УкрРус

Владимир Акименков: в России развивается новый социальный протест

Читати українською
  • Владимир Акименков
    В тюрьме Владимир Акименков начал терять зрение
    Facebook Владимира Акименкова

В России от политических репрессий страдают не только украинцы. С подачи Кремля в тюрьмах заточены и многие оппозиционно настроенные россияне.

Владимир Акименков полтора года находился под стражей по "Болотному делу". Оно известно как крупнейший уголовный процесс против участников протестного движения в России. "Международная амнистия" признала Акименкова "узником совести".

После выхода из мест заключения оппозиционер не оставил гражданскую деятельность. Сейчас он является одним из самых известных защитников прав политзаключенных в России.

В эксклюзивном интервью "Обозревателю" Акименков рассказал о политических репрессиях Кремля, формировании гражданского общества в своей стране и перспективах обмена украинской летчицы Надежды Савченко.

- Владимир, по вашим оценкам, сколько сейчас в России политических заключенных?

- В России отсутствует общий список людей, которых посадили и которых преследуют по политическим мотивам. Попытка его составления наткнулась бы на ряд препятствий - как объективных, так и субъективных. Весьма скромные списки политзеков есть у "Мемориала" и у Союза солидарности с политзаключенными. Более широкий список политрепрессированных имеется у проекта "Новая Хроника текущих событий".

Разным людям и группам, которые занимаются помощью узникам, сложно договориться об общих критериях отнесения тех или иных "сидельцев" к политзекам. По мнению одних людей, к узникам совести невозможно отнести сидящего за самиздат радикального публициста Бориса Стомахина. В то же время другие правозащитники включают в число политических заключенных приморских партизан и иных инсургентов.

В России за последние двадцать пять лет тысячи граждан, в основном молодых, были репрессированы по политическим мотивам: от условного срока до убийства

Проблема носит отчасти национальный характер, а отчасти международный. Сказывается и русский страх всего и вся, что выходит за "обычные" рамки, и, например, интернационально-легалистская неготовность большинства правозащитных групп считать политзеками участников акций прямого действия.

Иногда возникают злобно-курьезные казусы: статусные правозащитники не считают политзеками узников "дела АБТО" (Автономной боевой террористической организации), посаженных до Олега Сенцова и Александра Кольченко за то же самое. Политзек и свободный художник Петр Павленский - один из немногих людей, обративших внимание общественности на безумно скроенное дело "АБТОшников" (Ивана Асташина и других).

В целом же я могу подметить, что в России за последние двадцать пять лет тысячи граждан, в основном молодых, были репрессированы по политическим мотивам: от условного срока до убийства.

- Какую помощь вы им оказываете?

- Я привлекаю материальную помощь для политрепрессированных и их семей, состою в переписке с узниками, хожу или приезжаю на процессы, привлекаю внимание к малоизвестным и "неформатным" делам. Занимаюсь немаловажной рутиной. Взаимодействуя по различным вопросам с самыми разными людьми, ищу помощь и поддержку для ребят.

Кстати, многие мои друзья, товарищи, знакомые принимают участие в судьбе различных политзаключенных. Среди людей, неравнодушных к "чужой" беде, кто только не встречается: политэмигранты, отсидевшие политзеки, родственники и друзья узников, симпатизанты, старые активисты, неофиты.

В России появляются новые инициативы помощи политузникам. Это, например, "Университет для политзека" (автор проекта Ольга Сутуга - мама политзека-анархиста Алексея Сутуги) и "Сказки для политзаключенных" (зачинательницей проекта является интеллигентка из Питера Елена Эфрос).

В современной России довольно сложно продвигать даже в оппозиционные массы тему помощи политзекам. Сказываются разные факторы

Разные политзеки и политэмигранты - от Филиппа Гальцова до Ильи Гущина, от Ларисы Романовой до Дженни Курпен, от Марии Бароновой до Николая Кавказского - становятся правозащитниками. Нередко родные узников, отбывающих срок по разным делам, начинают всячески помогать не только своим близким, но и другим людям, которых государство взяло в плен.

Развивается правозащитное направление "Открытой России" (Мария Баронова и Полина Немировская). Этот проект Михаила Ходорковского, в частности, оказывает материальную и правовую помощь ряду политзаключенных и политпреследуемых.

По-прежнему действует Комитет 6 мая, созданный для помощи узникам Болотной. Помощью сидящим анархистам занимается Анархический Черный Крест и т.д. Выражаю уважение и благодарность всем, кто пытается скрасить существование политзеков в Рослаге, всем, кто показывает людям, находящимся по ту сторону решетки, что они не остались одни со своей бедой.

- Охотно ли россияне жертвуют на помощь политическим заключенным? Или чаще вы встречаетесь с непониманием и агрессией?

- В современной России довольно сложно продвигать даже в оппозиционные массы тему помощи политзекам. Сказываются разные факторы. Это и работа государственной пропаганды: они хулиганы, бунтовщики. И распространенность обывательских предрассудков: он призвал к революции, ударил полицейского, бросил "коктейль Молотова" - о ужас, да пусть сгниет в тюрьме. И влияние кризиса, который истощает кошельки людей. И стародавняя боязнь сделать что-то нестандартное - хотя бы написать письмо в тюрьму. И неэффективные разделения внутри общества (субкультурного и иного характера). И завышенный авторитет некоторых медийных людей, порождающих мейнстрим, - мало кто из известных персон станет призывать поддерживать "непопулярных" политзеков, как это делают, например, Аркадий Бабченко или Олег Кашин.

Но, несмотря на все проблемы, мне удается через свое имя находить помощь для политических заключенных, причем очень разных: от товарищей по несчастью до приморских партизан. С декабря 2013 года - тогда меня амнистировали - я смог найти для разных политрепрессированных и их семей 4,1 миллиона рублей. Однако денег нужно гораздо больше и для большего количества людей. Видимо, мне надо будет переформатировать свою деятельность.

- В одном из своих блогов вы писали, что гражданское общество в России только зарождается. На ваш взгляд, когда оно все же сформируется? И будет ли это гарантией дальнейшей демократизации режима?

- Это долгий, сложный процесс без гарантированного результата. Отмечу, что я и мои товарищи являемся анархистами. Мы не ставим перед собой задачу заменить одних президентов, депутатов, полицейских и чиновников на других - "справедливых", "честных", "хороших". Мы выступаем за кардинальные перемены в политике и экономике, которые приведут к возникновению самоуправляемого общества, в котором появятся возможности развиваться для всех и для каждого.

Так называемый белоленточный общегражданский протест, который в то же время является аморфным и непоследовательным, - почти сошел на нет

Русское самодержавие, являющее собой подлую смесь восточного деспотизма и западной полицейщины, мы не желаем менять на лжеальтернативы, в рамках которых будет продолжать существовать "историческая Россия". Увы, после революций 1917 и 1991 годов именно это и произошло. Мы "за вольный народ без рабов и господ", а не за вождей, партии, их прокапиталистические и авторитарные концепции.

- По вашим наблюдениям, из-за непростой экономической ситуации, агрессивной политики Кремля протестные настроения в России нарастают?

- Да. Так называемый белоленточный общегражданский протест, который в то же время является аморфным и непоследовательным, - почти сошел на нет. При этом развивается новый социальный протест. Люди, ранее не замеченные за отстаиванием своих прав, никогда не выходившие на митинги, начинают бороться за парки и рощи, за свои дома, рабочие места и бизнесы.

Нынешний кризис все больнее ударяет по народу, а задача "коллективного Путина" - править максимально долго

В то же время разные люди нередко не слышат друг друга, ведясь на тот или иной агитпроп из телевизора или из интернета - от державно-мракобесного до субкультурно-политшизового. Власть, ушибленная маршами несогласных, герильей правой и левой молодежи, рабочими и городскими волнениями, Болотной площадью, украинским Майданом, стремится свести протест на нет. В ход идут подачки, закручивание гаек, патриотическая пропаганда, спекуляция на страхах и предрассудках.

Нынешний кризис все больнее ударяет по народу, а задача "коллективного Путина" - править максимально долго. Нужно понимать, что, с одной стороны, режим не будет вечным, с другой, "наскоком" Кремль не поборешь.

Увы, "Кремль" сидит и во многих протестующих, которые как минимум в душе алкают "доброго царя" - от Алексея Навального до Игоря Стрелкова - и не хотят замены самих основ российского общества. Да и вообще тюрьма находится прежде всего внутри людей.

- По вашему мнению, репрессии против инакомыслящих - это в большей степени элемент запугивания или попытка изолировать наиболее деятельных активистов протестного движения?

- Лица, обладающие политической и экономической властью, одновременно стремятся силами своего карательного аппарата посадить неудобных, опасных для них деятелей, которые могут способствовать невыгодным для "верхов" изменениям баланса ресурсов, интересов.

В России в ближайшие годы многим людям будет жить все тяжелее и сложнее. К состоянию "нерасплескивания", характерного для нулевых годов, режиму уже не вернуться

На примере показательных расправ над активистами, вождями, политструктурами, разумеется, хотят запугать и остальных. В чем-то это удается, в чем-то нет. В России в ближайшие годы многим людям будет жить все тяжелее и сложнее. К состоянию "нерасплескивания", характерного для нулевых годов, режиму уже не вернуться.

Общественный активист Роман Попков подметил, что все больше говорящих голов сравнивают то или иное положение дел в стране с показателями 2013 года - самого стабильного и сытого в России времен Путина. Как ранее сравнивали с 1913-м. В свою очередь любые аналогии хромают, ведь мир меняется. Общество становится все более многосложным.

- На ваш взгляд, есть шанс, что Кремль пойдет на обмен Надежды Савченко и других украинских политических заключенных?

- Шанс есть. Но вряд ли Путин отдаст всех украинских заложников и едва ли вернет людей сразу. В любом случае за них Украине и Западу придется заплатить немалую цену.

- Владимир, как вы считаете, голодовка Надежды Савченко, помимо символа неповиновения, имеет какой-то смысл? Например, в тюрьме вы начали терять зрение, но вас все равно выпустили лишь спустя полтора года. Так что не похоже, что Кремль особо заботит здоровье и жизнь политических заключенных.

- Госпожа Савченко давно превратилась в символ сопротивления Путину и Ко, однако власти России не хотят идти ей навстречу. Возможно, ее как раз и обменяют на кого-то.

К некоторым политическим заключенным из Украины государство и общество проявляют большое внимание. Однако для того, чтобы соблюдались права политзеков, чтобы узники (не только украинцы) были освобождены, должны проявляться хоть сколько-то существенная воля "низов" и желание улучшить свой имидж "наверху".

Для того, чтобы соблюдались права политзеков, чтобы узники (не только украинцы) были освобождены, должны проявляться хоть сколько-то существенная воля "низов" и желание улучшить свой имидж "наверху"

Да и самим пленникам государства надо уметь стоять за себя. Последнее в условиях российской тюрьмы очень непросто. Сочетание разных факторов в декабре 2013 года привело к тому, что под амнистию тогда попали некоторые политзаключенные.

Массовое же освобождение заложников режима становится возможным лишь в результате процессов, подобных, например, Евромайдану. Иногда диктаторские режимы под нажимом Запада и национальной оппозиции выпускают из тюрем политзеков, как это сделал умный и хитрый тиран Александр Лукашенко в прошлом году. Кстати, в числе прочих людей он освободил участников "дела анархистов": Игоря Олиневича, Николая Дедка и других, севших в 2010 году за то же самое, что Асташин и крымчане.

- А как вообще простые россияне воспринимают дело Савченко? Многие ли осознают его политический характер?

- Одни безразличны к Надежде, другие ненавидят, третьи уважают, четвертые обожествляют. Нет, отнюдь не все видят в этом политику, ведь телевизору верить проще.

- Каковы перспективы амнистирования узников Болотной, которые по-прежнему находятся в колониях?

- Под амнистию 2013 года попали некоторые из нас. Амнистия в прошлом году "узников 6 мая" не затронула. Вряд ли стоит ожидать от властей новой амнистии. Перспективы принятия законопроекта о переучете сроков в СИЗО (день за полтора) туманны. Скорее всего, кто-то из сидящих "болотников" выйдет, отбыв срок полностью, кого-то, может быть, выпустят по УДО. Такие процессы, как "Болотное дело" или "дело ЮКОСа", могут продолжаться долго.

Как сообщал "Обозреватель", российские врачи не нашли приичн для госпитализации Надежды Савченко.

Наши блоги