УкрРус

Запрет Меджлиса: опубликованы детали обвинений в адрес крымских татар

  • Запрет Меджлиса: опубликованы детали обвинений в адрес крымских татар

В четверг, 29 сентября, Верховный суд РФ оставил в силе решение о запрете Меджлиса крымских татар. "Решение Верховного суда Крыма о признании организации экстремистской и запрете ее деятельности оставить без изменения", - говорится в решении апелляционной коллегии.

В суде высшей инстанции стороны продемонстрировали совершенно разные представления о том, чем все-таки является Меджлис - общественной организацией или выборным органом, пишет DW.

Позиция прокуратуры

Иск о запрете меджлиса был подан крымской прокуратурой 16 февраля 2016 года. В качестве оснований для запрета организации прокуратура указывала ряд высказываний и действий руководителей и членов Меджлиса. Ключевые эпизоды обвинения - беспорядки на границе Крыма и материковой Украины 3 мая 2014 года, энергетическая блокада Крыма зимой 2015-го, а также ряд высказываний председателя меджлиса Рефата Чубарова, который, по мнению обвинителя, "осуществлял призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации".

В апреле 2016 года организация, состоящая из 33 представителей, была включена Минюстом РФ в перечень объединений, осуществляющих экстремистскую деятельность, а сама эта деятельность решением прокуратуры была приостановлена. Под запрет попали также 23 региональных меджлиса, работавших в Крыму как органы местного самоуправления, а также Курултай - национальный съезд крымско-татарского народа, в состав которого каждые 5 лет избираются 250 делегатов. Из их числа, в свою очередь, избирается милли меджлис (национальный меджлис), в который входят 33 человека.

Позиция защиты

В Верховном суде интересы крымских татар представляли юристы правозащитного центра "Мемориал" Кирилл Коротеев и Марина Агальцова. Они указывали на то, что меджлис вообще нельзя назвать общественной организацией в том смысле, который имеет в виду прокуратура.

"Это не общественная организация, а представительный орган, - пояснила Агальцова. - И даже если прокуратура считает высказывания и действия отдельных его членов экстремистскими, это не основание запрещать Меджлис как форму самоуправления". По мнению адвоката, это все равно что "запретить парламент из-за экстремистских действий одного депутата".

Адвокат Кирилл Коротеев также заметил, что далеко не все члены Меджлиса одинаково относятся к России и российским властям: "В Меджлисе одни делегаты поддерживают Чубарова, а другие, напротив, разделяют позицию российских властей". Кроме того, по мнению правозащитников, уж точно не должны быть запрещены региональные меджлисы, которые даже формально не подчиняются национальному.

Возможность порвать с советским прошлым

Кроме того, как отметила Марина Агальцова, причастность членов меджлиса к мероприятиям, которые прокуратура называет экстремистскими, не доказана. "Если говорить об энергетической блокаде Крыма, то прокуратура ссылается на сайт "Укрэнерго", где говорилось о том, что были проведены совещания, в том числе и с меджлисом".

Во время прений Кирилл Коротеев обратился с эмоциональной речью к Верховному суду. "Крымские татары - это народ, который был депортирован в 1944 году и не мог вернуться на родину до 1989-го, - напомнил юрист. - Их свобода передвижения была ограничена, они не могли никуда летать дальше Центральной Азии. Решение, принятое прокурором Крыма - это продолжение того, что делали советские власти. У вас есть прекрасная возможность положить конец этим преследованиями".

Со своей стороны, представитель самопровозглашенного государственного комитета по межнациональным отношениям Крыма Александр Задков уверял судью, что крымские татары не чувствуют никаких притеснений и находятся в прекрасных отношениях с остальными жителями полуострова. Он долго перечислял построенные мечети и национальные праздники, которые отмечают в Крыму на государственном уровне, пока судья Игорь Зинченко не остановил его, сказав, что это не относится к существу дела. "Тогда мне больше сказать нечего", - заявил Задков.

Тем не менее все трое судей, похоже, прислушались именно к его аргументам - иск меджлиса был отклонен. "Осуществление прав, которые крымским татарам гарантирует международное право, с сегодняшнего дня будет преследоваться административно и уголовно", - так отреагировал на это правозащитник Кирилл Коротеев.

Юрист Марина Агальцова считает, что запретом Меджлиса прокуратура Крыма пытается облегчить себе работу: "Против членов Меджлиса открыто много уголовных дел, и они до сих пор не завершены, - рассказала Агальцова. - Я не исключаю, что прокуратура решила одним махом закрыть их все".

По словам Кирилла Коротеева, адвокаты рекомендуют заявителям обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека.

Наши блоги