УкрРус

Юрген Тоденхёфер: ИГ - самая опасная террористическая армия в мире

  • Юрген Тоденхёфер: ИГ - самая опасная террористическая армия в мире

Публицист Юрген Тоденхёфер в интервью DW делится впечатлениями от поездки на территорию "Исламского государства". Не стоит недооценивать организацию исламистов, а чтобы победить их, мало одной военной силы, считает он.

Немецкий публицист Юрген Тоденхёфер (Jurgen Todenhofer), в прошлом - консервативный политик, был в 1970-80-е годы депутатом бундестага от Христианско-демократического союза. Когда советские войска находились в Афганистане, Тоденхёфер в качестве журналиста не раз посещал места боевых действий со стороны моджахедов. В последнее время он выступает с критикой политики Запада на Ближнем Востоке. В декабре 2014 года Тоденхёферу первому из западных журналистов удалось посетить город Мосул и территории в Ираке, занятые исламистами. 27 апреля выходит в свет его книга "Внутри ИГ - 10 дней в "Исламском государстве". В интервью DW Юрген Тоденхёфер рассказал о своем опасном путешествии и о том, можно ли победить ИГ.

DW: У вас было десять дней, чтобы узнать изнутри так называемое "Исламское государство". Вы сильно рисковали, но вернулись живым. Каковы главные выводы?

Юрген Тоденхёфер: Во-первых, ИГ - это опаснейшая террористическая армия, известная в современной истории. Во-вторых, мы сами создали этих террористов, проводя войны с террором - в данном конкретном случае в Ираке. После 11 сентября 2001 года примерно тысяча боевиков пряталась по пещерам в Афганистане. Сегодня мы имеем 100 тысяч международных террористов. Итак, наша бомбардировочная стратегия породила этот терроризм. Я провел среди этих людей десять дней, видел их профессиональность и фанатизм, и после этого могу лишь обратиться к федеральному правительству Германии: постарайтесь найти политическое решение в Ираке и Сирии. А это значит - больше прав суннитам. Кроме того, я установил, что представляемая ИГ позиция не имеет ничего общего с исламом, и говорю всем молодым людям на Западе и во всем мире: не надо туда ездить. Это имеет такое же отношение к исламу, как ку-клукс-клан - к христианству. Вы навредите там своей религии. По сути, это антиисламское государство, его стоило бы назвать АИГ.

- Мы воспринимаем ИГ, прежде всего, как террористическую организацию. Вы посетили город Мосул. Насколько увиденное там похоже на настоящее государство?

- Вы там не увидите ничего похожего на пропагандистские видеоролики. Автомобили с бойцами в черных масках и направленными в небо автоматами не раскатывают целыми днями по проезжей части. Людям не рубят постоянно головы. Мосул выглядит совершенно нормально. Оживленное уличное движение. На улицах и в переулках, где расположены базары и магазины, люди свободно перемещаются и совершают свои покупки. Вы там не увидите ничего от "Исламского государства", разве что время от времени развевающиеся флаги. На номерах машин стоит штемпель ИГ, полицейские носят униформу, полученную от ИГ, но она выглядит абсолютно обычной. Вы обнаружите там обыденность зла. И вы это ощутите, если отправитесь туда.

- Имеется ли что-то похожее на государственную структуру с управами, судами, больницами?

- Я сам был когда-то судьей. И я общался с действительно компетентными специалистами по государственному праву. Мнения едины: де-факто это государство, контролирующее определенную территорию. Население в значительной части признает его. Оно имеет дорожную полицию. Оно имеет обычную полицию, состоящую не из боевиков ИГ. Оно имеет систему правосудия для улаживания гражданских споров. Люди ее очень хвалят, поскольку она не коррумпирована. Говорят так: "Здесь дела решаются быстро, и мы не должны за это платить, а раньше надо было платить и долго ждать". Происходит сбор налогов - а ведь это одна из первых вещей, о которых заботится государство. И там имеется некоторая система здравоохранения, работают больницы, однако они страдают от нехватки медикаментов, поставки которых бойкотируются Багдадом. Но это все же функционирующее государство.

Я бывал в Мосуле до иракской войны, в такое же время года, в 2002-м. Никаких решающих различий я не смог обнаружить. Но одно я должен уточнить: раньше Мосул был знаменит своим христианским кварталом, своими мультикультурными районами, и вот здесь по сравнению с 2002 годом можно найти различие. Потому что все не-сунниты - а это значит, шииты, христиане, езиды - либо изгнаны, либо стали бежали сами. Но вы этого не заметите, если специально не посетите те места, где они ранее проживали.

- Одни бегут оттуда, а другие добровольно едут туда. В Германии, в Европе удивляются тому, что тысячи людей сами стремятся принять участие в предполагаемом джихаде, отдавая себя во власть террористических группировок. Вы могли общаться с такими добровольцами. Почему они туда отправляются?

- Мне довелось побывать в лагере рекрутов близ границы, куда, как на призывной пункт, каждый день прибывает больше полусотни человек. А там немало подобных пунктов. Туда приезжают с большим воодушевлением! И это не какие-то недоумки, среди них есть и высокоинтеллектуальные люди. Один молодой человек добрался с Карибских островов, элегантно одетый, в очках марки Ray-Ban. Я спросил его: "Вы-то что тут делаете?" И он ответил: "Я только что сдал второй госэкзамен по юриспруденции и получил право работать в суде, но я хочу сражаться за "Исламское государство" там, где потребуется". В другой раз на мосульской улице повстречался вдруг высокий, худой блондин, явно не из Ирака. Оказалось, это швед, и он сказал: "Я проживаю здесь лучшую часть моей жизни!" Там состоялась промывка мозгов с невероятным успехом. ИГ не просто обладает большой силой и, между прочим, захватило область, сравнимую с Великобританией. Дело в том, что для определенной группы молодежи ИГ становится в высшей степени привлекательным. Молодые люди видят, как в "Исламском государстве" обезглавливают, сжигают, пытают, рубят руки. Но они говорят: "Имеются весьма важные причины, почему так поступать сейчас правильно. Слабый не может быть великодушным, он должен быть жесток". Чудовищное и, с моей точки зрения, крайне опасное развитие.

- Как знаток региона, что бы вы посоветовали для победы над ИГ?

- Необходимо исключительно политическое решение. Военного решения не может быть. И даже те успехи на поле боя, о которых докладывают американцы, не в счет. Через несколько часов после того, как, по словам американцев, был "очищен" Тикрит, ИГ захватило Рамади, а этот город намного больше. Уже вся иракская провинция Анбар под его контролем, как и части Ливии. Есть предположения, что ИГ осуществляет вылазки на территории Афганистана. Этот феномен напоминает раковую опухоль, и я призываю не слишком доверять донесениям о военных победах над ИГ. Сокрушить его будет возможно лишь в том случае, если суметь реинтегрировать в политическую жизнь Ирака суннитскую группу населения, а это примерно 35 процентов иракцев. Без подобного национального примирения никак не обойтись.

Наши блоги