УкрРус

Владимир Путин уверенно повторяет шаги ливийского диктатора

  • Владимир Путин уверенно повторяет шаги ливийского диктатора
    hubs.com.ua

Уничтожение пассажирского самолёта на Востоке Украины российской ракетой, запущенной поддерживаемыми Россией боевиками, возможно, изменит отношение европейских лидеров к современной России и к её лидеру Владимиру Путину – человеку, уверенно делающему свою страну общемировым изгоем. Об этом пишет на Нubs российский экономист и социолог Владислав Иноземцев.

Сразу после аннексии Россией Крыма многие политики и публицисты в Европе и США поспешили сравнить Путина с Гитлером, а Крым – то ли с Австрией, то ли с Чехословакией. На мой взгляд, продолжение украинской трагедии указывает на совершенно иную, более "близкую" и более точную аналогию. Путин – не тот диктатор, который способен двинуть свои войска на покорение мира. У него нет для этого ни возможностей, ни решимости. Его стиль – это micromilitarisme theatrale, если использовать слова француза Эммануэля Тодда, которые он однажды сказал в отношении Америки. Он не готов открыто соперничать с сильными мира сего, довольствуясь лишь созданием очагов нестабильности под рассуждения о величии и исключительности собственной страны, если не "русской цивилизации".

И это указывает, повторюсь, на сходство с совершенно иным историческим типажом. Путин – это не наследник Гитлера, а современник и последователь другого диктатора, Муаммара Каддафи.

Как и Каддафи, Путин пришёл к власти без выборов; конечно, есть различие между путчем и назначением, но изменения в российской политической системе, которые случились после "воцарения" Путина, сопоставимы с полномасштабным государственным переворотом. Ливийского и российского лидеров, очевидно, роднит поиск "уникальной" политической системы: в первом случае речь шла о народной Джамахирии, во втором – о суверенной демократии. Каждая из систем претендовала на роль особой философии, абсолютизирующей отличия соответствующей страны от большинства государств цивилизованного мира. В обоих случаях отсутствие в стране реальной политики приводило к практическому обожествлению лидера и к потере адекватности в восприятии мира. Г-жа Меркель была права в своем утверждении, что Путин "не в ладах с реальностью" – и за это получила прекрасный подарок в день своего юбилея в виде обломков самолета и останков 210 европейцев.

Как и Каддафи, Путин руководил и руководит страной, не имеющей "в активе" ничего, кроме нефти и газа – за время его правления доля этих ресурсов в российском экспорте выросла почти вдвое и приближается сейчас к ливийскому уровню. Как и при Каддафи, при Путине эти ресурсы добываются государственными компаниями, а чиновники относятся к государству как к собственности. В обоих случаях представители правящей элиты являются самыми богатыми людьми своих стран и не чураются покупок активов и недвижимости в европейских государствах. Даже они понимают, что там не только уровень, но и качество жизни несопоставимы с созданными в Ливии и России. Такое положение вещей не меняет и то, что правительства в обоих странах тратят большую часть своих бюджетных средств на социальные выплаты и поддержание высокого уровня доходов лояльных государству бюрократов и служащих.

Последнее, разумеется, обеспечивает "русскому медведю" столь же высокий рейтинг, какой был и у "льва Африки" – но чего этот рейтинг стоит, мы видели три года тому назад.

Как и Каддафи, Путин идеально выстраивает свои отношения с Европой, добиваясь того, что европейские лидеры теряют остатки своей принципиальности и совести, общаясь с российским президентом. Российский газ, который покупают страны ЕС, по своей стоимости равен 0,4% ВВП Европейского Союза, но российский президент уже более десяти лет шантажирует им главную экономическую державу современного мира. Примеры службы г-на Шредера интересам "Газпрома", приспособленчества г-на Берлускони, заискивания перед Россией европейских политиков и глав энергетических компаний крайне похожи на ту систему подкупа, которую Каддафи организовал во Франции, Италии и других европейских странах. Я понимаю, что политика – дело грязное, но минимальный порог пристойности европейцам следовало бы соблюдать…

Как и Каддафи, Путин исповедует политику "управляемой нестабильности" на прилегающих к его стране территориях и при этом фанатично ненавидит "свободный мир". То, что происходило в последние годы в Абхазии и Осетии, в Приднестровье и на Востоке Украины, крайне похоже на ситуацию в Чаде и Центрально-Африканской республике, дестабилизировавшихся Ливией. Мы видим полное совпадение технологий – начиная от выдачи паспортов иностранным гражданам и вмешательство под этим предлогом в дела современных государств, продолжая вооружением наёмников и кончая прямым вмешательством. Инцидент под Донецком, случившийся на прошлой неделе, лишь продолжает эти аналогии: самолеты, взорванные агентами Каддафи над Локерби в 1988 году и над Чадом в 1989-м, полностью ложатся в логику агрессивной исключительности, которой он придерживался и которой следует Путин. Европа должна извлечь их этого простой урок: санкции могут остановить подобных эксцентричных политиков – но когда они оказываются сняты или ослаблены, они тут же берутся за старое.

Вывод из всего сказанного, на мой взгляд, прост. Владимир Путин – человек, с которым Европе не о чем разговаривать. Обсуждать Украину с российским президентом – значит унижать самих себя. Интеграция Украины в ЕС – это тема Европейского Союза и Украины. Но не России. Стремясь "учесть" интересы России, европейцы могут учитывать только интересы экономического криминалитета и военных преступников, которые сейчас верховодят на Востоке Украины с помощью российских наёмников и оружия. Не стыдно ли это? Вот вопрос, который должны поставить перед собой лидеры европейских держав. Этот вопрос сегодня остаётся единственным – потому что ответ на вопрос о том, полезно ли это, уже дан судьбами тех европейцев, кто оказался на борту злополучного лайнера.

Хотите, чтобы эти жертвы были не последними? Тогда продолжайте ублажать кремлёвского лидера…

Наши блоги