УкрРус

ООН: КНДР продает своих граждан в рабство за границу

  • ООН: КНДР продает своих граждан в рабство за границу

По данным ООН, власти КНДР отправили 50 тыс своих граждан за рубеж, где они вынуждены трудиться в подневольных условиях. Большая часть их заработка поступает в бюджет Северной Кореи.

Мучения северокорейца Кима (свою настоящую фамилию мужчина отказался называть) продолжалась два года. Не вынеся тяжелых условий, он бежал из российской тайги, где работал на лесозаготовках. Трудиться приходилось за мизерное вознаграждение, без перерывов и нормального питания, иногда по 20 часов в сутки, вспоминает он в беседе с DW.

Случай Кима далеко не единичен. По данным ООН, власти Северной Кореи каждый год отправляют несколько тысяч своих граждан на заработки за границу, где они вынуждены трудиться в подневольных условиях. Общее число таких рабочих превышает 50 тысяч человек, сообщил специальный докладчик ООН по правам человека в КНДР Марзуки Дарусман, выступая со своим ежегодным докладом в Нью-Йорке в конце октября. По его словам, большинство гастарбайтеров находятся в России и Китае, и их количество продолжает расти.

Миллиарды для Пхеньяна

Как отмечает Дарусман, граждане КНДР в основном заняты в строительстве, горнодобывающей и текстильной промышленности, а также на лесозаготовках. Условия контрактов оговариваются правительством в Пхеньяне, об их деталях людям не сообщается. В среднем зарплата рабочих составляет от 110 до 135 евро в месяц, однако большая часть этих средств поступают прямиком в казну Северной Кореи.

Кроме того, нанимающие северокорейцев предприятия платят властям КНР значительные суммы за дешевую рабочую силу. В общей сложности Пхеньян получает за поставку рабочих до 2,3 млрд долларов в год. По словам Марзуки Дарусмана, таким образом КНДР удается обойти санкции и заработать валюту для государственного бюджета. А фирмы, которые нанимают граждан Северной Кореи на подобных условиях, становятся "соучастниками в неприемлемой системе принудительного труда", подчеркнул специальный докладчик ООН.

Ким вырвался из этой системы 13 лет назад, однако прошлое не отпускает его и по сей день. Мужчина по-прежнему скрывается и отказывается назвать свое настоящее имя: он опасается за жизнь своих близких, оставшихся на родине. Ведь там применяется принцип коллективной ответственности, согласно которому за противоправные деяния, совершенные одним из членов семьи, наказывают и его родственников. Ким боится, что за его побег с лесозаготовок будут расплачиваться его родные.

Несбывшиеся надежды

На лесозаготовках Ким изо дня в день сортировал бревна, которые потом экспортировались. "Мы должны были работать при температуре до минус 60 градусов. Это было очень тяжело как физически, так и морально", - рассказывает он. За 12 месяцев рабочим предоставили лишь один выходной день - на Новый год, вспоминает Ким: "В общей сложности на предприятии работали более 2 тысяч гастарбайтеров из Северной Кореи. В моей бригаде нас было шестеро".

С остальными членами бригады Киму приходилось делить и вагончик без водопровода и отопления. Выходить за территорию предприятия рабочим не разрешали. По словам Кима, против него не применяли физического насилия, однако он чувствовал себя обманутым собственным правительством. Ведь он ожидал от своей поездки в Россию совершенно иного. "Когда у моего северокорейского работодателя появилась вакансия за границей, я целенаправленно подал на нее заявку. Дома я зарабатывал слишком мало и не мог прокормить свою семью", - поясняет мужчина.

Возможность заработать 110 евро в месяц показалась Киму заманчивой. Поэтому, когда ему предложили отправиться в Россию, он сразу согласился. Впрочем, обещанных денег он так и не дождался. "Почти 95 процентов моей зарплаты уходило прямиком северокорейскому правительству", - рассказывает он.

Побег от отчаяния

В 2002 году терпение Кима подошло к концу. Он решил воспользоваться первой попавшейся возможностью и бежать: пока северокорейские охранники находились на планерке, он незамеченным покинул территорию предприятия. "За несколько месяцев мне удалось скопить небольшую сумму. На эти деньги я купил билет на поезд", - вспоминает он. Ким остался в России и провел здесь следующие десять лет - он обосновался в другом месте, где никого не знал, и устроился работать на стройке. В 2013 году мужчина отправился в Южную Корею.

Сейчас Киму уже за 50: свой точный возраст он отказывается называть. За собственную безопасность он не опасается - угроз в его адрес пока не поступало: "Северокорейские власти не знают, что я сбежал. Ведь если охранник из КНДР сообщил бы о моем исчезновении в Пхеньян, то он также понес бы наказание". Ким живет в постоянном страхе за своих близких, оставшихся на родине: "Если в один прекрасный день о моем побеге станет известно, это может иметь для них серьезные последствия".

КНДР по-прежнему нарушает права человека

Для Марзуки Дарусмана истории таких людей, как Ким, являются важными источниками информации. Спецдокладчик ООН пытается по крупинкам воссоздать картину происходящего в Северной Корее. Это нелегкая задача: ведь в стране, которая всячески отгораживается от остального мира и жестко контролирует поступающие за рубеж сведения, трудно получить какую-либо информацию, особенно если речь идет о правах человека.

По словам Дарусмана, в целом ситуация с соблюдением прав человека в КНДР не улучшается. В Северной Корее по-прежнему существуют лагеря для политзаключенных и выносятся смертные приговоры в ускоренном режиме. Произвольные аресты и пытки там также все еще в порядке вещей, отмечает он.

На прошлой неделе Генассамблея ООН обсудила годовой доклад Дарусмана и подготовила проект резолюции, осуждающей ситуацию с правами человека в КНДР. Как сообщает агентство Assotiated Press, проект документа также содержит призыв к Совбезу ООН обратиться в связи с положением в Северной Корее в Международный уголовный суд. Однако ожидается, что Китай - крупнейший сосед и союзник КНДР - воспользуется своим правом вето в Совбезе и заблокирует эту инициативу.

Наши блоги