УкрРус

"Политический детектив": журналист рассказал о возможных связях Путина с русской мафией

  • "Политический детектив": журналист рассказал о возможных связях Путина с русской мафией

Испанский ордер на арест депутат Госдумы Владислава Резника, бывшего замдиректора ФСКН Николая Аулова и еще десяти россиян, подозреваемых в связях с тамбовской преступной группировкой, - давно ожидаемая сенсация.

Однако ни Резника, ни Аулова главными действующими лицами этой сенсации назвать нельзя, пишет российский журналист и блогер Олег Кашин в статье для DW.

Испанское дело тамбовской ОПГ - это не гангстерская сага, а всего лишь глава в большом политическом детективе, главная интрига которого останется неразгаданной до самых последних страниц. До какой степени политический класс путинской России интегрирован в преступный мир? Кого еще, кроме Резника и Аулова, можно заподозрить в аналогичных деяниях - сколько таких депутатов, сколько таких силовиков? И главный вопрос, связанный с этой интригой, касается главного российского политика Владимира Путина: сколько рукопожатий отделяет его от самых зловещих героев российского преступного мира?

Бандитский Петербург - родина путинского Кремля

В 1997 году Борис Ельцин провозгласил Санкт-Петербург "культурной столицей России". Звание, безусловно, заслуженное, но запоздалое - к концу первого постсоветского десятилетия Петербург имел репутацию совсем не культурной, а криминальной столицы России. Бывший Ленинград тяжелее, чем Москва, переживал переход к капитализму, и роль криминальных группировок в жизни города была более заметной, чем в остальной России.

Герои репортажей Александра Невзорова и сериала "Улицы разбитых фонарей" - петербургские бандиты - больше походили на хозяев города, чем мэр Анатолий Собчак, предпочитавший активную светскую жизнь и зарубежные поездки. Кто мог знать, что именно мэрия этого мрачного криминального города того периода станет основным источником кадров для федеральной власти двадцать первого века, а скромный заместитель Собчака Владимир Путин превратится в авторитарного вождя, крепко держащего в руках всю Россию?

Массовый переезд чиновников Смольного девяностых в Кремль нулевых стал самой масштабной кадровой революцией в постсоветской России. Но, переехав в Москву, они остались теми же людьми из Смольного с их привычками, умением "решать вопросы", связями - в том числе и с самыми страшными людьми.

Связи и тайны

Один из таких "страшных людей" Владимир Барсуков (Кумарин) после двух приговоров уже почти десять лет за решеткой. Журналисты называли Кумарина лидером тамбовской группировки, он возражал против такого титула и даже выигрывал суды по этому поводу, но репутация оказалась сильнее - было время, когда Кумарина даже называли "ночным губернатором" Петербурга. В том смысле, что официальная власть в городе действует только при свете дня, в остальное время городом полностью правит криминал.

Тюремные стены хорошо хранят любые тайны, и пока Кумарин за решеткой, никто не узнает о том, как в действительности строились его отношения с властями Петербурга в те времена, когда Владимир Путин был вице-мэром. Другому "тамбовскому", Геннадию Петрову, повезло меньше - им занялось испанское правосудие, у которого нет причин оберегать репутацию российской власти. В уже опубликованных материалах дела Петрова звучит даже имя Александра Бастрыкина - глава российского Следственного комитета для Петрова и его коллег был просто Сашей. Сведений, собранных о депутате Резнике и генерале Аулове, хватило, чтобы испанцы выдали ордер на их арест.

И хотя начальник Аулова Виктор Иванов говорил, что Геннадий Петров был всего лишь осведомителем Аулова, скорее всего, испанское разбирательство стоило карьеры и Иванову - всегда считавшемуся одним из ближайших сотрудников Путина. Он не просто лишился должности, а вся силовая структура, которую он возглавлял - Федеральная служба по контролю над оборотом наркотиков, - теперь упразднена, и у Николая Аулова, как и у Виктора Иванова, теперь нет даже формального места службы.

Связи из 90-х - не главное в облике Путина

В преступных группировках нет отделов кадров, архивов и формальных делопроизводств. В лучшем случае можно доказать, что один уважаемый человек оказывал какие-то услуги другим уважаемым людям. Петербург - не фантастически большой город, все уважаемые люди так или иначе знакомы и связаны между собой. Выводы, которые можно сделать из их знакомств и связей, могут быть какими угодно, и, поскольку и Резник, и Аулов в какой-то мере имеют отношение к кругу "людей Путина", испанское дело, конечно, бьет и по его репутации.

Как бы там ни было, связи и знакомства двадцатилетней давности не могут быть определяющей чертой Путина в 2016 году. Владимира Путина можно обвинять в узурпации власти, в развязывании войн, в нарушении прав человека, в инициировании политических судебных процессов - доказательств по каждому из пунктов более чем достаточно. Имеет ли на таком фоне значение его возможная связь с тамбовскими бандитами? Наверное, имеет - но только для авторов детективов и политических пиарщиков, а не для истории и не для судьбы страны.

Наши блоги