УкрРус

Пусть на карачках, но только в Европу!

Читати українською
  • Пусть на карачках, но только в Европу!

На "Шустер live" ругались, лаялись, чертыхались, разве что не кусались

После пожелания ведущей "Подробностей" увидеть жаркую дискуссию Савик Шустер принялся представлять гостей. Пообещав исследование националистических течений в Украине и России, ведущий перешел к главной теме – судьбе Юлии Тимошенко. Помощники почему-то унесли микрофон, потому Сергей Соболев не смог сразу выйти к нему (возможно, это был знак, что впоследствии за микрофон будет драчка).

Что сделать, чтобы волки были сыты, а овцы целы?

Но все устаканилось, и Соболев принял объяснять, что Тимошенко останется в политике. Речь идет не только о лечении, но и об освобождении, ведь доверия к украинскому правосудию – ни на грош. Так что, не будет моратория на политическую деятельность? – поинтересовался ведущий. Соболев отверг любые ограничения: и избираться в президенты Тимошенко сможет.

Процитировали евродепутата Марека Сивеца о том, что и волки должны быть сыты, и овцы целы: три года для Юли на скамье запасных и штраф. Соболев оставался непреклонным: никаких ограничений!.. Политик вещал столь напористо, что, казалось, из глаз вот-вот начнут сыпаться искры.

Из Кракова подали самого Сивеца, и Шустер поинтересовался погодой - это он так связь проверял. Далее Сивец объяснил, что написал то, что прочитал в украинской прессе, и нечего паниковать. Вообще-то по образованию он инженер, и у него нет времени для дальнейшего выяснения отношений... Получилось потешно.

Представив профессуру, Шустер признал, что Марек был не дюже убедителен. Сократить срок, продолжил наступать Соболев. Но Европа требует также реформы прокуратуры, судов и честных выборов. Не изменим подхода – ни черта не изменим.

Игорь Мирошниченко заявил, что Сивец – человек Януковича, чем вызвал смех у Вадима Колесниченко. Сивец – типичный провокатор, продолжал Мирошниченко. А как же Квасьневский – его бывший шеф? – пожал плечами Шустер.

Освобождайте Тимошенко - требует Европарламент, продолжал гнуть свое Соболев. С таким грузом в Европу не попадешь... Колесниченко послал всех в Европейский суд, который ничего про Юлю не сказал. А отпустить ее может лишь парламент, а никак не президент.

Через 2-3 месяца решение из Страсбурга будет, заверил Соболев и обложил по уши судью Киреева, который еще и стал замом Печерского суда. Колесниченко громко вздохнул: в очередной раз пытаемся завести рака за камень. Тимошенко арестовывали по кодексу 1961 года. Как может баллотироваться в президенты человек, совершивший подлог? Нонсенс!

Соглашение подписывал Дубина, напомнил Соболев. Да так наподписывался, что черт голову сломит, ведь Ющенко тогда накуролесил. А не подписали бы соглашение, Украина замерзла бы. Нынче же Фирташ снизил себе цену на газ, почему бы и Украине не последовать его примеру?

Предлагаете новый процесс над Юлей? – спросил Шустер. Соболев же процитировал Ахметова, который давеча напомнил, что в Украину приходят люди в приличных костюмах, а уходят голые и босые...

Петр Мага выразил желание зрителей услышать что-то конструктивное, а не болтовню. Соболев снова повторил, что надо отпускать Юлю, и сел.

Доля Юли зависит от руки Чечетова

О чем же беседовали с Тимошенко три часа послы? – обратился ведущий к Сергею Пашинскому. Юля требует полной реабилитации, напомнил тот. Но нынче бог дал нам шанс, и она готова принять предложение отправиться на лечение в клинику "Шарите", так что с реабилитацией можно потерпеть. Мы не становимся в позу, заявил Пашинский, и готовы идти на компромисс. А Янукович рассказывает, что доля Юли зависит от парламента, значит, от руки Чечетова. Но дело не в Тимошенко, а во всей стране, которая живет не по-европейски.

Апломб и эмоции не подменяют правовых знаний, заявил Колесниченко. 90% сказанного Пашинским - брехня. Янукович же сделал жест доброй воли – подготовьте законодательство, чтобы выпустить вашего лидера... Пашинский показал листы с текстом Конституции и зачитал пассаж про помилование. Не надо нам лапшу на уши вешать! Вы про законы думаете, когда бьете людей под Киерадой?!.. Театр абсурда, отреагировал Колесниченко. Еще доживем до суда Линча.

Решать проблему к микрофону вышел Владимир Олейник. Он напомнил об избирательности помилования и предложил смоделировать ситуацию. А вдруг Юля не захочет ехать за границу? Президент окажется в дураках, обманутым прохиндеями... Но есть законопроект, подготовленный Мищенко, который позволяет прокрутить все играючи.

Олейник напомнил, что доверять Юле опасно – она такая хитрющая! Да и этим прецедентом станут пользоваться богатые – отбывать сроки на Канарах...

Цейтнот, цугцванг и бардак

Виктор Чумак усадил Олейника и напомнил о всесилии юристов: они могут решить любое дело или же его безальтернативно запутать. Сейчас же ответственность перекладывается на Раду и даже на оппозицию. То есть последнюю хотят сделать виновной... Чумак напомнил, что не один Олейник – юрист, а и он сам. Если Тимошенко не помилуют, а лишь отпустят на лечение, то в выборах она участвовать не сможет. Мы находимся в состоянии цейтнота, а власть – в состоянии цугцванга, то есть каждое действие ухудшает ее положение.

Припозднившаяся Елена Бондаренко призналась, что ничего не упустила – она прекрасно знает, кто что говорил. А с Тимошенко получается абсурдная ситуация: ей предоставляем льготы, которые логично потребовать другим. Мы все ищем выхода для Тимошенко! Почему она сама не думала? Подписать договор на десять лет мог лишь сумасшедший.

Урезонив Пашинского и обозвав его хамом, Бондаренко пообещала принять все, что требуется в Раде. Мы это примем! – заверила она с ударением на первом слове.

Конфликтуем вместо того, чтобы искать компромисс, пожал плечами Олейник и поведал, что нынче оппозиция и не стремится к евроинтеграции. Желают, поганцы, прийти к власти и тогда подписать ассоциацию.

Олейник сел, а Пашинский пожелал вернуться к пламенному спичу Бондаренко. Да они за два года удвоили государственный долг и теперь ходят с протянутой рукой! В России и Китае предлагают свои условия, а Европа требует лишь стать цивилизованными. Стране грозит полный коллапс!

Да Пашинский пропустил из 60 заседаний 32 и зарегистрировал лишь один законопроект, сообщила Бондаренко, и хохотать принялись все.

Бондаренко попросила навести порядок в студии и вышла к микрофону. Оппозиционеры не терпят другой точки зрения, пытаются превратить дискуссию в бардак, пояснила она.

Вопрос Тимошенко решается политической волей

После рекламной паузы Пашинский обвинил Бондаренко и Олейника в очень большой брехне. Так или нет?! – заорал он. Олейник же не голосовал за законопроект Мищенко, а Бондаренко не вызывали в СБУ. Олейник объяснил, что не голосовал за законопроект в такой форме, а Бондаренко уточнила, что в СБУ таскали и ее, и ее мужа. И перешла к тому, что делает власть. А поезд в Европу уйдет и без оппозиции, и Янукович станет главным евроинтегратором. Отойдите и не мешайте!

Вот пришла Бондаренко, и вся дискуссия пошла прахом, заметил Соболев. Точь-в-точь – я Солженицына не читал, но возмущаюсь. И Соболев предложил вернуться к Тимошенко и Коксу с Квасьневским. Но это у него не получилось: он поведал, что регионалы отмечаются в Раде, но на заседаниях не присутствуют, за них голосуют другие... Это же очевидная неправда! – возмутилась Бондаренко. Сами – глобальные прогульщики!

Да не хотим мы это обсуждать! – заметил Шустер, но Бондаренко успела вставить, что дьявол кроется в деталях.

Вот смотрят люди и думают: какой ужас творится! – начал свою речь Сергей Мищенко. Вопрос Тимошенко решается политической волей. И Мищенко показал папку, в которой хранятся три ключа для его решения: это декриминализация статьи, указ президента про помилование и позволение осужденным лечиться за рубежом. Но один голос Мищенко ничего не решит – нужна политическая воля. И еще Мищенко предложил сократить число дармоедов в Раде до 150. Да даже 50 хватит.

Не спешите хлопать, можно и вообще без депутатов, заметил Вадим Карасев и объяснил, что проблему Тимошенко надо решать в контексте движения в Европу. Вот провороним – тогда что будет? Власть и элита уже давно там. А как будем общаться с Путиным после пролета? На карачках, но надо двигаться в Европу.

Помилования не будет, заверил Карасев и предложил не перекидывать друг на друга ответственность. Кто против движения в Европу, тот против людей!.. И Карасев призвал людей выходить на улицы и требовать Европу для себя - у политиков она уже есть.

Ни за что не отвечает только раб!

Чуть ли не плачущим голосом Мищенко признался, что готов доработать законопроект. Но делайте что-нибудь! Нельзя же одну хату постоянно перепродавать. Спускайтесь с небес и принимайте закон о наследстве. И вас изберут президентом!

Мищенко заверил Пашинского, что президент не помилует Тимошенко. Не зря же внезапно вспомнили про его законопроект. Это неспроста.

Соболев перечислил законопроекты, которые провалило большинство. А президента интересует, чтобы Юля не баллотировалась на выборах. Теперь он еще хочет назначать судей... Олейник припомнил Дубину и поинтересовался у Соболева: вы демократ или нет?.. Пашинский заорал так, будто Бондаренко укусила его. А смехом он отреагировал на замечание Олейника, что оппозиция ни за что не голосует.

Это вы – евроинтеграторы? – взвился Мирошниченко. Регионы законами манипулируют, чтобы укрепить диктатуру. Законопроект нас не спасет - коммунисты начнут фордыбачиться, да и времени не хватит. Выход один – указ о помиловании. Потому-то и Европа апеллирует к президенту.

Значит, оппозиция – это пустое место? – подкинул Карасев, чем завел Пашинского. Мирошниченко же продолжал вещать, чем утомил Бондаренко. Помилование возможно лишь тогда, когда сидящий в тюрьме просит о нем, с ироничной улыбкой заметила она. Поднялся вой, и Бондаренко вышла к микрофону.

Оппозиция обсуждает невозможный вариант, заявила она, назвала оппозиционеров импотентами и предложила не сводить свой мандат до ничтожества. Она по традиции стала перечислять, кто за что не голосовал, и предложила не занимать своими попами места в зале. Ни за что не отвечает только раб! Значит, оппозиционеры – рабы?.. Браво! - воскликнул Пашинский.

Цена вопроса очень высока, согласился с Карасевым Чумак. Мы должны выгрызть зубами ассоциацию. Но Украина – страна парадоксов. В 91-м году мы начали забивать независимостью гвозди, в 2005 году демократы все прозевали, и теперь нас ведут в Европу люди, которые не имеют к ней никакого отношения... Дальнейшее хоровое пение Шустер прервал рекламой.

Пожертвуем одним человеком ради всего народа

Аудитории задали простой вопрос: нужно ли ради евроинтеграции сделать исключение для Тимошенко? 62% посчитали, что надо. И так считают 42% из твердого электората Регионов. У нас нет оппозиции, только меньшинство, заметил Колесниченко и посоветовал ему отдать все свои голоса, тогда власть его поддержит. Однако Юлю нельзя отпускать на свободу – только на лечение.

Пашинский назвал президента банкротом и отметил, что он хочет открыть в Берлине филиал Качановской колонии. Но Европа признала Тимошенко невиновной!

Аналитик Игорь Попов нарисовал перспективу: Юля едет в Берлин, потом в Брюссель и возвращается сюда на белом Гольфстриме. Но борьба только начинается, и хотелось, чтобы в этой борьбе победила Украина.

Соболев процитировал Квасьневского насчет сокращения срока с семи до двух лет и резолюцию Совета Европы. Все требования четко сформулированы... Законопроект поддержим, заверил Олейник, но оппозиция пусть голосует единогласно, ведь нынче мы же играем в одной команде.

Профессура напомнила про равноправие и вступивший в силу приговор суда, что вызвало бунт Соболева и Пашинского (до чего мы дошли?!), поведала, что в Европе живут неплохо и нам так хочется, и призвала пожертвовать одним человеком ради 45-миллионого украинского народа.

Надо удирать от азербайджанцев в Европу!

Сменили тему. Из Москвы подали корреспондента канала "Дождь" Илью Васюнина, который взялся объяснять, что такое Бирюлево и с чем его едят: плодоовощная база, серая зона, кавказцы, свой уклад, крышующая полиция, братва, вот и докатились до схода и битья стекол. Слава богу, до крови не дошло. Беспорядки с этническим окрасом не вдохновляют. Но сейчас в Бирюлево стало безопасно в темное время суток! Такого раньше не было.

К микрофону вышел один из лидеров движения "Русские" Александр Белов. Что, Россия для русских? – спросил ведущий. Для русских – Россия, уточнил Белов и поведал про унижения русских в Бирюлево. Постепенно азербайджанцы захватили все ключевые посты, вплоть до милиции... В глазах Колесниченко отразилась печаль.

Уровень ненависти к приезжим зашкаливал, продолжал Белов. Бабушки рвались выжигать все огнем... Карасев отметил, что база принадлежит дагестанцам, а они в составе России. Прикрытие, пояснил Белов. Но Карасев продолжил разоблачать обвал национальной политики в России. В Париже тоже до фига выходцев из колоний, но французы не бунтуют... Да в парижском пригороде белую женщину непременно изнасилуют, заверил Белов и предложил представить, как в Киеве окажется миллион азербайджанцев. Вот введет Россия визовый режим – все они и ринутся сюда.

Русские не работают, они сдают квартиры и пьют, предложил Мага зрительский взгляд на проблему. Белов же предложил бороться с коррупцией. Потребовалось народное восстание, чтобы закрыть базу. Криминальная власть! – пожал плечами Белов и посоветовал Украине скорее подписывать ассоциацию с Европой: тогда мы за вами потянемся.

Чумак рассказал про трудовую иммиграцию и государственную коррупцию, а также заверил, что в Украине нет проблем с нацменьшинствами. На это Белов потребовал от России перестать быть федерацией.

Алжир едет во Францию, а Индия в Лондон, напомнила Бондаренко. А там происходит капсулизация. И она призвала решать вопрос по американскому примеру. Да ничему они там не научились, не согласился Белов. Бондаренко сунула ему под нос чернокожего президента.

Мищенко поинтересовался сильной репрессивной машиной в России и поведал, что под Киевом может возникнуть второе Бирюлево. В аэропорту Борисполь собираются уже в декабре набрать в обилии дешевую рабочую силу.

Интеграция возможна, когда иммиграция небольшая, заметил Белов, в Россию же приезжают целыми аулами. А потом создается пирамида совместного соучастия в преступлениях, вплоть до голосования на выборах.

Власти выгодны полулегальные иммигранты, заявил Мирошниченко. Нашей - не выгодны, уточнила Бондаренко, ведь Украина не Россия. Мирошниченко же предложил вводить визовый режим с Россией, чтобы перекрыть поток иммигрантов.

Карасеву же не давали покоя чеченцы и дагестанцы. Мухи отдельно, котлеты отдельно, заметил Белов. Вот-вот, про мух, пожалуйста, поподробнее, попросил Карасев.

Украинская национально-освободительная революция еще не завершилась

Ведущего же больше интересовали нацистские тенденции. Униженные люди требуют реванша, заметил Васюнин... Был показан российский телерепортаж о задержании Зейналова. Если бы я был азербайджанцем, я бы обиделся, признался Шустер.

В России жестко задерживают, пояснил Белов. А пиар есть пиаром... Мы вышли из одного концлагеря, и нам нужно учиться жить вместе, заметил Владимир Яворивский и предложил Белову избавиться от имперского синдрома. Вон, Путин заявлял, что победить в войне можно было без украинцев – в какие это ворота лезет? Вот и выходит, что украинцы больны комплексом неполноценности, а россияне страдают манией величия.

Прекратите называть русских россиянами! – призвал Белов. Вы же не хотите, чтобы Украина была для всех – придем завтра и заберем? Нельзя допустить превращения в индейцев.

Дьявол прячется в деталях, заметил Колесниченко и потребовал корректно цитировать Путина. Вот и в материале не было сказано об аресте 400 погромщиков. А этнические конфликты случаются и в Европе. Но важнее возрождающийся нацизм, и потому надо брать пример с Греции. И запретить "Свободу" к чертям собачьим.

Белов обрушился на Колесниченко, а Шустер напомнил про празднество "Свободы" в Киеве. К микрофону вышел Андрей Мохник и восхитился умением объединить Бирюлево и праздник Покрова в одном блоке. А для Колесниченко все в вышиванках – фашисты. Он манкурт, наплевавший на Украину... Колесниченко в ответ пожелал Мохнику подлечиться.

Тот же объяснил, что УПА боролась за независимость Украины, а теперь холуй Колесниченко носит значок с трезубцем. На территории Украины Советский Союз воевал с Третьим Рейхом, и была еще УПА. Теперь нет ни СССР, ни Рейха.

Пытаются приватизировать любовь к Родине, вмешалась Бондаренко. Испохабили православный праздник, устроили шабаш на львовском стадионе. Нам предлагают Украину для украинцев, а Яворивский лишь поощряет неонацизм... Бондаренко принялась читать присягу дивизии СС "Галичина", а Мохник с Мирошниченко ее перебивать. Да они сотрудничали с Гитлером! А Сталин? – вставил Яворивский.

Не путайте УПА с СС "Галичина", попросил Мохник. А держава у нас мононациональная – 78% украинцев... Мохник с Бондаренко схлестнулись в оценке гитлеризма, и Белов поддержал первого.

Украинская национально-освободительная революция не завершилась, объявил Мохник. В Киеве стоит еще памятник Ленину...

Колесниченко напомнил о европейских ценностях и многонациональном украинском народе. К независимости же УПА никак не приложилась. Пусть оппозиция определиться: в Европу или с неофашистами? А то Фарион заявляет: с русским именем – чемодан-вокзал-Москва. Появилось понятие "русскоязычный", а это ростки нацизма. И теперь орел с депутатским значком скандирует "убить антифашиста!".

Патриотизм и национализм не должны быть приютом для негодяев, заявил Олейник. Видите ли, эта партия имеет право на свободу, остальные должны заткнуться. Вон, даже Грымчаку угрожают...

В финале выслушали Мохника, двух профессоров, а кончилось тем, что Мага поведал о том, что футбольные матчи за поездку в Бразилию будут проходить при полных трибунах. Оставалось только выдохнуть с облегчением...

Наши блоги