УкрРус

Афанасьев рассказал о самом тяжелом периоде в российской тюрьме

  • Геннадий Афанасьев
    Геннадий Афанасьев
    Крым. Реалии

Бывший политзаключенный Крмля Геннадий Афанасьев признался, что первые дни в российской тюрьме были для него самыми тяжелыми из-за пыток и психологического давления со стороны ФСБ.

"Этот период (заключения в РФ. - Ред.) - самый страшный, самый тяжелый - был очень длинный. Почти непрерывный. Может, это и все время, проведенное там. Очень трудно было в первые десять дней пыток. Это была не только физическая "ломка" от ФСБ. Это было и страшное психологическое давление", - рассказал он в интервью "Обозревателю".

"Но наиболее тяжело было, когда я возвращался в камеру и мне всю ночь не давали спать. И вот в те бессонные ночи, после всех пыток, в голову лезли ужасные мысли. В эти ночи, казалось, время останавливалось. Невероятно долго тянулось. Сами пытки переживались по-разному. Иногда - как миг. Иногда - как вечность. Но те ночи ... Я их очень хорошо помню. Воспоминания о физической боли сознание потихоньку вытесняет. А вот ночи те не забуду, наверное, никогда", - добавил Афанасьев.

Он также рассказал, что заключенные, с которыми он сидел в одной камере, хорошо к нему относились.

"До сих пор благодарю бога, что арестанты вынесли справедливый вердикт. Они поняли ситуацию, в которой я оказался. А могло быть и иначе - если бы руководство тюрьмы дало определенные указания некоторым заключенным. Поэтому всегда оставалась угроза. И это здорово нервировало", - отметил бывшй заключенный.

Афанасьев также вспомнил о том, как на него оказывали психологическое давление.

"Рассказы о том, как тебя будут насиловать в тюрьме. О том, что твою мать сделают "пособником терроризма" или начнут давить на нее из-за бизнеса - "находить" проблемы в бухгалтерии. Или с ее машиной что-то случится ... Ну и постоянные обиды. Добавьте сюда все то отношение к тебе, те условия, в которых тебя держат... Ты чувствуешь себя зверьком в зоопарке. И когда ты видишь все, находишься в этом всем - это просто трудно. И это задалбывает очень", - сказал он.

"К концу второго года бывали вечера, когда нервы уже просто не выдерживали того, что происходит, и ты хотел лишь одного - чтобы тебя оставили в покое. Бывали мысли: все, не пишите обо мне, не делайте никто ничего, дайте мне спокойно сидеть в тюрьме. Ибо если тебя люди борются - к тебе такое пристальное внимание, как ни к кому. И ты просто хочешь покоя - такого, как тот, что имеют остальные арестанты ... А тогда поешь гимн Украины - и все проходит. Опять появляются силы бороться. Я правда так делал. Это не шутка", - резюмировал Афанасьев.

Ранее "Обозреватель" публиковал фото шрамов Афанасьева, оставшихся после болезни в российской тюрьме.

Наши блоги