УкрРус

Абхазия и Россия: поэтапный аншлюс

  • Абхазия и Россия: поэтапный аншлюс

Абхазия считает себя "независимым государством" на Черном море и буфером между Грузией и Россией. В реальности все куда сложнее, в чем убедилась съемочная команда DW.

Кабинеты министерства иностранных дел в абхазской столице Сухуми - как кабинеты в любом другом МИДе - не лучше и не хуже. Когда глава ведомства Вячеслав Чирикба заходит, его подчиненные вскакивают, чтобы поприветствовать шефа. 56-летний Чирикба - лингвист в дополитической жизни, специалист по языкам Кавказа. Он много лет провел в Голландии - защитил докторскую в Лейденском университете, занимался там научной и преподавательской деятельностью. Запад ему совсем не чужд, да и Абхазию он называет страной европейской.

В то же время вид из мидовского кабинета помогает ему четко делить мир на "своих" и "чужих". Здесь, в Сухуми - пророссийский лагерь, там - министр имеет в виду Грузию - прозападный. "Холодная война вернулась, к сожалению", - сетует Чирикба. Россия гарантирует непризнанной республике, которую Грузия по-прежнему считает частью своей территории, безопасность. Россия дает деньги на экономическое восстановление и субсидирует местный бюджет. "Что в этом плохого?", - немного раздраженно спрашивает Чирикба.

Влияние "большого брата"

Есть в этом что-то плохое или нет - это в Абхазии предмет живых дискуссий. Немало абхазов опасается, что Москва стремится к постепенному аншлюсу и включению Абхазии в состав Российской Федерации. Депутат местного парламента Тенгиз Джопуа критически оценивает влияние Москвы в непризнанной республике.

Джопуа - председатель недавно созданной партии "Айнар", выросшей из одноименного фонда, занимающегося социально-экономическими вопросами. Вот как он описывает нынешнюю дилемму: без прямой российской военной помощи Абхазия не выживет, но одновременно это сокращает пространство для маневра. Так что его собственные слова о том, что Сухуми "учится плыть в своей лодке", звучат описанием скорее мечты, чем реальности.

Российский рубль - официальная валюта в Абхазии. У многих абхазов российские паспорта, что для них является единственной возможностью попасть за границу, не считая Россию. Туризм в регионе живет за счет российских гостей - их, как ожидается, будет 4 миллиона по итогам года. Подписанный в ноябре 2014 года в Кремле договор между РФ и Абхазией о союзничестве и стратегическом партнерстве закрепил за Москвой широкие полномочия. С этого момента Абхазия среди западных наблюдателей считается российским военным протекторатом.

Трения

Чтобы увидеть ситуацию на месте, съемочная группа DW побывала в Абхазии в середине сентября. Просьбы об интервью с официальными российскими представителями в республике, а также просьба разрешить видеосъемку российской военной базы в Абхазии потерялись еще в Москве. Джон Гулария, замруководителя Гальского района, который граничит с Грузией, проводил корреспондентов DW к российской базе.

Она находится на трассе E60 - главной дороге, соединяющей юг и север республики. Абхазский чиновник обратился к майору российской армии с просьбой о видеосъемке казарм со стороны дороги. Майор ответил отказом. Гулария настаивал, говоря, что дорога является абхазской территорией, где любой может фотографировать и делать видеозаписи.

Между ними завязался спор. Наконец, российский майор сказал: "Откуда мне знать, кто вы? Может, вы друзья Саакашвили". Гулария возмутился тем, что его подозревают в сотрудничестве с бывшим грузинским президентом, которого одинаково не любят как в России, так и в Абхазии: "Нам тут ни Саакашвили не нужен, ни Гитлер! Почему вы так со мной разговариваете, вы, представитель прославленной российской армии?" Разрешения на съемки так и не было получено. Майор стал угрожать абхазскому чиновнику самыми жесткими последствиями, если его запрет будет нарушен.

Таможня добро не дает

Несмотря на подобные трения, большинство абхазов поддерживает решение с российской помощью защититься от Грузии, чье руководство продолжает курс на вступление в НАТО. От расположенных на самом юге Абхазии российских военных баз на реке Ингури до Супсинского нефтяного терминала на территории Грузии - не более 80 километров по прямой. Российские военные объекты - привлекательные новостройки, на территории каждой из которых стоят покрашенные в красно-белые цвета телекоммуникационные станции.

Демаркационная линия на реке Ингури оснащена инфракрасными датчиками фиксации движения. Так что перейти границу полулегально, как это было возможно раньше, теперь нельзя. К тому же Сухуми взимает теперь дополнительную пошлину с экспорта сельскохозяйственных продуктов, что усложнило фермерам из Гальского района экспорт фруктов и орехов на грузинские рынки.

В попытках найти старую тропу, по которой абхазы перебирались в Грузию, съемочная группа DW отправилась вместе с главой деревни Ахыска к реке Ингури. Машину остановил выскочивший из кустов российский пограничник. Забрав удостоверение нашего абхазского спутника, пограничник исчез, вернувшись через несколько минут с приказом разворачиваться. Возражения абхазского чиновника, что вообще-то тут "его деревня", пограничника не убедили.

Помимо России, только Венесуэла, Никарагуа и Науру признали Абхазию суверенным государством. Вячеслав Чирикба сказал DW в Сухуми, что ведет переговоры со многими странами в Африке и Южной Америке об установлении дипломатических отношений. Это, уверен он, обычные шаги на пути к нормализации политической жизни суверенного государства. Как записано в основополагающих документах, Абхазия, напомнил министр, "де-факто независима". Реальность, судя по всему, заметно отличается от этой формулировки.

Наши блоги