УкрРус

Илья Пономарев: Украина ничего не сделала для своего процветания

  • илья пономарев
    Facebook Ильи Пономарева

В прошлую пятницу, 10 июня, депутаты Государственной думы России совершили "глубоко сакральное" действие: лишили Илью Пономарева депутатского мандата. Тем не менее, это не стало неожиданностью для опального российского политика. Он решил не растрачивать силы на бессмысленное обжалование решения в суде. Вместо этого он сел в самолет, следующий в Киев.

Собственно, находясь в самолете, Пономарев и давал это интервью для "Обозревателя".

За 20 минут он успел рассказать о собственном политическом будущем, реализации себя в Украине, знаменитой украинке Надежде Савченко, благотворительной помощи для Донбасса, санкциях Запада, смысле активизации в зоне АТО, а также о перспективах дальнейшего развития событий в Кремле.

- Намерены ли вы обжаловать решение Госдумы о лишении вас депутатского мандата?

- Я лично не собираюсь обжаловать это решение, потому что это действие совершенно бессмысленное – срок полномочий и так заканчивается. Депутаты лишили меня мандата за десять дней до последнего заседания Государственной думы. По-видимому, это действие полно глубокого сакрального смысла для них, но не имеет никакого практического значения.

Правда, мне пошли звонки из моей Новосибирской области, от моих избирателей. Они собираются что-то делать как избиратели, поскольку их права нарушены. Если удастся оспорить этот закон, будет замечательно. Есть совершенно прямое основание для обращения в Конституционный суд, туда уже обратились депутаты-коммунисты. Если будет еще и обращение от избирателей – а судя по всему, там будет массовый иск, - то, может быть, нам удастся этот закон отменить, что будет полезно.

- Не опасаетесь ли вы преследований в какой-либо форме?

- Что значит "опасаетесь", если оно происходит в течение последних двух лет? Я не опасаюсь, оно есть. Я считаю, что дальше уже некуда, потому что Государственная дума давно лишила меня депутатского иммунитета и давно проголосовала за то, чтобы отдать меня под арест. Есть международный розыск, Интерпол. Не знаю, куда больше. Разве что выйдет группа киллеров. Не знаю, что может быть еще.

- Собираетесь ли вы баллотироваться в Госдуму России?

- Это зависит не совсем от меня. У меня нет для этого возможностей – во всяком случае, как для одномандатника. На данный момент все партии, конечно, затерроризированы Администрацией президента. Поэтому для них договоренности со мной несут большой риск. Если какая-нибудь из них наберется смелости и сделает мне предложение, и при этом это будет партия, близкая мне по взглядам, то я вполне готов это рассматривать. Но вероятность этого я оцениваю как очень низкую.

- Вы сейчас, как я понимаю, не в России.

- В данный момент я нахожусь в самолете, который летит в Украину.

- Каков ваш план в Украине?

- В Украине я давно сотрудничаю со многими людьми. Если вы намекаете на какие-то государственные должности, то я туда, мягко говоря, не рвусь. Я очень практично ориентированный человек. Для меня важно "не шашечки, а ехать". Я не уверен, что правительство в том виде, в котором оно есть, куда-нибудь едет. А вот если что-то удастся сделать снизу, по линии бизнеса и гражданского общества, то это будет, на мой взгляд, хороший и полезный результат.

Если вы намекаете на какие-то государственные должности, то я туда, мягко говоря, не рвусь

- Можете конкретизировать – каким вы видите приложение своих сил в Украине?

- Это то, чем я активно занимался в России, деятельность, сопутствующая депутатской. Пока не случился Крым, всем потенциальным инвесторам на Западе и на Востоке я рассказывал о том, как это здорово – работать с российскими предприятиями, в российских городах и делать свои инвестиционные проекты. Сейчас я постарался переиориентировать все свои связи на Украину. Мы уже подходим к определенным первым результатам.

- Как вы знаете, Надежда Савченко уже в Украине и уже приступила к выполнению обязанностей народного депутата. Что она может сделать для страны, для окончания войны на Донбассе?

- Она очень многое может сделать. Она человек, который заслуженно пользуется и народной поддержкой, и большим уровнем уважения в международных политических кругах. Я считаю, что самое важное для Украины – это вопрос войны и мира. Надежда показала, что она готова работать сразу на обоих фронтах и заниматься мирным урегулированием внутри страны. Я абсолютно поддерживаю позицию, которую она высказала – о том, что Минские соглашения работать не будут, что это абсолютно тупиковый сценарий, что надо искать прямые договоренности с сепаратистами, для того чтобы остановить кровопролитие. Я не вижу никакого другого способа решить этот конфликт.

Я абсолютно поддерживаю позицию, которую высказала Савченко

Но очень важно, чтобы и на международном уровне все, что происходит в Украине, было объяснено, чтобы люди пользовались не мифами, а адекватной информацией. Чтобы ни в коем случае Украину не списывали со счетов, к чему, в общем-то, идет – и в Америке, и в Европе. Целый ряд политиков устал ждать результатов после революции 2014 года, махнул рукой и говорит: "Давайте договариваться с Россией". Очень важно, чтобы Украину не списывали, и в этом госпожа Савченко может сыграть очень большую роль.

- Как вы знаете, Ватикан намерен оказать существенную благотворительную помощь жителям Донбасса. Может ли этот факт привлечь внимание мира к Украине, предотвратить "списание ее со счетов"?

- Я считаю, что для церкви заниматься вопросами мирного урегулирования – это ее абсолютно естественная задача. Церковь может сделать очень многое и с точки зрения помощи пострадавшим. Мне очень жаль, что Русская православная церковь, которая имеет самое большое количество приходов и самое большое влияние на востоке Украины, занимает такую позицию.

Она не занимает позицию провоенную, хотя там много духовенства, которое заняло очень реакционную, очень несвойственную для церкви позицию. Но даже патриарх Кирилл старается быть очень осторожным в высказываниях на эту тему. Тем не менее, он боится идти наперекор Путину, он отсиживается. Надеюсь, он посмотрит на пример Папы.

Известно, что недавно Франциск встречался с Кириллом на Кубе. Вопросы войны в Украине были одной из главных тем обсуждения. Поэтому, думаю, что эта инициатива совершенно не случайна.

- Сегодня в США и Европе обсуждается вопрос снятия санкций с России. Ваш прогноз – что решит коллективный Запад?

- Я считаю, что в июне санкции будут продлены, никто ничего отменять не будет. Наиболее вероятный момент, когда может произойти отмена санкций – это декабрь-январь, в зависимости от того, когда будет назначен соответствующий саммит. Но не июнь месяц. Это произойдет уже после смены власти в Соединенных Штатах.

Вероятность этого растет.

Главное - не громкие антироссийские заявления, а экономический прогресс

- За счет чего растет вероятность такого решения?

- Политики – люди довольно рациональные, они должны думать об интересах своих избирателей. Будучи в Украине, я говорил об этом много раз – что главная гарантия того, чтобы западный мир был на стороне Украины – это не громкие антироссийские заявления, а экономический прогресс, рост экономической активности внутри страны и активное привлечение иностранных инвесторов. Потому что они в конечном итоге формируют позицию политиков – как компании и как люди, избиратели, которые в этих компаниях работают.

Компаний, которые бы выступали за урегулирование отношений с Россией, на Западе очень много, потому что есть большое количество бизнеса и большое количество работников, которые в этих компаниях работают. А компаний, заинтересованных в урегулировании с Украиной, практически нет вообще. Скорее, есть обратная история. Есть целый ряд предприятий и отдельных фермеров, которые видят в Украине конкурента на сельскохозяйственных рынках.

Фактически Украине приходится бороться не только против российского лобби, подпитываемого российскими нефтегазовыми деньгами, но и против простых немцев, простых французов и так далее, которые не понимают, зачем надо страдать и затягивать пояса, если сама Украина пока ничего не сделала для своего процветания.

- В последние недели на Донбассе наблюдается серьезное обострение. С чем оно связано?

- Я думаю, что оно носит характер сугубо тактический. Я не думаю, что это обострение происходит по команде из Москвы. Скорее, природа этого обострения носит местный характер. Причем, местный обоюдный – и с сепаратистской стороны, и со стороны Украины.

У меня много контактов в зоне АТО, и я постоянно получаю сигналы о том, что "надоело ждать", пока политики обсуждают Минские соглашения. Есть разные горячие головы, которые берут инициативу в свои руки. А с точки зрения сепаратистов, ведя эти боевые действия, они повышают ставки и в плане взаимоотношений с Украиной, и в плане взаимоотношений с Россией.

Все стороны пытаются усилить свою переговорную позицию

Потому что Путину, очевидно, не выгодно резкое обострение, оно ему совсем ни для чего не нужно. Совершенно ясно, что Россия работает над смягчением санкционного режима, и слишком сильно подставляться нет никакого резона.

Но если Россия будет требовать от сепаратистов смягчить позицию и сбавить обороты, то это будет хороший повод сказать: "Мы, конечно, сбавим, но вы не забудьте, что нам надо платить очередной финансовый транш".

Мне кажется, что все стороны пытаются усилить свою переговорную позицию.

- И в заключении – ваш прогноз по поводу перспектив смены существующего в России режима. Что может подтолкнуть к такому развитию событий?

- За последнее время ничего в этом отношении не менялось. Мой прогноз остается совершенно неизменным: я считаю, что в этом году вероятность каких-то потрясений минимальна. Думаю, выборы пройдут достаточно спокойно для Кремля.

Я считаю, что есть вероятность разнообразных событий в следующем году, но это очень сильно будет определяться взаимоотношениями, позицией международного сообщества и пресловутых санкций. Потому что это будет две разных ситуации: ситуация, когда санкции сняты, и когда перед элитой и перед народом Путин выступает победителем, человеком, который смог победить Запад, и ситуация, когда санкции не снимаются и становится очевидным, что этот вопрос затягивается надолго. В этом случае, конечно, прежде всего, в элитах, вероятно усиление тех, кто будет хотеть каких-то активных действий по нормализации отношений с Западом.

Наши блоги