УкрРус

Луценко! На выход!

Читати українською
  • Луценко! На выход!

На "Свободе слова" обсуждали помилование и решали, пустят ли нас теперь в Европу

Итак, Луценко помилован. Что же изменится в украинской политике?.. Эксперты высказали комплименты президенту: Янукович успешно продал козу в Европе, признали, что политика приобретет живость, что Луценко оставит свой след на земле, но для серьезных изменений он хлипок, что у украинской оппозиции осталось одно знамя, что 90% надежд обречены, что лучше искать женщину, а она в тюрьме, что оппозиционная тройка превратится в четверку, а жить стало лучше, жить стало веселей, что призрак Европы замаячил основательнее, наконец, что Луценко добавит перца в политический борщ. Александр Чаленко обозвал Луценко полевым командиром, пьяницей и Махатмой Ганди, но отметил, что вопрос в том, на кого из оппозиционеров тот поставит.

74% зрителей поддержали помилование Луценко.

Одного Луценко Европе мало

Сам Юрий в студии не появился, но вместо него пожаловал Ян Томбинский, посол ЕС в Украине. Он принялся говорить по-английски, а переводить его стали каким-то невыносимым фальцетом, от которого кишки в животе сводило. Удалось догадаться, что Томбинский поприветствовал освобождение Луценко.

Вячеслав Пиховшек попытался взять гостя за глотку: как с подписанием соглашения? Освобождение Луценко не единственное условие, пояснил Томбинский. Реформы нужны, свобода человека, презумпция невиновности и пр. Томбинскому захотелось, чтобы хотя бы четыре из пяти сил в Раде объединились в своем стремлении в Европу. Только надо организовать работу над ошибками. Основным принципом судопроизводства должна стать презумпция невиновности. Ну, там и с коррупцией не мешает побороться.

Янине Соколовской захотелось сигнала из Европы, но Томбинский снова повторил, что одного Луценко Европе мало. Модернизируйтесь, ребята, поглядывайте на соседей и мотайте на свой казацкий ус. Ведь потенциал-то у вас фантастический.

А как же парламентский кризис? – поинтересовалась Инна Кузнецова. Может помешать, заметил гость. Надо развивать культуру демократии…

Томбинского отпустили, а из Анкары был подан Мевлют Чавушоглу – переводчик остался прежний, и воспринимать звуковой поток было тяжко, возникало ощущение тошноты. Бывший председатель Парламентской ассамблеи СЕ привел схожие черты Украины и Турции в стремлении в Европу, отметив, что Турция все же опережает нас. А в Европе гуляют двойные стандарты, во всяком случае по отношению к Турции, но турки продолжают надеяться, что здравый смысл среди европейцев восторжествует… Чавушоглу вошел во вкус и вылил с экрана ведро стандартных советов, а Андрею Куликову пришлось повысить голос, чтобы прервать этот поток, сославшись на спутник.

И все-таки я верю!

Зато к микрофону вышла Анна Герман. Она припомнила свой разговор с Хиллари Клинтон, которой Герман призналась, что верит в милосердие нашего президента. Шло время, милосердия не наступало, но наконец-то на Благовещение это случилось… Теперь можете ехать в Вашингтон? – поинтересовался Куликов…

Ольга Мусафирова предложила зреть в корень: чего нельзя делать Луценко? где флажки, за которые ни-ни?.. Герман предложила радоваться, что в Украине можно говорить о власти, что ты думаешь, и тому, что Луценко нельзя ничего запретить. И за это ему - браво! В свободной стране на свободу человека не наступишь.

Новый имидж Герман состоял из усталых глаз и ярко-розовых губ. Каждая фраза звучала как мудрость… В акте помилования президент руководствовался не только христианскими ценностями, он думал и о нашем движении в Европу, поведала гостья. А вообще главное для него – национальные интересы.

На упоминание о другом узнике, вернее, узнице, Герман отреагировала заверением, что она верит в милосердие…

Впрыгнули в последний вагон отправляющегося поезда

Петру Порошенко Куликов подкинул кризис в оппозиции, но гость сперва выразил свое отношение к освобождению Луценко. Юра – мой товарищ, заметил он, и суд над ним был несправедливым. Порошенко обратился к 26 процентам зрителей, которые не приветствуют это освобождение: поищите в себе аргументы, чтобы поддержать это решение.

А последствия мы почувствуем, пообещал Порошенко. На носу 17 апреля, когда Европарламент упростит выдачу виз. А на следующий день продолжат миссию Кокса-Квасневского. Они славно поработали, но еще остается немало сделать. Сейчас же мы успели впрыгнуть в последний вагон отправляющегося поезда.

Куликов напомнил о вероятности того, что Луценко пойдет в мэры. Порошенко похвалил первые интервью Луценко и предположил, что единый кандидат в мэры будет, то есть изящно оставил вопрос без ответа… А победа оппозиции отнюдь не в кармане, напомнил гость. Чтобы попасть в Европу, нам нужны нормальные дороги в Киеве и прочие европейские стандарты, которые проходят через душу и карман каждого украинца. Городской голова должен нести ответственность не пред Банковой, а перед киевлянами.

Чаленко впечатлили слова Порошенко, и он поинтересовался политической судьбой его сына – Алексея: обсуждали с сыном оппозиционные снежки? Сыну 28 лет, напомнил Порошенко, и он вполне самостоятельный мужчина. А Чаленко брешет, утверждая, что сына поддерживают рабочие заводов папы. Далее Порошенко послал Чаленко в фейсбук относительно снежков – там все написано.

Вы мудрый человек, а перегавкиваетесь с журналистом, заметила Герман. А с Луценко за кресло мэра бороться станете?.. Конкуренции не будет, поведал Порошенко. Политика – это компромисс. Но весна все равно наступит, и выборы состоятся. Погода подчеркнула безответственность власти. И от власти, и от оппозиции будет по одному депутату, а киевлян не надо считать дураками. Киев – интеллигентная европейская столица.

…Которая выбирала Черновецкого, дополнил Пиховшек и попросил Порошенко разблокировать Раду ради принятия евроинтеграционных законов. Проголосуем, заверил Порошенко, даже несмотря на коммунистов. Только не надо пропихивать другие законы – антиевропейские. Да и законов мало – нужно следовать европейским стандартам.

Блокирование парламента – это форма его разрушения

Продолжить движение в Европу взялся Владимир Олейник. Он поприветствовал акт гуманизма со стороны государства в отношении Луценко. Это сильный шаг, но нечего оппозиции воспринимать его как свою победу. В отношении Тимошенко совсем другой расклад – ее дела еще не завершены, и президент не может ее помиловать. Дело Щербаня еще ведется, его надо сперва завершить.

Что до евроинтеграции, то тут тоже не все так просто, заметил Олейник. Там такие есть цацки, от которых даже у коммунистов волосы на голове дыбом становятся. Надо садиться за стол переговоров, а для этого сперва требуется разблокировать Раду. Вот к безвизовому режиму мы уже готовы…

Блокирование парламента – это форма его разрушения, напомнил Олейник. А депутаты брали обязательство этим не заниматься. Теперь же надо перестать платить зарплату блокирующим, да еще повесить на них материальные убытки… Хотите перевести Раду на хозрасчет, догадался Куликов.

Николай Княжицкий предложил забрать зарплату у тех, кто ушел на Банковую, и раздерибанил бюджет. Олейник перечислил те благие кризисные решения, которые были там приняты. Мы просто ушли в другое место, чтобы делать свое дело. Преступнее блокировать Раду, получая 17 тыс. в месяц. Дайте площадку для диалога! Даже европейцы вам говорят: "схамениться"! Ищите поддержку и голоса, но не блокируйте трибуну.

Лишней партией оппозиционную кашу не испортишь

Многие примитивно оценивают оппозицию, заметил Николай Княжицкий. Ну и что, что может появиться еще одна партия Луценко? В оппозиции царит единство, и его не так легко разрушить… Княжицкий напомнил, что в стране политических заключенных еще вагон и маленькая тележка. А судьи творят черт-те что.

Луценко же не имеет права быть депутатом и занимать руководящие должности, заметил Княжицкий и предложил припомнить, за что Луценко осудили – за то, что праздник отпраздновал в "Украине"…

Но из оппозиции-то депутаты бегут, заметила Соколовская. У нас нет прозрачного финансирования партий, пояснил Княжицкий. Вот будет, как в Европе, и все станет понятно. А так неизвестно, что этим депутатам предложили. Может, на них оказывали давление, а может, старались подкупить. Это разные вещи. Надо объединяться, чтобы жить в нормальной стране.

Кость Бондаренко выразил несогласие с тем, что оппозиция едина – одним говорят одно, другие – другое, кто в лес, кто по дрова. И Бондаренко припомнил освобождение Бандеры и последовавший раскол ОУН – не произойдет подобного?.. Юра – глубокий и мудрый человек, заверил Княжицкий, и раскола он не допустит.

Олейник предложил новую форму заявления при вступлении в оппозицию: я, такой-то, заплатил пять миллионов за место в списке. Он также припомнил Лозинского, и слегка потрепали эту тему… Княжицкий же поддержал Порошенко и перечислил законы, которые ждут принятия. Регионы же пихают лишь те, которые отдаляют нас от Европы. И выборы тормозят.

Не зря оппозиция блокирует Раду, кинул Порошенко Олейнику. Люди боятся милиционеров и судов – вот что надо реформировать. А вы помните имя судьи, который засадил Луценко? – вставил Пиховшек. Вовк. Он же запретил журналистам критиковать Тимошенко. А почему тушки не бегут из Регионов? Может, лучше не брать к себе взяточников? В ответ Княжицкий предложил Пиховшеку вступить в "Батькивщину"… И внести деньги в партийную кассу, дополнил Куликов…

В финальном разборе эксперты отметили, что начали с Луценко, а кончили европейской интеграцией, но надо спешить, что киевские выборы станут тестом на демократию, что и оппозиция, и власть принимают людей за лохов (сколько можно про кнопки и Луценко трепаться? – это Чаленко), что Луценко – антитезис гламурной оппозиции, он лучше смотрится на баррикаде, чем в дорогом ресторане, ему Бастилию рушить, что Тимошенко милосердие не поможет. Мусафирова поинтересовалась, сколько народу сидит по сфабрикованным делам и как часто работает помилование, а Пиховшек заметил, что два года в тюрьме – срок небольшой, но есть время подумать, а вот Киев надо спасать, поскольку город превращается в село…

Наши блоги