УкрРус

Зомби-эффект Валерии Гонтаревой

  • Зомби-эффект Валерии Гонтаревой
    lnrnews.net

Украинский банковский рынок проглотил очередную горькую пилюлю: в один из крупнейших в стране банков – "Финансы и кредит" - была введена временная администрация. В Нацбанке тут же сообщили, что массовый "банкопад" уже закончился, но при этом предупредили, что олигархи больше не смогут содержать карманные учреждения. Однако зная политику двойных стандартов регулятора, верить в это не приходится, пишет Алексей Сиренко, для "Главкома".

Что позволено Коле, не позволено Косте?

В своем недавнем интервью изданию "Новое время" глава Одесской обладминистрации Михеил Саакашвили "шокировал" читателей информацией о всеобъемлющей коррупции на большинстве ступеней украинской власти. А нежелание Президента рушить сложившиеся устои пояснил необходимостью маневрировать в политических условностях. Корнем зла Саакашвили считает тесно переплетенных связями с властью олигархов, которые контролируют целые отрасли экономики и вымывают деньги налогоплательщиков из госпредприятий. К этому можно лишь добавить: контролируют те, кто выполняет определенные правила взаимодействия с новой властью.

Яркий пример - разное отношения к олигархам со стороны Нацбанка, нередко смахивающее на политику двойных стандартов. Случается это зачастую во время выведения банков-зомби с рынка и введения туда временных администраций Фонда гарантирования вкладов физлиц, а также принятия решения о ликвидации. Например, эти смыслы можно прочитать между строк интервью главы НБУ Валерии Гонтаревой "Интерфаксу" о незавидной судьбе банка "Финансы и кредит" и ее акционера Константина Жеваго.

Один из ключевых посылов этого интервью – акционер боролся, у него не получилось, но он дал личную гарантию (под рефинансирование) и теперь должен отвечать по закону. После вступления в силу соответствующих изменений в законодательство, все владельцы признанных неплатежеспособными банков должны нести за это ответственность своим имуществом, а также – наравне с ключевыми менеджерами – не имею право владеть / управлять банковским бизнесом на протяжении определенного промежутка времени. Поэтому "борьба" и "ответственность" Жеваго за заваленный банк – вещи не слишком сенсационные. Хотя посмотреть на то, как один из крупнейших олигархов распродает свои активы ради расчетов с НБУ, было бы интересно.

Гораздо на более глубокие размышления наталкивает то, о чем не сказала в этом интервью Валерия Гонтарева. В одном из ответов она перечислила собственников банков, которые – так же, как и Жеваго – давали личные гарантии под рефинансирование. Среди них – Игорь Коломойский (за "Приват"), Григорий Гуртовой (за "Платинум"), Леонид Климов (за "Имэксбанк"), Олег Бахматюк (за "VAB" и "Финансовую инициативу"). В информационном пространстве также была информация о том, что ранее рефинанс под личные гарантии получал также Дмитрий Фирташ (за "Надра"), вероятно не обошлось без этой формы взаимодействия с НБУ и у Вадима Новинского ("Форум").

Погруженному в тему читателю сразу бросится в глаза отсутствие в этом перечне Николая Лагуна. А ведь похоронные бригады Фонда гарантирования пришли сразу в три его банка – "Дельту", "Омегу" и "Кредитпромбанк", там было гораздо больше рефинансирования, чем в большинстве других банков. И проблемы с ликвидностью были не менее существенными. Каким образом Николай Лагун сумел выйти сухим из воды, будучи, кроме прочего, замешанным в многочисленных оборудках с ОВГЗ при прошлой преступной власти? На идеи по этому поводу может натолкнуть еще один небезынтересный факт биографии банкира: временная администрация в его банки была введена аккурат до того момента, когда Верховная рада приняла поправки о личной ответственности владельца за неплатежеспособность финучреждения. Совпадение? Сомнительно.

Важный момент: как и многим другим банкам, Национальный банк помогал "Дельте" деньгами на выплаты вкладчикам. Но, в отличие от многих других (за исключением, разве что "Форума"), детище Николая Лагуна стало едва ли не официальным претендентом на национализацию – впервые со времен аферы с вливанием в "Родовид", "Укргазбанк" и банк "Киев" миллиардных ресурсов госбюджета. Причем, попытки переложить накопленные Лагуном долги, дисбалансы и просто халатность и безхозяйственность на плечи государства осуществлялись неоднократно. Сперва соответствующий проект едва не был пролоббирован в Минфине. Второй неудачной попыткой стало предложение Государственного ипотечного учреждения стать инвестором "Дельты" (у ГИУ там "зависло" более 3 млрд. грн., так что интерес понятен). Для этого понадобилось бы докапитализировать банк за счет допэмиссии ОВГЗ для ГИУ, а Кабмин, похоже, не собирался этого делать.

Третья попытка избежать ликвидации – это петиция Президенту Порошенко с призывом вмешаться и "спасти" системный банк, которая уже набрала более 25 тыс. голосов, а значит – должна быть рассмотрена главой государства. Процедуру национализации наверняка инспирируют крупнейшие вкладчики банка (депозиты которых существенно превышают 200 тыс. грн.), а также ряд юридических лиц, которые не успели вывести из банка свои ресурсы перед введением ВА. Все они хотят решить свои проблемы за счет налогоплательщиков.

Сотрясая воздух

На сегодняшний день, по словам Гонтаревой, уже есть окончательное понимание того, что "Дельту" отправят на ликвидацию. Однако это может быть лишь фасадное заявление. В случае, если Президент поручит рассмотреть вопрос национализации, есть большая вероятность положительного решения или как минимум продолжения работы ВА, срок которой истекает 2 октября. Если ситуация с "Дельтой" подвиснет, это даст сигнал другим банкирам, сомнительный для налогоплательщиков, которые якобы наняли на работу и Президента, и главу Нацбанка: "можно красть и договариваться".

Вообще, без ликвидации "Дельты" и привлечения к реальной, а не виртуальной ответственности Николая Лагуна – все разговоры Валерии Гонтаревой о "конце эры олигархического бэнкинга" - не более, чем слова. Тем более едва ли не смешно звучат призывы к средним и мелким банкам укрупняться либо самоликвидироваться. С какой стати затевать эти процессы, если даже в случае провала всех конвертационных схем и отправки банка на ликвидацию можно тихо на время уехать из страны, а затем спокойно вернуться и не понести никакой ответственности.

С другой стороны, нелепо выглядят и другие заявления руководителя Нацбанка – о необходимости акционерам финучреждений продавать другие активы, закрывать инсайдерские кредиты. Сразу возникает вопрос о том, а есть ли вообще в этой стране банковский надзор и где находится легендарная комната, из которой НБУ якобы видит в онлайн режиме все (в том числе и незаконные) операции своих подопечных? Почему же эти инсайды были допущены? Не из-за коррупции ли в самом регуляторе?

Почему за десятки выведенных с рынка банков за решетку попал только зампред Борис Приходько, да и то, по "показательному" делу о "Брокбизнесбанке", Аграрном фонде и Сергее Курченко. Этот случай – исключение, которое подтверждает правило. Прежде чем начинать масштабную чистку на рынке, Нацбанку стоило бы покопаться среди своих кадров. И найти там тех, кто умышленно закрывал глаза на реальное положение дел на рынке, на метод "пылесоса", которым по факту уже полумертвые финучреждения собирали деньги с населения, играли с государственными ценными бумагами, вымывая доходность из госбюджета на офшорные счета. То же самое касается и аудиторских компаний, которые сегодня выборочно попадают под проверки, но должны быть тотально проконтролированы и наказаны за обман акционеров и клиентов банков об их истинном финансовом состоянии.

Без такой ревизии невозможно говорить о дальнейшем развитии не только банковской системы, но и всей экономики страны. Шаги НБУ по снижению учетной ставки и созданию условий для более доступного кредитования могут так и остаться недооцененными: не только не будет кому давать подешевевшие займы, но и не будет кому реально проконтролировать, что с их помощью не строится очередная финансовая пирамида по типу "Дельта банка".

Наши блоги