УкрРус

Россия готовится к новому наступлению. Но она проиграет

  • Украинские военные на стрельбище под Житомиром
    Украинские военные на стрельбище под Житомиром
    Обозреватель/EPA

Пресс-конференция Алексея Арестовича в пресс-центре "Обозревателя" привлекла внимание огромного количества читателей. Военный эксперт поделился своими оценками и прогнозами о перемирии на Донбассе, гипотетическом сухопутном коридоре в Крым, планах Кремля в отношении Украины, состоянии наших Вооруженных сил, компетентности Генштаба и многом другом.

Предлагаем вашему вниманию наиболее интересные фрагменты его выступления.

Это не перемирие. Российская сторона готовится к новому наступлению

"Это не перемирие. Это сложный процесс, который при желании можно назвать чем угодно. Российская сторона использует его для того, чтобы восстановить свою боеспособность после дебальцевской операции и перейти к новому наступлению.

Мы же продолжаем усиливать позиции, и, выполняя минские соглашения, отводим тяжелое вооружение – то есть создаем условия для удачного российского наступления. Мы живем в состоянии социальной шизофрении. Это, наверное, первая война в истории, где процесс политический прямо противоречит процессу военному".

Почему Путину не суждено победить на Донбассе

"Чтобы радостно наступать на Украину, нужно иметь превосходство хотя бы один к трем. А учитывая, что все бои сейчас в основном идут в городе, там нужно превосходство один к шести. Точно так же было в Дебальцево – около двух тысяч наших и около двенадцати тысяч наступающих боевиков. И то они месяц возились.

Вся российская группировка, страшная, славная, стоящая у наших границ – это 60-70 тысяч человек, из них 10 тысяч – на нашей территории. А у нас в районе АТО так или иначе – около 50 тысяч. Конечно, мы можем говорить, что кадровый российский батальон со своей системой вооружений превосходит украинский. Грубо говоря, три наших батальона – это один российский. Тогда можем умножить еще на три. Получится, что условно будет наступать 180 тысяч на 50 тысяч. Это соотношение, которое минимально дает возможность решать какие-то задачи. И то - с применением авиации, с применением оперативно-тактических ракетных комплексов. Это полноценное ввязывание в конфликт на уровне бригад и так далее. И городские бои".

Читайте:Террористы готовятся к активному наступлению – экс-замглавы Генштаба

Артиллерия – украинский бог войны

"Украинским военным периодически разрешают и запрещают использовать артиллерию. Мы можем вести артиллерийский огонь, но только при условии, что противник ведет огонь по нашей артиллерии, то есть стрелять в ответ. Но армия ведь так не работает. Есть старая армейская мудрость: как приказ ставится, так он и выполняется. Как только правила открытия огня начинают обрастать условиями, любой командир на месте думает: я лучше не буду открывать огонь.

Что такое военное управление? Должны быть очень четкие приказы. Потому что, когда все вокруг грохочет и надо принимать решения, связанные с возможной гибелью тебя и твоих людей, то указания должны быть четкими".

"Во времена Советского Союза в Украине было три самых лучших артиллерийских училища – Сумское, Хмельницкое и Одесское. У нас очень сильная артиллерийская школа. Еще в начале конфликта мы слышали в радиоперехватах, как россияне говорят: "хохлы стреляют лучше, чем мы после второй чеченской". Наша артиллерия – бог этой войны в буквальном смысле этого слова.

"Как только иногда мы получаем разрешение применять артиллерию в периоды обострения, все решается в нашу пользу. Мы громим не только тех, кто наступает на наши позиции – бьются вторые эшелоны, бьются резервы, бьются колонны, которые подходят, бьются склады и так далее".

Миротворцы на Донбассе не нужны

"Миротворцы имеют совершенно иной юридический статус, иное вооружение, чем Вооруженные силы. Мы ведем полноценные бои против очень сильного противника на фронте длиной 500 километров. Никакие миротворцы никогда не выполнят такой задачи. Задача миротворцев – зафиксировать нарушение режима прекращения огня и защитить свои жизни, если будет угроза непосредственно для них. То есть они могут отстреливаться. Но если через блокпост идет полноценная боевая операция, они вообще не стреляют – они просто поднимают руки.

Заявление о миротворцах – это был сильный политический шаг, основанный на желании сильнее затянуть Европу в этот конфликт. Но Европа ведь не единая. У них очень разные точки зрения на этот конфликт. Если бы мы поставили условие: давайте нам миротворцев или оружие – тогда это было бы удачно. Но наши дипломаты не смогли этого сделать".

Читайте:Евросоюз официально подтвердил получение письма Климкина о направлении в Украину миротворцев

Война закончится через 2 месяца после закрытия границы

"В случае закрытия границы, "Новороссия" проигрывает конфликт за 2-3 недели – потому что не будет снабжения из России. У них бы начались грандиозные проблемы, в течение 2-3 месяцев эту тему можно было бы закрывать. Но сегодня не существует возможности закрыть границу, потому что любая попытка означает прямое столкновение с вооруженными силами РФ. Это можно делать, но это не те методы, которые нам нужны. Нам нужно совсем другое – удачно воевать".

Сухопутный коридор в Крым – задача невыполнимая

"Сейчас не идет речь о сухопутном коридоре в Крым. У них нет никаких военных возможностей, чтобы обеспечить этот коридор. Для этого россиянам надо бросить в наступление 30-40 тысяч своих войск. Но это будет невозможно скрыть. Это означает четвертый этап санкций, поставки оружия Украине и совсем другой расклад игры.

Поймите, у них нет этих сил, они не могут это обеспечить. Вспомните дебальцевский котел. Это 25 х10 километров. Они месяц таранили головой наши укрепления, они положили там тысячи две своих убитыми и еле-еле, с большим трудом, это обеспечили. Все, на что их хватает при данном типе ведения войны – это захватывать такие маленькие куски. Напрягая все силы, они могут попытаться отнять Авдеевку или Счастье. Ни о каких грандиозных маршах на Харьков, Изюм и прочее речь не идет. У них просто нет для этого сил.

Или надо менять тип конфликта. Но пока нет никаких оснований для этого".

В Крыму можно сделать так, чтобы земля горела под ногами оккупантов

"В начале оккупации мы могли бы начать в Крыму боевые действия, и Крым сразу стал бы территорией войны. Но у России оставались варианты: тут же вторгнуться на Донбасс, создать прямую угрозу Киеву, Харькову, Одессе, Приднестровью и так далее. Потому что были бы открытые действия между вооруженными формированиями Украины и России. В Крыму у нас была одна дееспособная группировка, но у нас не было таких группировок в других частях страны. Тут еще очень большой вопрос, как надо было поступать в Крыму. Но ясно, что тот вариант, который произошел, - это худший из возможных вариантов.

Крымская проблема – это очень надолго, но я не сомневаюсь, что Крым будет наш, что он вернется обратно. Скорее всего, это будет не военным путем, а будет что-то типа выхода России – как западная группа войск выходила из Германии. Они скажут: "наша историческая миссия выполнена". Но для этого нужны очень серьезные изменения внутри самой России. Чтобы они поняли, что Крым удерживать невыгодно, что всю армию надо держать на своей территории и защищаться от других угроз.

Если будет политическая воля, мы можем им там устроить горящую землю под ногами и сделать цену за удержание Крыма просто неприемлемой".

В этом контексте Алексей Арестович привел пример Шри-Ланки.

"Это государство буддистское, а на севере были индуисты, тамилы. Эта небольшая народность доставила всему населению Шри-Ланки, а также всему миротворческому контингенту такие проблемы! Война длилась около тридцати лет.

Мы можем сделать нечто подобное в Крыму. Грубо говоря, если там поджечь землю под ногами, начать проводить диверсионную работу, экономическую блокаду и так далее, цена за содержание этой группировки и за удержание Крыма целиком полностью разрушит российскую экономику в обозримый год-два. Для этого нужно политическое решение.

Но наше руководство будет продавать в Крым электроэнергию, продукты питания, и делать все, чтобы Крым закреплялся в этом статусе. Можно продавать дороже, но они и на это не способны. Все делается на схемах, на посредниках. Зачем продавать дороже, если ставится фирма-посредник, которая принадлежит брату, свату, куму?"

Не важно, умер ли Путин. В России найдется такой же

"Путин – это выразитель коллективного бессознательного России. Если придет не Путин, а какой-нибудь Иванов, ситуация может еще и ухудшиться. Вы не думайте, что смерть Путина принципиально изменит ситуацию, Россия с понурой головой выведет свои войска из Крыма и с Донбасса. Ничего такого не будет. Нам надо будет воевать еще очень долго".

"Евросоюз не собирается нас защищать. Евросоюз смотрит на Москву как на главного разводящего на постсоветском пространстве. И замены этому не видит. Они не верят, что Киев мог бы стать такой заменой. Москва их полностью устраивает в роли разводящего. Более того – они страшно боятся, что Путин проиграет, потому что они не хотят администрировать хаос в распадающейся стране с ядерным оружием, с диким Кавказом и так далее. Вы не думайте, что они так уж нас поддерживают. Все эти меркели делают два шага в пользу Кремля и один шаг в пользу Украины".

Ядерная кнопка Путина – не аргумент

"Чтобы применить ядерное оружие, 12 человек должны принять решение. Я вас уверяю, что какой-нибудь командующий ракетной дивизией России, у которого жена из Полтавы, дети каждое лето ездят к бабушке – такое решение не примет. Либо просто потому, что он станет военным преступником и рано или поздно это очень плохо кончится. Его просто настигнет какая-нибудь американская разведка лет через двадцать.

Максимум, что они могут применить, если ситуация достигнет невероятного накала – какое-нибудь тактическое ядерное оружие. А зачем? Все военные цели решаются без него. Ядерное оружие существует для того, чтобы оно никогда не было применено".

Полную видеозапись пресс-конференции смотрите здесь.

Наши блоги