УкрРус

У Кремля снова появится искушение отвлечь население агрессией: американский журналист о США, Украине и России

  • Американский журналист и писатель Дэвид Сеттер
    Американский журналист и писатель Дэвид Сеттер
    kyivpost.com

Последние несколько лет были неспокойными не только для Украины, но и Европы в целом. Евромайдан, аннексия Крыма, война в захваченных боевиками областях - каждое из этих событий само по себе было бы тяжелым ударом для любой страны, не говоря о лавинном эффекте от их взаимодействия и острой потребности в проведении глубоких реформ в Украине.

Сложившаяся картина международных отношений, осложненная непредсказуемой агрессией со стороны России и введенными рядом стран для ее сдерживания санкциями, требует широкого анализа и взвешенных решений. Свое мнение в нескольких особенно спорных вопросах в эксклюзином интервью для "Обозревателя" выразил Дэвид Сеттер - американский журналист и писатель, специализирующийся на тематике СССР, России и постсоветских государств.

- Вы известны как эксперт по бывшему Советскому Союзу и по России. Как вам кажется, насколько санкции, введенные всем миром против России, бьют по ней?
 
- Нам трудно судить извне, но, все же, есть какие-то косвенные индикаторы, говорящие, что путинский режим очень обеспокоен по поводу этих санкций. Они начали пропагандистскую кампанию в американском конгрессе, чтобы снять эти санкции. Они даже старались лоббировать президента и Белый дом. По разным оценкам, эти санкции уже сократили рост российской экономики на 1.5%. Естественно, эти оценки условны, но у нас есть свидетельства того, что продукты дорожают, люди увольняются, а уровень недовольства растет.
 
И всегда нужно иметь в виду, что фактически, уровень терпимости (политической) в российском обществе зависит от экономического благосостояния. Все знают, что руководство ворует. Все знают, что в судах нет справедливости. Все знают, что страной фактически руководят интересы малой группы людей. Но раньше это было терпимо для многих, поскольку была экономическая экспансия. А сейчас никакой экспансии уже нет, напротив – есть сокращение. И это, безусловно, может сказываться на политической стабильности страны.
 
Автор: Zhitelew - собственная работа, CC0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=31752526
Санкции, поддерживаемые странами мира против России. Территории, отмеченные цветами: Россия, Евросоюз, остальные страны
 
- Считаете ли вы, что российская агрессия против Украины была следствием экономических причин? Что, собственно, могло быть причиной этой агрессии?
 
- Я считаю, что это был маневр для отвлечения внимания. Все-таки, украинский пример и, в частности, пример Евромайдана может найти применение в самой России. Ведь что существует в России? Практически идентичная ситуация: малая группа людей монополизирует рычаги власти, с ними трудно бороться, но самоорганизующийся протест всего населения, безусловно, способен свергнуть этот режим. И этого они, естественно, испугались. Когда они увидели, что случилось в Украине, они хотели любыми способами отвлечь внимание россиян от настоящих уроков этого опыта и вовлечь их в патриотическую и шовинистскую эйфорию
 
Они сумели это сделать, по крайней мере временно. Но я считаю, что все это, подобно наркотику, не может действовать долго. И когда люди в России все-таки начнут думать (а я надеюсь, что рано или поздно это произойдет), они увидят, что все это очень подозрительно: терпеть независимую Украину 24 года и вдруг объявить, что России нужен Крым, Новая Россия и так далее. Естественно, любая авторитарная власть имеет тенденцию деградировать: коррупция сама по себе ничего не улучшает, злоупотребление властью – тоже. В результате недовольство среди населения может только расти. Я думаю, что у российских лидеров будет искушение использовать внешнюю агрессию, чтобы вновь отвлечь внимание населения. Но это не может работать вечно. И тоже имеет свои риски, которые, как мы уже видели, немалые.
 
- Вы говорите о применении внешней агрессии. Как, по-вашему, в ответ на такую агрессию стоит реагировать странам Запада: США, Европейскому союзу и, в частности, Украине?
 
- Украина, все-таки, реагирует по мере своих сил и возможностей. Украина оказывает сопротивление. Мы не должны отказывать ей в помощи. Мы не хотим, чтобы эта война продолжалась. И, насколько я понимаю психологию российских лидеров, их стремление к миру будет увеличиваться настолько, насколько они будут испытывать трудности в достижении своих целей.
 
Если они увидят, что Украина способна на сопротивление, естественно они будут это учитывать. Сейчас на фронте – относительно тихий период, широкомасштабных военных действий нет. Мы не хотим, чтобы они возобновились, и один из способов для такой скромной цели – это создать такие условия, в которых Россия не захочет рисковать, не захочет получить отрицательный результат, имея дело с хорошо вооруженным противником.
 
Зона
Карта боевых действий на Украине. Источник: Міністерство оборони України
 
- Если говорить о создании условий, то какие практические шаги, по-вашему, может предпринять Запад по этому поводу?
 
- Это вопрос доставки оружия и финансовой помощи. Также важно стабилизировать политическую ситуацию внутри самой Украины. Наверное, это не в силах внешних факторов, но должно быть делом самих украинцев. Я думаю, что одна из целей российского вторжения – дестабилизировать и дискредитировать новое правительство – в глазах не только россиян, но и украинцев. Поэтому, безусловно, для предотвращения дальнейшей российской агрессии и давления, одной из самых лучших форм защиты будет создание в Украине демократичной и не зараженной массовой коррупцией системы. Извне это никто сделать не сможет, поэтому это – задача для самих украинцев.
 
- Осенью в США пройдут президентские выборы. Как вы считаете, насколько изменится внешняя политика страны после избрания нового президента, и чего следует опасаться?
 
- Сейчас у нас в Америке довольно плачевная ситуация. У нас есть два главных кандидата, и оба они – крайне ущербные. Поэтому для Америки это проблема, и это может стать проблемой для Украины. Присутствие на президентском посту человека, не имеющего авторитета среди населения, которого половина страны либо не любит, либо откровенно ненавидит – все это ослабит Америку. Для Украины и других стран, нуждающихся в нашей помощи, это тоже может стать проблемой. Поэтому я, имея в виду ситуацию в Америке, считаю, что украинцам важно максимум делать, чтобы самим себя защитить.
 
В то же время, мы все надеемся, что мы будем продолжать защищать демократические принципы и важные принципы территориальной целостности стран и недопустимости нарушения международных границ. Но здесь, у нас (смеется) ситуация тоже бывает проблемной.
 
- Насколько реалистичными вам кажутся надежды Украины на возвращение Крыма и Донбасса?
 
- Я думаю, что надежды вполне реалистичны. Потому что, все-таки, Запад и внешний мир должен на этом настаивать. И это должно быть условием урегулирования отношений с Россией. Когда мы имеем дело с Россией, нельзя сказать, что что-то невозможно. Все возможно в определенных ситуациях.
 
Я помню, люди считали, что вторжение в Афганистан необратимо. Но советская армия оттуда ушла. Все считали, что Советский союз никогда не отпустит страны-сателлиты в Восточной Европе, но так и произошло. Поэтому мы не знаем, и всегда нужно настаивать на принципах в надежде и вере, что из этого что-то выйдет. Все-таки, самое опасное – это просто принимать как факт результаты агрессии.
 
На данный момент в США лидируют два кандидата: Дональд Трамп и Хиллари Клинтон
 
- Можете ли вы рассказать немного о вашей последней книге "Меньше знаешь — крепче спишь: путь России к диктатуре при Ельцине и Путине"? Будет ли она переведена на украинский?
 
- Да, она будет и на русском и на украинском. Я рад констатировать, что книга уже переведена, как я понимаю. Есть перевод и сейчас готовится публикация. Книга – это моя попытка объяснить, что случилось в России после распада Советского союза. Почему она не стала демократической процветающей страной, а наоборот стала страной-агрессором, который фактически душит свободу собственных граждан. И это, безусловно, применимо к Украине, поскольку она тоже была частью Советского союза. Это (происходящее) – урок как для России, так и для Украины.
 
В книге я старался показать, как остатки коммунистического менталитета влияют на процессы. Как люди не уважали верховенство закона, и их главные политические цели всегда были корыстны. В результате этого возможность создать настоящую демократию была потеряна. И следующим этапом стало использование провокации для укрепления не демократической системы, которая не нуждается в провокациях, а наоборот – коррумпированной авторитарной системы, которая существует сейчас.
 
Самой главной из них (провокаций) были взрывы в домах в 1999 году. Я излагаю причины, по которым это не могло быть ничем, кроме как провокацией ФСБ с целью выдвижения Путина на президентский пост, а также спасения Ельцина с его коррумпированным окружением. Я также говорю о других провокациях, стараюсь объяснить историю: как все было, как это привело, между прочим, к вторжению в Украину. Демократическая Россия не боялась бы Евромайдана. Эта книга - моя попытка осмыслить 25 лет, прошедшие с распада Советского союза, и события в России.
 
Как сообщал "Обозреватель", преступления Путина начались не с Украины: пользователи соцсетей регулярно отмечают годовщину российского вторжения в Грузию.
Наши блоги