УкрРус

Россия нацелилась кромсать Украину на части

Читати українською
  • Россия нацелилась кромсать Украину на части

В "Политике с Толстым" режиссер Бортко признался, что ему смешно называть Украину страной

Петр Толстой гордо признался: уже год треплемся про Украину! Но попросил не аплодировать, хотя зрители уже принялись хлопать.

Украинцы обречены на замерзание

Так мир или война? Киевский политолог Михаил Погребинский попытался мыслить логично. В отношении Порошенко: война жрет и деньги, и жизни – ему нужна пауза, чтобы пережить зиму. Иначе президентом не усидит до весны. А так называемые сторонники войны лишь перепрыгивают через себя – миротворчество не в моде... Погребинский назвал Яценюка и Авакова ответственными за ситуацию и жаждущими воевать. Но надежда на паузу все же реальна.

Кремлевский глашатай Сергей Железняк назвал анализ умным и интеллигентным. Но в Украине его не слышат. Погребинского вряд ли пускают на ТВ, а могут и бока намять. И Железняк переключился на детей, которых убивали чуть ли не по приказу Порошенко. А паузу Киев использует для перевооружения.

Железняк напомнил, что к власти люди пришли в результате переворота и они не способны созидать. Камарилья Порошенко пришла с оружием на Донбасс, а не наоборот... И так далее в том же духе. Еще и национализм приплел.

Константин Затулин со сдвинутыми бровями подчеркнул, что все решает не Киев, а сами понимаете кто. Если Запад безоглядно поддержит, то война продолжится. А этот поганый Запад консолидирован под крылом Штатов. Америка же выигрывает от вооруженного конфликта.

Выигрываете? – уточнил Толстой у журналиста Майкла Бома. Тот попытался объяснить, что против России лезть бессмысленно и пагубно. Это замечание очень понравилось Толстому. Решили, что и поставки оружия тоже пагубны... Похоже, Бома уже внушительно обработали, и он заговорил про гражданскую войну. Впрочем, он отметил, что ополченцы денонсировали минские соглашения, а жаль. А давай-ка вернемся к женевским! – предложил Толстой.

Можно ли жить, как живут люди на Донбассе? – задал вопрос Владимир Бортко. Нельзя. Потому надо признать ДНР и ЛНР, лихо вывернул режиссер, и вывести войска.

Не получится, их всех уничтожат, успокоил Железняк. Это геноцид, люди Киеву не нужны... Слово дали харьковскому деятелю Константину Долгову, и он понес: от отказа Украины от Европы до потери Крыма и Донбасса. 30 млн. украинцев - заложники у киевского режима, и они обречены на замерзание. Украинская армия одета в демисезонную форму!.. Долгов не обошелся без застреленных деток и разрушенного монастыря и отметил, что Киев уже пошел в наступление.

Единорос Михаил Маркелов напомнил, что возобновлять военные действия зимой – губительно для армии. Но армия защищает Киев... Погребинский не захотел признавать ДНР и ЛНР – остальные русские станут заложниками. Когда гибнут единицы, это лучше, чем когда гибнут сотни.

До марта военные действия не возобновятся, заверил политолог Иосиф Дискин. Но провокации продолжатся, поскольку власть безумна. Сплошная шизофрения! Дискин, видать, плохо был осведомлен в украинских делах, потому попер на националистов. Они все оседлали тигра революции! – влепил гость.

Лихой Александр Гордон предложил ополчению перейти в наступление и скрутить украинскую армию в калач. Вперед, на Киев!..

Украина не может существовать без России!

Толстой повторил про убитых школьников и обстрелянный монастырь и перешел к грядущим минским переговорам.

Будет определена граница, пообещал Погребинский и порадовался, что Киев будет разговаривать с избранниками народа...

Франко-российский аналитик Арно Дюбьен посетовал, что рациональность хромает не только в Киеве, но даже и в Москве. Заваруха закончится, когда ополченцы возьмут донецкий аэропорт и Дебальцево... Никакой гарантии, что война не возобновится, нет, заявил Затулин. Но Россия не даст Новороссии наступать на Киев! Потому как сил недостаточно. А русскоязычная Украина подавлена... И Затулин неожиданно вывернул, что Донбасс должен вернуться в Украину...

Толстой же, в свою очередь, вывернул на границы Русского мира и завел про употребление русского языка. Мировоззренческий вопрос, заверил Железняк, идеологический... Порошенко не такой дурак, неожиданно признал Затулин. Он ловит людей, успокаивая, что все будет, как прежде, когда и не пахло русским государственным... Но в школах отменяют курс мировой литературы и такой же истории, запузырил Железняк.

Гордон рассказал, как русский язык может поглотить национальные в Латвии, но Украине это не грозит... Маркелов предложил кинуть язык и подумать, как зиму пережить... Но гости не хотели опускаться столь низко.

Нет языковых границ в Украине, напомнил Дюбьен, а Погребинский рассказал, что газеты в стране – сплошь русскоязычные. Да и в постели с женой можно говорить по-русски. Главное, чтобы в регионах преподавали в школах свою историю: на западе – свою, на востоке – свою.

Пошутили, что украинцы и на родном говорят неправильно, и напомнили, что более половины говорят по-русски. Гордон объяснил Бому, что в Америке английский не закреплен как государственный, а в Нью-Йорке, где живет полтора миллиона русских, официальные бумажки пишут и на русском...

Бортко залез в историю, припомнил Нестора, писавшего на русском (Дискин поправил, что русского тогда не было и в помине), "Слово о полку Игореве" и назвал Сковороду русским писателем. Да Украина не может существовать без России! – Бортко брызнул слюной.

Украина – либо унитарная страна, либо сложносочиненная, заявил Затулин. Националистам же плевать на доводы Бортко... Молчавший доселе политолог Сергей Михеев скороговоркой заверил, что за язык в Украине люди не поднимаются. Россия же не чесалась, и выросло новое поколение... Хунвейбины, уточнил Гордон.

Рассудить был призван неказистый журналист Андрей Никитин со скамьи запасных, который прочитал кучу учебников истории и пришел к выводу, что украинцы – обиженный народ. из учебников следует, что они прогнали Наполеона, а Окуджава и Аксенов боролись за независимость Украины.

Бортко рассказал про своего отчима – драматурга и замминистра иностранных дел Корнейчука, который не мог убедить Бенеша "подписать" границу Украины, поскольку отдали немцам Судеты. Сталин того согнул, но граница была искусственной. Смешно называть Украину страной, провозгласил Бортко, слегка путаясь в губах.

Чем бездарнее будут себя вести киевские власти, тем быстрее Украина присоединится

Украина многие годы упражняется в украинстве, заявил Гордон. Не отсюда ли корни войны?.. Культуролог Андрей Новиков-Ланской завел про логику истории и про формирование украинской нации, которой там никогда не было... И не будет, буркнул кто-то.

Гордон упомянул Шевченко и заверил, что тот писал на суржике. Русскоязычные граждане будут сдвигаться к России, отметил ведущий, а культуролог провел границу с Украиной по Днепру, прихватив Киев с Одессой.

Маркелов попытался сделать историко-лирическое отступление, призвав на помощь Ильина: не разделишь российский веник на прутики!.. Мудреца Железняка понесло про людей, непомнящих родства, и раздел по линии жизни и смерти и вывернуло на прекращение кровопролития, которому мешает киевская власть...

Бом согласился с Геншером, что берлинская стена перенеслась на восток. Крым он назвал чистым вопросом, а Донбасс сложнее... Припомнили, что Захарченко собирается вернуть Донбасс, и снова добрались до границы по Днепру. Но Бом поинтересовался: кто будет восстанавливать Донбасс?.. Толстой объяснил, что Россия одолжит бабки у Америки под небольшой процент.

А где украинские города? – влез Долгов. Киев, Одесса, Харьков – города русские. От Украины ничего не останется... Это смутило Погребинского, которой напомнил, что пока в Украине русские воюют против русских. Сложные процессы происходят. И великой России не мешало бы соображать... Болезнь роста, пояснил ведущий.

Дискин стал проводить границу по областям, где победил Оппозиционный блок... Бортко это не понравилось, и он попер на НАТО, а разом и Бома. Мы заплатим за Донбасс и за Крым? – заорал режиссер. Да!

Толстому пришлось заверить Бома, что его в обиду не дадут. Затулин же напомнил, что отношения с Украиной надо будет выстраивать в условиях крымского синдрома. Новороссию он согласился сдать, но Крым – ни за что! И Новороссию не сдадим, заверил Железняк. Тогда Затулин предложил либо разделить Украину на части, либо воспитывать прорусских диссидентов.

Вся Украина – часть большого Русского мира, заявил Железняк. Граница – в душе и сердце каждого из нас... Насильно мил не будешь! – наконец-то дернулся Бом. Не хотят вашего русского мира!.. Чем бездарнее будут себя вести киевские власти, тем быстрее Украина присоединится, нашел выход Железняк.

Гордон нарисовал лихую картину: Новороссия, Малороссия, Одесса и Харьков, а может, даже Галичина, берутся за руки, идут на Киев и говорят: мы – Украина!

Похоже, дошли до ручки, и Толстому захотелось, чтобы итог подвел Погребинский. Тот заверил, что значительная часть Украины за Россию, ведь голосуют за Оппозиционный блок. И выразил надежду, что народы перестанут разговаривать через дула автоматов, и стена рухнет...

По уровню злопыхательства и дегенератизма программа явно выбивалась в лидеры среди творений Толстого...

Наши блоги