УкрРус

Билет в один конец: как выходцы из Центральной Азии вступают в ряды исламистов

  • Билет в один конец: как выходцы из Центральной Азии вступают в ряды исламистов

В Центральной Азии встревожены сообщениями об участии уроженцев государств региона в военных конфликтах на Ближнем Востоке и Афганистане. Как остановить вербовку в ряды исламистов?

В начале весны 2015 года глава МВД Таджикистана Рамазон Рахимзода Хамро сообщил, что таджикским правоохранительным органам удалось установить имена 144 граждан страны, замеченных в военных действиях в Афганистане, Ираке, Сирии и Пакистане. 12 человек из них задержаны, 34 - объявлены в международный розыск.

В Душанбе регулярно публикуют данные об арестах таджикских граждан и за пределами страны. Так, в апреле 2015 года, трое жителей республики были остановлены турецкими правоохранительными органами при попытке попасть в Сирию. Еще один таджикистанец за призывы вступать в ряды "Исламского государства" (ИГ) был взят под стражу сотрудниками ФСБ России в Астрахани.

На минувшей неделе в душанбинских СМИ прошла информация о гибели пятерых таджикистанцев в Ираке. Предполагается, что эти люди находились в составе отрядов ИГ. 27 апреля, со ссылкой на афганские источники, таджикские издания сообщили о смерти четверых уроженцев страны в военных действиях в провинции Кундуз в Афганистане.

Билет в один конец

Не только граждане Таджикистана, но и других стран Центральной Азии, попадают в ряды радикальных исламистов. Тревожные сведения и цифры озвучивают также в Астане и Бишкеке. Так, СМИ ранее публиковали информацию о вероятном участии в составе группировок ИГ 300 уроженцев Казахстана и 230 выходцев из Киргизии.

"Налицо деятельность широкой и, судя по всему, разветвленной сети вербовки граждан стран ЦА в террористические исламистские группировки. Жителей наших государств пытаются использовать в качестве "мяса" в военных конфликтах", - отметил в интервью DW таджикский политолог Сайфулло Сафаров.

По его словам, люди, отправляясь на войны в качестве джихадистов, фактически берут билет в один конец. "Некоторые из них везут даже своих членов семьи, не понимая, что после гибели их жены переходят к другим боевикам, а дети попадают в военные лагеря", - говорит Сафаров.

Разные трамплины

Опрошенные DW эксперты отмечают, что выходцы из стран ЦА попадают в зоны военных конфликтов разными путями. Сначала они оказываются в Афганистане, где проходят военную подготовку, затем отправляются в Сирию. При этом вербовка идет чаще всего в России среди рабочих-мигрантов, заявляют аналитики.

По словам руководителя информационного сайта Antiterrortoday.com, ташкентского эксперта Виктора Михайлова, на территории РФ существует несколько подпольных центров по вербовке рекрутов для джихада (джамаатов), в том числе "Исламского движения Туркестана", которые очень активно работают с трудовыми мигрантами.

"В 2014 году количество боевиков-узбеков в Афганистане, Сирии, Ираке увеличилось на 380 человек. Так вот все они уехали из России", - рассказал Виктор Михайлов в интервью DW.

По его мнению, на территории РФ вербовка в радикальные организации идет полным ходом. Но нельзя говорить о том, что российские спецслужбы ничего не делают. Они пытаются выявлять экстремистов, однако, ограничены в своих действиях. "Мигранты из Центральной Азии зачастую живут замкнуто. Внедрить агентуру в их среду непросто. Сегодня, вероятно, российские спецслужбы нуждаются в поддержке таджикских и узбекских спецслужб", - пояснил Михайлов.

Методы противодействия

В каждом из государств ЦА, на фоне сообщений о вербовке граждан для участия в боевых действиях на Ближнем Востоке и в Афганистане, в 2014 году ужесточили законодательство. Так, в Таджикистане им теперь грозит лишение свободы сроком до 20 лет. Не менее суровые порядки действуют и в Узбекистане. Здесь с радикализмом борются как на государственном уровне, так и на общественном, отмечает Виктор Михайлов.

В узбекских общинах (махаллях) работают так называемые отряды махаллинских стражей порядка. Это своеобразный резерв МВД, который следит за настроениями в молодежной среде и реагирует на любой экстремистский сигнал, отмечает Михайлов. По его мнению, этот метод уникален для региона. "Да, может быть это не совсем демократично, но результат налицо - в 2014 году в Узбекистане не был завербован в боевики ни один житель страны", - сказал Виктор Михайлов.

Побороть бедность

Директор Центра современных процессов и прогнозирования в Душанбе Хафиз Бобоеров считает, что одними лишь карательными мерами и призывами остановить распространение экстремистских идей сложно.

По его словам, граждане вступают в ряды радикальных исламистов, чтобы заработать деньги, и уже находясь на войне, они становятся фанатиками. "Исходя из этого, нам нужно в своей стране поднимать экономику, вселять людям уверенность в завтрашнем дне", - подчеркивает Бобоеров.

С ним солидарен и глава представительства Фонда Аденауэра в ЦА Томас Кунце (Thomas Kunze). В интервью DW он отметил, что с пониманием относится к тревогам в ЦА по поводу роста исламского радикализма. "Властям в странах ЦА необходимо создавать соответствующие условия, чтобы граждане тут идентифицировали себя со своим государством и не уезжали в Сирию или Ирак", - подчеркнул Кунце.

Наши блоги