УкрРус

В Германии обеспокоены политикой России: ведет себя как "банановая республика"

  • В Германии обеспокоены политикой России: ведет себя как "банановая республика"

В конце прошлой недели представитель правительства ФРГ за закрытыми дверями проинформировал членов комитета бундестага по внешней политике о внутриполитическом развитии в России и его возможных последствиях для сотрудничества на международной арене.

Один из членов этого комитета, внешнеполитический эксперт фракции ХДС/ХСС в бундестаге Карл-Георг Велльман рассказал в интервью DW, о чем шла речь на заседании, и дал свою оценку политике президента Владимира Путина.

- Господин Велльман, что нового вам рассказало правительство о внутриполитической ситуации в России?

- Оно выразило свою тревогу, например, в связи с отношением властей к неправительственным организациям, которым навешивают ярлыки "иностранных агентов", положением со свободой печати и другими вещами, которые нас беспокоят. Но для нас были важны внешнеполитические последствия.

- "Иностранные агенты", свобода печати… Что тут нового?

- Ничего. Я на это и обратил внимание на заседании, сказал, что все это уже давно известно, обо всем можно было прочитать в газетах. Главный же вопрос - что будет дальше? Чего ожидать от России? Как вести дискуссию о том, какое место должна в будущем занимать Россия в Европе?

- А какая существует, с вашей точки зрения, взаимосвязь российской внутренней политики и внешней?

- Многое, с чем мы сталкиваемся здесь, определенные вещи, которые очень смущают не только нас, но и правительство, канцлера, министра иностранных дел, - это и есть ее проявление. Речь идет о попытке оказать влияние с помощью пропаганды. Вспомните, например, известный случай с берлинской русскоязычной девочкой Лизой, когда с помощью лжи нагнетались страсти среди российских немцев. Нас беспокоит и вызывает полное недоумение, что с российской стороны идет поддержка и финансирование праворадикальных движений в Европе. Это может делать какая-нибудь "банановая республика", но не Россия же!

- Что касается сотрудничества с Россией на мировой арене, то по проблеме Ирана оно было весьма плодотворным. Как вы оцениваете шансы найти общий язык с Москвой для нормализации ситуации в Сирии?

- Роль России на переговорах по Ирану была очень конструктивной. Это признали все, в том числе и американцы. Так должно быть и с Сирией. Все понимают, что без участия России, без российского вклада ситуация в Сирии не успокоится. У Москвы есть и собственный интерес содействовать этому, поскольку радикальный ислам грозит перекинуться и на Россию, в которой проживает более 20 миллионов мусульман. Это значит, что все, включая Россию, должны быть заинтересованы в том, чтобы остановить пожар на Ближнем Востоке и вернуться, наконец, к разумному положению дел.

- Это тема, в которой у России и Запада есть общие интересы. А как быть со спорными проблемами, будь-то конфликт в Украине или отношения с НАТО? Вы видите возможность вести диалог с Россией и по таким вопросам?

- На этот счет существует так называемая двойная стратегия Запада и НАТО. Надо признать, что своей политикой Владимир Путин кое-чего добился, а именно, - оживления Североатлантического альянса. Два года назад ни одному здравомыслящему человеку не пришла бы в голову идея отправлять немецких, американских или британских военнослужащих в страны Балтии или в Польшу. Интервенцией в Украине, аннексией Крыма Путин добился того, что Россия снова воспринимается как угроза. В такой ситуации - хотя мы этого и не хотели - НАТО и Запад отреагировали мерами сдерживания.

Одновременно мы говорим, что Россия - это наш крупнейший сосед, с которым мы хотим вернуться к нормальным рабочим отношениям. Это, однако, предполагает ведение стратегического диалога. Мы же становимся свидетелями реактивной российской внешней политики, которая к тому же непредсказуема и потому опасна.

- Вы говорите о "реактивной" политике России. А у самого немецкого правительства есть стройная концепция отношений с Россией?

- Именно такой вопрос мы и задавали на заседании внешнеполитического комитета бундестага, но не получили на него убедительного ответа. Кажется, Рональд Рейган как-то сказал, что для танго нужны двое. Вот мы и приглашаем Россию. Мы не видим, чтобы и сама Россия имела внятную стратегию в отношении ее роли в Европе. Угрожать и демонстрировать военную мощь - это не стратегия.

- И все же. Как быть, если один партнер отказывается от приглашения на танго, не берет протянутую ему руку?

- Для начала ему следует четко дать понять, что агрессия ничего не дает. Что угроза отдельным, пусть даже малым государствам НАТО - странам Балтии - неминуемо вызовет ответную реакцию всего альянса. На предыдущем саммите НАТО в Уэльсе на этот счет были приняты решения, и на предстоящем в Варшаве эти решения будут подкреплены.

В то же время, как это было и во времена доктрины Хармеля (министр иностранных дел Бельгии Пьер Хармель, идеи которого в середине 60-х легли в основу доктрины безопасности и разрядки. - Ред.), есть протянутая рука. Есть много тем, которые интересуют обе стороны - и Европу, и Россию. Будь то стратегические отношения в энергетической сфере, вопросы свободной торговли, визовая либерализация или технологическое сотрудничество.

Мы видим, что Путин прилагает сейчас большие усилия в направлении структурных реформ в экономике страны, создал специальную комиссию под руководством Алексея Кудрина, которой поручено найти способ остановить спад экономики и промышленности в России. На эту тему мы также могли бы говорить, но готовности к этому со стороны Москвы нет.

- Мне послышались оптимистичные нотки в вашем ответе. Вы считаете, что экономические проблемы, стоящие сейчас перед Россией, могут привести к смягчению жесткого внешнеполитического курса Москвы?

- Человек, занимающийся внешней политикой, должен всегда смотреть в будущее и быть оптимистом. Иначе, не стоит и браться. Но надо быть и реалистом, готовым к возможному конфликту, необходимо четко показывать, что мы слишком сильны, что у Запада слишком большие ресурсы, чтобы Россия могла бросить ему вызов.

На заседании внешнеполитического комитета я сказал, что от политики Запада, в том числе, Германии остались одни осколки, но и от российской политики в отношении Запада - тоже. В мире глобализации никто не может существовать изолированно. Проблемы слишком велики - экономические, безопасность, экология и так далее. Поэтому начать надо с определения взаимных интересов. Надеюсь, что и в Москве возобладает такой подход.

Наши блоги