, чтобы повысить их управляемость. Чем менее яркие и весомые политические функционеры находятся на той или иной должности, тем у них меньше возможностей на что-то влиять.

Система, которая сейчас действует в России, это суперконцентрация полномочий у Путина. Все остальные игроки очень легковесны. Это "политические мыши" по сравнению с президентом. Ключевые решения, основные направления политики определяются не подковерной борьбой каких-то групп (хотя элементы такой борьбы, конечно, присутствуют), а именно Путиным. Я не считаю его балансирующим между разными кланами арбитром. Он "хозяин", основные рычаги влияния находятся у него.

- Есть много мнений по поводу того, насколько сильный ущерб наносит России низкая цена на нефть. Каково ваше мнение? И можете ли вы назвать предельно низкую цену, которую способна выдержать экономика России?

- Знаете, вам, может быть, покажется, что у меня немного экзотический взгляд на эту ситуацию. Но я считаю, что падение цен на нефть не очень сильно повлияло на российскую экономику. Сейчас объясню, почему так думаю. Это довольно просто.

У нас в нефтяной отрасли, в нефтяном экспорте действует прогрессивная шкала налогообложения. Прогрессивная - не в значении хорошая. Просто из-за этой системы все, что выше 40-50 долларов за баррель, наши нефтяные компании никогда не видели. Практически вся эта сверхприбыль уходила в бюджет. Поэтому низкие цены на нефть привели лишь к уменьшению поступлений в бюджет, и все.

По сути, низкая цена на нефть влияет только на скорость сокращения резервного фонда.

Когда цены стали падать, пошли разговоры об урезании расходов. Министр финансов Антон Силуанов говорил, что на один-два триллиона рублей расходы придется снизить. Но Путин отказался это делать, и расходы сейчас сохранены на уровне выше 16 триллионов рублей в год. Такими же они были до падения цен на нефть.

Поэтому, по сути, низкая цена на нефть влияет только на скорость сокращения резервного фонда. Из него в экономику продолжают вбрасываться деньги, компенсируя потери из-за снижения цен. Резервный фонд сейчас составляет уже меньше 50 миллиардов долларов. Это самый низкий уровень за 4 года. Думаю, что велик риск того, что в этом году он будет полностью исчерпан. Но пока он есть, дефицит притока нефтедолларов в экономику будет компенсироваться за его счет.

На нашу тяжелую экономическую ситуацию, прежде всего, влияют другие факторы. Многие годы основным источником роста российской экономики были дешевые западные займы. В июле 2014 года, до того, как сбили малайзийский Boeing и были объявлены самые жесткие финансовые санкции, совокупный портфель внешних займов российских банков и компаний составлял почти 700 миллиардов долларов.

Россия пыталась найти альтернативу в виде займов у Китая. Но Китай не в состоянии спасти нас от кредитного голода.

Однако теперь у нас больше нет другого источника дешевых денег. Российская экономика их не в состоянии генерировать. Поэтому мы брали и брали займы у Запада. Как только после сбитого самолета ввели санкции, у России не только исчезла возможность получать западные займы, но нашим банкам и компаниям пришлось очень быстро выплатить огромные деньги назад (многие займы были краткосрочными). Конечно, это тот ключевой фактор, который создал давление на рубль. В 2008 году цена на нефть падала сильнее, но рубль так не обрушивался.

Россия пыталась найти альтернативу в виде займов у Китая. Но оказалось, что китайская финансовая система очень маленькая, по сравнению с западной, и не настроена на кредитование чужаков - только своих. Китай не в состоянии спасти нас от кредитного голода.

- Практически все стороны признают, что Минские соглашения неэффективны. Есть ли какая-то альтернатива, какой-то реальный способ добиться стабильного мира на Донбассе?

- Минские договоренности изначально были попыткой оформить банальное перемирие в виде какого-то якобы глобального соглашения. Но практически никакие важные пункты договоренностей, помимо, собственно, перемирия, так и не выполнены. Их неэффективность была сразу ясна. Я об этом высказывался сразу после того, как соглашения были достигнуты.

Ключевое препятствие для реализации Минских соглашений - явное нежелание российской стороны отдавать под контроль Украине границу на Донбассе. И, откровенно говоря, из Москвы я пока не вижу какой-нибудь реальной альтернативы и серьезных перспектив для улучшения ситуации. Не нужно переоценивать соглашение о перемирии и искать в нем какую-то "глобальную архитектуру".

- На ваш взгляд, если бы США, Европа и Украина изначально более жестко отреагировали на агрессию Кремля, Путин пошел бы на попятную или, наоборот, действовал бы еще более радикально?

- За прошедшие два года Россия сильно ослабла в результате западных санкций, а украинская государственность и украинская армия смогли пережить первоначальный шок и несколько окрепнуть. Два года назад всего этого не было: Россия была намного сильнее, Украина была в руинах, для Запада происходившее было полной неожиданностью.

При всех потерях для Украины она смогла добиться главного - сохранить и укрепить свою государственность и сдержать российскую агрессию в определенных пределах.

Я не очень понимаю, какие "более жесткие действия" можно было предпринять, чтобы остановить Путина два года назад. Объявить России войну? К этому никто не был готов тогда и особо не готов сейчас.

Так что, мне кажется, что при всех потерях для Украины она смогла добиться главного - сохранить и укрепить свою государственность и сдержать российскую агрессию в определенных пределах. Ведь широкомасштабного военного вторжения в Украину не произошло, украинская государственность выстояла.

Поэтому реалистично рассуждая, я не вижу, что глобально можно было сделать по-другому. Слишком внезапными были путинские действия два года назад.

Сейчас, когда противостояние перешло в стадию затяжной позиционной борьбы, ключевым фактором для Киева становится успех реформ и построение в Украине успешного государства европейского образца. Только это сможет окончательно остановить путинскую агрессию. Увы, на этом пути прогресс пока сильно ограничен.

Как сообщал "Обозреватель", США назвали самые приоритетные пункты Минских соглашений.

Наши блоги