УкрРус

Путин, вероятно, лучше Эболы, но Россия опаснее - Слава Рабинович

  • Путин, вероятно, лучше Эболы, но Россия опаснее - Слава Рабинович
    Радио Свобода

Известный российский финансист и блогер Слава Рабинович рассказал, чем Россия опасна для мировых рынков, и какие проблемы сейчас испытывает путинский режим.

Приводим полный текст интервью Рабиновича "Радио Свобода".

- Сегодня в нашей московской студии российско-американский финансист и популярный блогер, одна из звезд современного Фейсбука Слава Рабинович. Поговорим мы о том, что происходит с российской экономикой, а в связи с этим с российской политикой. Был очень интересный опрос, который проводило агентство Bloomberg, одно из лучших финансовых агентств мира, они выяснили у инвесторов, что 52% респондентов как угрозу мировой экономике ставят на первое место конфликт на востоке Украины и, соответственно, Россия представляет собой наибольший риск для мировых рынков, а так же, как считают опрошенные, больше других стран пострадает от падения цен на нефть.

На втором месте в качестве всемирной угрозы боевики "Исламского государства" и на третьем вирус Эболы. Получается, что Россия Путина опасна для мировой экономики, опаснее, чем эта зараза под названием Эбола, которая косит население Африки и не только Африки. Слава, так в чем опасность?

- Видите, как поставлен этот вопрос: вопрос поставлен не в том, что Путин хуже или лучше, чем Эбола, вероятно он лучше, чем Эбола. Вопрос был поставлен — Россия с ее геополитическими приключениями, если можно так выразиться, что это значит для мировой финансовой системы.

В этом отношении, я вам честно скажу, я участник этого опроса, вообще я являюсь пользователем Bloomberg и клиентом Bloomberg уже на протяжении 20 лет. Я отдал свой голос именно в таком порядке, я нахожусь в большинстве по этому поводу. Россия действительно гораздо более опасна для мировой финансовой системы, нежели Эбола или, скажем, ИГИЛ, по простой причине. Вспомните историю ХХ века, хотя бы одну какую-нибудь глобальную или локальную эпидемию, она не приводила к геополитическим катаклизмам, тем более не приводила к финансовым катаклизмам.

- Я, правда, чуму бы вспомнил и 30-летнюю войну в Германии, там все вместе совпало — это была катастрофа для Европы, 1648 год.

- Это было давно. Соответственно, мировая финансовая система была немножко другой. За историю ХХ века ничего подобного не было.

Что же касается геополитики, в которую в данном случае играет Россия, она действительно представляет колоссальную опасность для мира. Я думаю, что ничего похожего в геополитике Европы не было с 1938 или 1939 года ХХ века. Это некие тектонические движения пласта, которые не только сейчас привели к катаклизмам, а которые приведут еще к большим катаклизмам, и эти катаклизмы отразятся на мировой финансовой системе абсолютно точно.

- А что может произойти в ближайшее время с российской экономикой, если этот тренд сохранится, санкции против России сохранятся, цены на нефть, пусть они будут, как нам обещает госпожа Набиуллина, 80 долларов за баррель, хотя и прогноз, они сегодня обсуждали основные направления денежно-кредитной политики, их прогноз выглядит сегодня довольно странно, они закладывают 95 долларов за баррель. Пусть будет между 80 и 95.

- При таком сценарии нефти можно построить следующий сценарий, для него нужны какие-то предпосылки. Соответственно, сразу скажу, что из России сделать Северную Корею или Иран абсолютно невозможно, потому что для того, чтобы превратить Россию в Северную Корею, нужно было готовить страну к этому все предыдущие 20 лет.

- То есть концлагерей не настроили?

- Строительство не доживет до какого-то события или серии событий. Это могут быть события как социальных взрывов, так и сепаратизма, так и гражданской войны, не дай Бог, распада государства. Ведь все годы правления Путина не отличались от того, куда двигалась Россия при Ельцине и даже частично при Горбачеве. Все последние 20 лет вектор движения России был направлен на интеграцию в мировую экономическую, финансовую и торговую систему. Мало того, Россия вступила в новое тысячелетие с все более ускоряющимся процессом глобализации мира. В этом процессе глобализации Россия не может быть сравнена ни с Ираном, ни с Северной Кореей тех лет, когда произошла, например, иранская революция 1979 года. Еще одна особенность, которая наблюдается сегодня в России — это жесткая зависимость от импорта. Если условно сказать, что страна не производит ничего, кроме того, что она производит, и при этом за последние 20 лет страна не произвела ни одного бренда, который широко известен, например, во всем мире.

- "Билайн"?

- Да, в периметре Садового кольца, конечно же, известен.

В этом случае Россия, как никогда за всю свою историю зависит от импорта — это огромная страна импорта. Мало того, то, что люди считают за некие продукты и товары, которые производятся здесь, они не представляют себе тех импортных компонентов, которые используются. Соответственно, Россия находится в полной зависимости от внешнего мира и от импорта. Ее нельзя сравнивать с точки зрения финансовых катаклизмов с 1998 годом и с 2008, тем более с началом 1990-х на простых примерах. Банковская система сейчас имеет сама по себе порядка 200 миллиардов долларов долгов, в 1998 году, когда произошла девальвация и дефолт, российская банковская система имела всего лишь 18 миллиардов долгов. Даже во время кризиса 2008 года задолженность банковской системы была меньше, чем сейчас, порядка 180 миллиардов долларов. При этом банковская система монополизирована, она не представляет собой банковскую систему Великобритании, Германии, США или Австралии.

- Знаем: "Сбербанк", ВТБ, еще что-то такое, все с государством связано.

- И вот представьте себе, грубо говоря, "Сбербанк" прокредитовал половину всей российской экономики. Происходит лавинообразная девальвация рубля — это колоссальный экономический шок, который не профильтровался еще в экономику в полной степени. Первыми, кто умирает — это импортеры. Но импортеры не работают в открытом космосе, они работают в какой-то связке технологической, производственной связке со своими партнерами.

- Уже некоторым ведь помогли умереть, введя так называемые антисанкции.

- Помогли. Это лишь одно из звеньев многих ударов, которые эта область и отрасль импортная на себе сейчас испытывает. Если импортеры умирают, то за ними тянется целый шлейф тех, кто умирает вместе с ними.

- Господа Глазьевы нас уверяют, что раз они умирают, значит это хорошо, будет импортозамещение, они наделают всего того, что будет полезно России, прямо в России, оживится экономика аж как прямо в 1998 году со страшной силой.

- Производственные мощности сейчас загружены совершенно другим образом, чем в 1998 году. В 1998 году прошло лишь всего 7 лет с развала Советского Союза, наверное, 10 лет с развала советской экономики, но при этом был огромный человеческий потенциал, который худо-бедно из Советского Союза вышел с каким-то набором хотя бы каких-то региональных навыков. За последние 20 лет этот человеческий капитал разрушен, поэтому ни человеческого капитала нет для импортозамещения, во всяком случае в таком масштабе, в котором нужно, ни производственных мощностей, ни своего собственного домашнего изготовления ингредиентов для того, что называется импортозамещением.

Соответственно, с этой точки зрения господин Глазьев дико заблуждается. Судя по его послужному списку и некоему образованию и тому, что он говорит, я бы вообще не рассматривал его заявления серьезным образом с точки зрения ХХI века.

- Он советник президента Владимира Путина, периодически призывает побомбить Киев или Украину, Россия в этом смысле этим советам его следует. Поэтому если он призовет "побомбить Воронеж", фигурально выражаясь, или разрушить российскую экономику, я бы тоже попытался бы к его заявлениям прислушаться, может быть он не сам это выдает, а из этих кабинетов выносит.

- Если Глазьев призывает бомбить Киев, то, наверное, у него должны быть проблемы с уголовным кодексом Российской Федерации в первую очередь, а во вторую очередь надо разговаривать о его экономических взглядах.

- В этом вопросе, кстати, у большинства обитателей российской Государственной думы тоже должны быть проблемы с этой статьей по разжиганию вражды и ненависти — это правда.

- Если возвращаться к сценарию того, что будет в России, с экономической точки зрения, что мы Глазьева обсуждаем.

Я думаю, что у импортеров есть проблемы, дальше возникают проблемы у транспортных компаний, у складских компаний, любых логистических компаний, торговых сетей, дальше идет огромная потеря рабочих мест. Те люди, которые потеряли рабочие места, подавляющее большинство из них не найдет других по двум причинам.

Первое то, что на фоне общего кризиса работы просто не будет, а вторая причина — это то, что у них есть набор навыков профессиональный, который примерно равен тому, что умеют делать беженцы из Алжира, грубо говоря, он не является международно конкурентоспособным. У этих семей или, как в экономике принято говорить, домохозяйств доходы станут нулевыми. Во всяком случае, у многих из них. Дальше начинаются проблемы, связанные с банковской системой. Потому что у этих людей, у многих из них есть кредиты, автокредиты, потребительские кредиты, ипотечные кредиты, некоторые из них деноминированные в валюте. У меня есть близкая родственница, у нее есть долгосрочный ипотечный кредит в Санкт-Петербурге, он действительно в валюте.

Мне не нужно долго искать пример — это практически член моей семьи. Соответственно, многие из этих людей начнут испытывать трудности с выплатой, даже с обеспечением, с содержанием этих кредитов.

Начнутся дефолты, начнутся банкротства домохозяйств — это будет одним ударом по банковской системе со стороны потребителей. Со стороны корпоративной будет второй сильнейший удар по банковской системе, которого на самом деле Россия никогда не испытывала ни в 2008, ни в 1998-м, я говорю о совокупном долге корпораций российских как частных, так и квази-частных, квази-государственных на общую сумму почти в триллион долларов, мы говорим о сотнях миллиардов, которые приближаются к триллиону, из которых порядка ста миллиардов приходят к погашению от сегодняшней даты до конца 2015 года.

Причем мы говорим о том, что это не только экспортеры, мы говорим о всей российской экономике, о всех компаниях, многие из которых и импортеры, многие из которых не экспортеры и не импортеры, но они страдают из-за девальвации.

В общем-то, если вы посмотрите на составляющие прибыли так называемых экспортеров, вы тоже убедитесь, что огромная часть, выручка — понятно, в валюте, огромная часть издержек этих компаний уже давно не рубли только, как это было в 1998 году. И соответственно, у банковского сектора возникает еще огромная проблема будущих дефолтов уже от корпоративного сектора. В общей сложности мы говорим о совершенно невероятных суммах, на которые у российского правительства нет средств.

Наши блоги