УкрРус

Комментарий: Путин и Эрдоган - конкуренты или братья-близнецы?

  • Комментарий: Путин и Эрдоган - конкуренты или братья-близнецы?

Эрдоган - тот же Путин, только в турецкой версии. Поэтому оба президента никогда не станут настоящими союзниками, считает Иван Преображенский в специальном комментарии для DW.

Турция вышла победителем из спора России с Еврокомиссией по поводу "Южного потока". Владимир Путин сколь угодно долго может бодриться, говоря о том, что ЕС сам себе навредил, заставив Кремль отказаться от этого проекта. На самом деле заявления Брюсселя и Берлина о возможном продолжении переговоров по российскому проекту трубопровода надо понимать буквально. Многих европейских политиков не устраивает слишком тесная дружба Путина с Эрдоганом и заметное усиление влияния турецкого лидера.

Откровенные признания

По словам президента России, он в курсе того, что на Реджепа Тайипа Эрдогана якобы постоянно оказывается давление - и отнюдь не в пользу российско-турецкого союза. "Я когда был в Турции, я господину Эрдогану сказал: может быть, о некоторых вещах нам сейчас не стоит публично говорить, не стоит дразнить гусей, а то налетят сюда. Но господин Эрдоган, он такой крепкий мужик, он мог и не делать этого. Но он подумал: "Нет, будем"", - поведал Владимир Путин 18 декабря на своей большой пресс-конференции о прошедших в начале месяца переговорах с турецким президентом.

В Анкаре, напомним, Путин объявил, что проект строительства газопровода "Южный поток" не будет реализован. Зато Москва подписывает договор о прокладке по дну Черного моря новых мощностей для продажи голубого топлива Турции. Намекая, похоже, в равной мере и на появляющиеся у Анкары возможности за счет реэкспорта стать одним из крупнейших поставщиков газа на европейский рынок, и на ситуацию вокруг Крыма, аннексированного Россией, Путин рассказал журналистам, что у Москвы с Турцией оказывается очень много совпадающих интересов в черноморско-средиземноморском регионе и "без активного участия Турции эти вопросы решить невозможно".

Крепкие мужики

У российского президента действительно немало общих интересов с турецким коллегой. Но значит ли этого, что есть общие интересы и у их стран? И Путина, и Эрдогана в Евросоюзе считают правителями авторитарного типа. Достаточно вспомнить, что оба, будучи премьер-министрами и в преддверии избрания на должность главы государства, столкнулись с массовыми протестами населения.

Выступления представителей гражданского общества в России начинались с требования пересмотреть итоги парламентских выборов, а в Турции - с попытки горстки активистов защитить небольшой сквер в центре Стамбула от уничтожения. В итоге обе протестные кампании привели к лозунгам отставки Путина и Эрдогана, а затем - к столкновениям с полицией. В Турции они были жестче, но это не отменяет сходства.

Жажда власти

Оба лидера наглядно продемонстрировали, что ради удержания власти они готовы на применение силы. Как в России, так и в Турции власть подавила протест. Премьеры пересели в президентские кресла. И тут разница только в том, что Путин стремился вновь стать главой государства потому, что это самый влиятельный пост в России, являющейся суперпрезидентской республикой. Эрдоган же въехал в президентскую резиденцию в Анкаре потому, что не мог по закону дольше возглавлять правительство и вознамерился сделать пост главы государства, имеющего репрезентативные функции, самым сильным, а, может, попытаться ликвидировать в Турции парламентарную демократию.

Ну, а после того, как он бросил за решетку очередную порцию оппозиционных журналистов, а затем заявил, что впервые в истории современной Турции будет председательствовать на заседаниях правительства, сходство Эрдогана с Путиным, который также частенько собирает у себя министров, заметно усилилось.

Еще одно важное сходство - оба лидера винят в своих проблемах таинственные силы за границей. А точнее - в США и, отчасти, в ЕС. Нет денег? Вашингтон виноват. Бунтуют граждане? Их подкупили иностранные шпионы. Других причин у протеста быть не может, ведь Россия (по версии Путина) и Турция (в описании Эрдогана) - это страны не менее свободные и демократичные, чем любые другие европейские государства.

Конец иллюзий

Однако на этом сходства исчерпываются. Там, где российский президент проигрывал в минувшем году, его турецкий коллега находил свою выгоду. Возьмем, к примеру, Крым. Анкара не стала активно осуждать присоединение Россией части украинской территории. И в одночасье стала привилегированным партнером Кремля.

Что в итоге? Благодаря спору между Россией и Евросоюзом по украинскому вопросу турки укрепили свою влияние на Болгарию. В результате отказа Москвы от проекта "Южный поток" Анкара не только получила гарантии поставок российского газа в ЕС через территорию Турции, чего не могли добиться последние 20 лет. Теперь в руках Эрдогана оказался мощный козырь, который можно использовать для энергетического давления на Евросоюз.

Благодаря внешнеполитическим ошибкам России позиции Турции усилились. И недалек, кажется, тот день, когда Реджеп Тайип Эрдоган попробует говорить с Кремлем не на равных, а как старший партнер. И только слепой на месте Владимира Путина продолжал бы это не замечать.

Иван Преображенский, политолог, постоянный участник германо-российского форума "Петербургский диалог" и российско-польского экспертного дискуссионного клуба PL-RU

Наши блоги