УкрРус

Выгодно ли Центральной Азии столкновение талибов с "Исламским государством"?

  • Выгодно ли Центральной Азии столкновение талибов с "Исламским государством"?

"Исламское государство" стремится расширить свое влияние в Афганистане. Может ли оно рассчитывать на союз с талибами? И чем это грозит Центральной Азии, DW выясняла у экспертов.

Информационные агентства сообщают о проникновении боевиков "Исламского государства" (ИГ) в провинции Афганистана, граничащие с республиками Центральной Азии и с Ираном. При этом поступают противоречивые сведения о взаимоотношениях ИГ с талибами. С одной стороны, на днях таджикские силовики известили о том, что к боевикам ИГ в провинциях Балх, Кундуз, Тахар и Бадахшан примкнули некоторые отряды движения "Талибан".

С другой стороны, афганские и зарубежные СМИ передали заявление одного из высоких чинов местной полиции о том, что группировки ИГ и "Талибана" объявили друг другу джихад после вербальных нападок ИГ на лидера талибов муллу Омара.

Появились сообщения об атаках, осуществленных боевиками этих организаций друг на друга. В то же время есть специалисты, которые утверждают, что ИГ в Афганистане - это и есть талибы и их союзники, которые просто встали под другое знамя. Они напоминают, что и прежде в среде талибов было крыло сторонников ваххабизма, а теперь, под впечатлением громкого выхода ИГ на мировую джихадистскую сцену, это крыло сменило белый флаг на черный.

Кажущееся противоречие

Это кажущееся противоречие, полагает эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко. "В Афганистане в связи с ИГ можно выделить три группы. Первая - это лица, симпатизирующие ИГ, увлеченные его идеями и готовые к самым радикальным действиям. Их довольно много, но они пока не вооружены", - говорит он. Вторая - это боевики, непосредственно связанные с сирийским или иракским филиалами ИГ, указывает Андрей Серенко.

"Их пока гораздо меньше - афганские силовики их численность оценивают в 500-1000 человек. Но они отлично вооружены и не испытывают недостатка в деньгах, в отличие, например, от талибов. Их командиры - в основном арабы или пакистанцы, - отмечает эксперт ЦИСА. Третья группа, по его словам, - это боевики других джихадистских организаций, например, Исламского движения Узбекистана (ИДУ), "Лашкар-е Таиба", "Талибана", которые решили примкнуть к ИГ, но не имеют связи с ним и полномочий от руководства ИГ его представлять.

"Эта группа - около 5 тысяч человек. По данным властей провинции Кундуз, только в трех уездах провинции насчитывается около 2,5 тысяч таких сторонников ИГ. Это как раз бывшие активисты ИДУ и тех или иных фракций "Талибана", - рассказывает в интервью DW Андрей Серенко.

Немецкий специалист по Афганистану Гюнтер Кнабе (Gunter Knabe) подчеркивает, что "Талибан" в своей трактовке ислама не идет дальше границ страны и представления о суверенном "эмирате Афганистан". "В этом - основная причина того, что ИГ, стремящееся к максимальному расширению границ своего халифата, в котором Афганистан - одна из провинций, видит в руководителях "Талибана" отставших от времени деятелей и обузу для себя. Кроме того, большую часть "Талибана" составляют пуштуны, а ИГ ориентировано на "суннитский интернационал", - продолжает он.

Ракетоноситель до Центральной Азии

Российский эксперт по кризисным ситуациям Лев Корольков подтверждает эту оценку Гюнтера Кнабе. "Талибы не намерены выходить за пределы Пянджа. Другое дело - ИДУ. Оно готово принести идею ИГ во всю Центральную Азию. И даже небольшое количество активистов из тех, кто примкнул к ИГ, могут "взорвать" тот радикальный потенциал, который накопился в регионе", - полагает он.

"То есть, талибы, как ракетоноситель, сохранили ИДУ и вернули его к границам Центральной Азии во время операции НАТО в Афганистане, десятилетия трудного для движения. Но теперь ИДУ нужен новый носитель, чтобы войти в республики региона. Кроме того, талибы уже слишком долго в борьбе, а пассионарии появляются на новых идеях", - рассуждает Лев Корольков. И хотя он не исключает, что конфликт между ИГ и талибами - это чей-то "вброс" с целью поссорить эти две силы, но, по его оценке, "все равно объективным фактом остается то, что идеологи ИГ объявили о проекте халифата "Хорасан", куда включен Пакистан, Индия, Бангладеш, часть России, Центральная Азия.

По данным Андрея Серенко, афганские силовики рассчитывают на то, что если столкнуть лбами "Талибан" и ИГ, то те ослабят друг друга. Но, продолжает он, соседям Афганистана не следует обольщаться по поводу этой логики. "Информация о конфликте появилась тогда, когда руководство талибов и афганское правительство приступили к обсуждению конкретных условий, на которых "Талибан" готов помириться с Кабулом.

Те игроки, которые были заинтересованы сорвать этот процесс, заинтересованы в атаке ИГ на "Талибан". Ведь если Кабул договорится с талибами, то доступ к власти и благам получит верхушка движения, а рядовые талибы почувствуют себя обманутыми и обратятся к другой силе, которая объявляет о готовности воевать до победы халифата", - продолжает он. "То есть, руководство талибов должно соотнестись с тем, что, заключи оно мир с президентом Ашрафом Гани, оно будет объявлено предательским, а часть его сторонников и союзников, как ИДУ, уйдет в ряды ИГ, куда более опасного для республик Центральной Азии", - считает эксперт ЦИСА.

Диффузия идеологий

Поэтому сегодня "афганский проект" ИГ воспринят всеми республиками региона в высшей мере серьезно, особенно из-за наличия в нем узбеков, таджиков, казахов, туркмен, киргизов, кавказцев и уйгуров, говорит он. В свою очередь Лев Корольков полагает, что в Афганистане возможна диффузия идеологий талибов и ИГ, но между ними не будет острого противостояния. "Афганцы не допустят доминирования у себя иностранцев, арабов, тем более что ментальность пуштунов очень сильно отличается от ментальности племен, населяющих страны Магриба", - говорит эксперт.

Наши блоги