УкрРус

Правозащитница: Преодолеть гуманитарный кризис в Донбассе мешает информационная блокада

  • Правозащитница: Преодолеть гуманитарный кризис в Донбассе мешает информационная блокада

Оксана Челышева, организующая вывоз пострадавших из зоны конфликта на Украине, называет положение в непризнанных республиках гуманитарной катастрофой. Подробности - в интервью DW.

Российская правозащитница и журналистка Оксана Челышева много лет занималась проблемами прав человека в Чечне. Была сопредседателем Общества Российско-Чеченской дружбы, закрытого в 2007 году по решению Верховного Суда РФ. Из-за постоянных угроз и преследований в 2008 году переехала в Финляндию по приглашению финского ПЕН-центра, а через шесть лет получила там политическое убежище.

За время кризиса на востоке Украины она совершила несколько поездок в Донбасс с целью изучения положения гражданского населения и перемещенных лиц, а также помощи волонтерским группам в их работе с населением. В интервью DW, которое правозащитница дала после возвращения из очередной поездки, она объяснила, почему положение в непризнанных республиках Донбасса является гуманитарной катастрофой, и как выйти из сложившегося положения.

DW: Когда вы говорите о гуманитарной катастрофе в Донбассе, что вы имеете в виду?

Оксана Челышева: Гуманитарная катастрофа - это положение, в котором находится гражданское население Донецкой и Луганской областей в результате вооруженного конфликта. Оно характеризуется полным отсутствием у людей денег на покупку продуктов питания, отсутствием самих этих продуктов, зависимостью от гуманитарной помощи, наконец, голодом.

От голода страдают не только беспомощные, не только старики и дети, но и те, кто не является инвалидом или матерью-одиночкой и поэтому не может рассчитывать ни на какие социальные выплаты. Эти люди зависят только от пожертвований.

- Что происходит в домах престарелых, приютах, интернатах для тяжелобольных?

- Здесь ситуация различается в Донецке и Луганске. В Луганске я объехала несколько детских домов и интернатов. Все эти учреждения держатся только за счет гуманитарной помощи. Дети, находящиеся на попечении бабушек и дедушек, временно передаются в приюты, потому что старики не могут их прокормить.

В Донецке ситуация лучше, там продолжают поддерживать дома инвалидов и интернаты. Очень важно, что сейчас в регион возвращается Красный Крест, другие международные благотворительные организации. Хотя они и выступают больше в роли наблюдателей, однако их присутствие - важный фактор воздействия на ситуацию.

- Что делается в регионе для преодоления кризиса?

- Обеими сторонами конфликта организуется доставка гуманитарной помощи и работа волонтеров. Самое большое количество грузов приходит из России. Украина на втором месте, там есть общественные организации, собирающие помощь Донбассу, но их мало. Другое дело, что украинцев с гуманитаркой не всегда пропускает через кордоны как Национальная гвардия, так и "казаки". Крохотная толика помощи поступает из Европы и Америки. Появились социальные столовые для голодающих. Некоторые кафе по своей инициативе организуют горячее питание.

Но памятник надо ставить прежде всего волонтерам, особенно украинским. Это самые разные люди - бизнесмены, актеры, политики, инженеры. Они собирают для Донбасса гуманитарную помощь по всей Украине, в том числе в ее западных областях. Но что бы сейчас ни делали международные организации и волонтеры, этой помощи недостаточно. Ею более или менее охвачены большие города. В селах же настоящий голод.

- А что предпринимают власти непризнанных республик и официальные власти Украины?

- По моему убеждению, в гуманитарном плане от Киева сейчас больше вреда, чем пользы. Во-первых, Украина отрицает наличие у себя вооруженного конфликта. Признание конфликта мобилизовало бы международное сообщество на более активную помощь гражданскому населению. Те, кто покинул зону боевых действий, могли бы надеяться на получение статуса беженцев в Европе. Сейчас это невозможно, так как, по официальной версии, на Украине идет антитеррористическая операция, а не война. Кроме того, непризнание конфликта позволяет цинично экономить на пособиях в случае ранения или гибели человека. Нет войны - нет статуса участника боевых действий.

Во-вторых, власти еще в июле 2014 года неофициально отрезали бюджетников региона от каких-либо выплат из госбюджета, а с ноября эта блокада оформлена документально. Уже давно не работают банки. Выплаты пенсий и зарплат заморожены. Поэтому если и есть какая-то помощь с украинской стороны, то это только инициатива частных лиц, а не государства.

Несколько иная картина со стороны ДНР и ЛНР. Осенью в Донецкой области начали выплачивать материальную помощь пенсионерам. В декабре были выплачены зарплаты врачам и преподавателям за ноябрь. Банки в Донбассе закрыты, но я видела в них очереди из тех, кто получал какие-то выплаты. Насколько я знаю, в Луганске пенсионерам и инвалидам также были выплачены субсидии, но в целом там ситуация с деньгами хуже.

Мне ничего не известно об источнике этих денег. Предполагаю, что частично бюджет наполняется за счет продажи Украине угля из старых запасов или еще действующих шахт. Как в Луганской, так и в Донецкой областях ополченцами организованы пункты выдачи гуманитарной помощи.

- Что необходимо сделать для скорейшего преодоления гуманитарной катастрофы?

- В первую очередь нужно сломать информационную блокаду. В мире нет понимания масштабов гуманитарной катастрофы в Донбассе. Для этого надо увеличить число международных наблюдателей и журналистов, работающих в регионе. Это ужасно, что при таком высоком уровне развития СМИ и интернета в центре Европы есть темная зона бедствия, о реальном положении дел в которой есть только смутные предположения.

Наши блоги