УкрРус

Политреформа-2004: панацея или…

Читати українською
  • Политреформа-2004: панацея или…

На фоне продолжающегося в Украине кризиса все большую популярность приобретают разговоры о политреформе. Точнее – о возврате к той редакции Конституции, которая действовала с 2006 по 2010 год, хотя и была принята ранее, в судьбоносном декабре 2004 года. Просто в документе находились "переходные положения", дающие ему солидную отсрочку по времени вступления в силу.

С легкой руки многих политиков, местных и зарубежных, политреформа-2004 позиционируется едва ли не как некая "панацея" – универсальное лекарство от всех бед, постигших нашу страну. И Арсений Яценюк говорит о готовности принять бразды правления Кабмином лишь при условии возврата к "политреформенным" полномочиям, и официальные представители ЕС и США также склоняются к такой же схеме. Даже "Правый сектор", наиболее радикальные активисты Майдана, время от времени намекают парламентариям: "Не сделаете "откат" Конституции – придем к вам на Грушевского".

В то же время в тех же оппозиционных кругах заметны и другие настроения. Скажем, лидер "Свободы" Олег Тягнибок (как, впрочем, и другие правые) относился к идее возврата к политреформе с очень большим скепсисом. И изменил свою точку зрения (интересно, надолго ли?) совсем недавно. В связи с чем на ум приходит ироничный афоризм: "Пессимист – хорошо информированный оптимист, а оптимист – хорошо инструктированный пессимист".

Но, пожалуй, самый больший удар по идее возврата к Конституции 2004 года нанесла признанный (хоть и неофициальный, ввиду статуса заключенной) лидер оппозиции Юлия Тимошенко. В направленном "Батькивщине" из Качановской колонии письме она призвала своих единомышленников отказаться от этой идеи, но бороться за максимально скорые досрочные перевыборы Верховной Рады и президента с существующими на нынешний момент полномочиями этих институтов государственной власти.

Юлия Владимировна уже тогда рассматривала Ющенко даже не как "свадебного генерала", а в качестве "халифа на час"

Можно заметить, что как раз Юлию Владимировну сложно обвинить в этом вопросе в каком-то "лавировании" – категоричной противницей политреформы в кризисные моменты она была всегда. Собственно, в декабре 2004 года, когда события в стране были почти точной копией нынешних, ее соратники в парламенте за изменения в Конституции не голосовали – их приняли голосами Партии Регионов, кучминских "заедистов" и… "Нашей Украины" Ющенко.

Довольно интересный расклад, если подумать. Место премьера в новом правительстве победивших "оранжевых" и так было в кармане у соратницы Виктора Андреевича. Казалось бы – для чего ей отказываться от дополнительных полномочий? Думается, Юлия Владимировна уже тогда рассматривала Ющенко даже не как "свадебного генерала", а в качестве "халифа на час". Последний сценария ЮВТ попыталась осуществить летом 2005 года, инспирировав коррупционные разоблачения главы ющенковской администрации Александра Зинченко насчет "любых друзів" из окружения "лучшего друга всех пчел". Для чего же лишать столь "вкусных" полномочий должность, которую собираешься занять сама?

Что ожидают от возврата к политреформе?

Но вернемся к сути рассматриваемой политреформы. Если в двух словах, то она заключается в переносе "центра тяжести" с президента на большинство в парламенте. Оно выдвигает кандидатуру премьера, лично формирующего себе Кабмин, который может быть отправлен в отставку, опять же, только по решению парламентского большинства. А не как сейчас – когда Рада только утверждает предложенного президентом главу правительства и назначает всех министров своими Указами. При этом имея право такими же Указами уволить всех топ-чиновников во главе с премьером в любое время.

Этот момент, судя по всему, больше всего и смущает оппозиционных политиков. Как неоднократно заявлял тот же Яценюк, нельзя брать власть и проводить какие-то серьезные шаги, если в любой момент эта власть может быть отобрана. Для предотвращения такого сценария оппозицией и западными политиками и выдвигается требование возврата к Конституции 2004 года. Под общим лозунгом: "Отберем власть у президента и передадим его оппозиционному правительству"

Но насколько эти надежды обоснованы? Складывается впечатление, что в нынешней "эйфории" заинтересованные в политреформе стороны попросту забыли конкретный опыт ее применения в Украине. Он, увы, является весьма далеким от доминирующих в обществе представлений.

Политреформа: передача власти или двоевластие?

Начнем с главного – тезиса о передачи власти от президента к премьеру. Тут можно вспомнить ту же Юлию Тимошенко, перед парламентскими выборами 2006 года иронично заявлявшую: "Полномочия у Виктора Андреевича, согласно новой Конституции, будут сравнимы с таковыми у руководителя "Киевглавархитектуры"

Практика показала, что такое мнение глубоко ошибочно. И это сполна почувствовали все премьеры ющенковской эпохи: и Виктор Янукович, и сама Юлия Владимировна. Потому что реально у правительства безраздельно оказался лишь экономический да гуманитарный блок – и то, с оговорками. Даже "вертикаль власти" все равно осталась в руках президента, назначающего и увольняющего губернаторов и глав районных администраций. Что, вообще, должно было делаться с подачи премьера. Но ввиду возможности многозначных трактовок Основного Закона порядок остался прежним. Хотя, конечно, многих чиновников госадминистраций из профильных министерств, назначаемых "сверху", при премьерстве Януковича и Тимошенко меняли.

Впрочем, и тут не обходилось без скандалов. Достаточно вспомнить эпопею с назначением при Тимошенко-премьере главы Фонда госмущества – тогда еще соратника Андрея Портнова. Интрига временами доходила до характера воистину эпической битвы – в стиле приключений мушкетеров и гвардейцев кардинала из бессмертного романа Дюма. Особенно, когда посылаемые Ющенко офицеры службы Госохраны (чей глава в тот период дослужился с полковника до генерала армии!) отбивали здание ФГИ у сторонников Юлии Владимировны.

А потом еще оказалось, что даже в столь замечательной Конституции 2004 года есть положение, согласно которому президент своим Указом может отменять любое распоряжение правительства. И 2007-2009 год в Украине прошел под знаком "войны Указов и постановлений". Документы с периодичностью в среднем раз в две недели отменяли друг друга. Не все, конечно – лишь те, которые касались самым важных и, нередко, очень "денежных" вопросов.

Правительство при "политреформе" – стабильность только снится

Еще один миф, связанный с политреформой, касается того, что правительство, избавленное от опасности быть уволенным в отставку Указом президента, может уверенно работать. Последнее возможно лишь при условии опоры на действительно монолитное парламентское большинство. В украинских же реалиях абсолютного большинства в Раде не имела ни одна политическая партия за всю историю независимого государства. Посему такое большинство – всегда коалиционное. В него, как правило, обязательно входит "держатель золотой акции" – малочисленная политсила, без поддержки которой политические "тяжеловесы" не могут получить контроль над парламентом. Такая акция находилась и у социалистов Мороза, и у "народников" Литвина, и (в некоторой мере) у коммунистов Симоненко.

Но подобные коалиции редко бывают устойчивыми. Особенно плохо их создание получается у либерально-прозападных политиков. Памятен пример с уходом фракции Соцпартии из "помаранчевой" коалиции прямо во время голосования за кандидатуру главы парламента в 2006 году к "бело-голубым" конкурентам из Партии Регионов.

Даже если в Украине и изберут Верховную Раду только по партийным спискам – рассчитывать на дисциплину в рядах отдельных фракций достаточно наивно

Да и Тимошенко отправили в отставку с должности премьера после победы Януковича на выборах 2010 года еще во время действия реформированной Конституции. Помогли переметнувшиеся к победителям "литвиновцы" и даже многие "оранжевые", которых после этого нарекли "тушками". Хотя еще в 2009 году Ющенко и Янукович всерьез рассматривали возможность создания "большой коалиции" между "нашеукраинцами" и "регионалами", в которой ЮВТ, понятное дело, места не было.

"Тушки" – "злые гении" парламентской стабильности

Кстати, весной 2010 года Конституционный суд признал право отдельных депутатов голосовать независимо от решения своей фракции, в том числе, и по образованию коалиции, вполне законным. Так что даже если в Украине и изберут Верховную Раду по новым правилам, только по партийным спискам – рассчитывать на дисциплину в рядах отдельных фракций достаточно наивно.

Можно заметить, что особенно низкой дисциплиной отличаются, как раз, фракции, традиционно называемые демократическими. Собственно, именно переход нескольких десятков депутатов к Януковичу в 2006-2007 годах напугал Ющенко призраком антипрезидентского "конституционного большинства", из-за чего Виктор Андреевич и распустил парламент без особых на то законных оснований. Отчего и переписывал свой Указ несколько раз, чтобы Конституционный суд не успевал его отменить.

Ну а "похудение" полуторасотенной "Батькивщины" за счет перебежчиков ровно на треть в считанные месяцы 2010 года – это, вообще, "классика жанра".

И что будут делать сформировавшие Кабмин нынешние оппозиционеры, когда им, ввиду внезапного переформатирования ситуационного большинства, вынесут вотум недоверия? Снова Майдан собирать? Так он ведь может второй раз и не собраться – после того, как его прежние кумиры не оправдают надежд людей. Что, объективно говоря, и, правда, довольно затруднительно ввиду явно завышенных обещаний (которые, впрочем, дают все без исключения политики, находящиеся в оппозиции) и продолжающейся неопределенности с перспективами и финансовой помощью Запада Украине, и ее реального вступления в ЕС в обозримом будущем.

Тимошенко ведь после того, как ее "прокатили" (сначала на пост премьера в 2006 году, а потом и на президента в 2010) – тоже не прочь была мощные Майданы созвать. Только на них почти никто не вышел, кроме проплаченных "майданбайтеров" – в отличие от декабря 2004 и 2013 годов.

А, вообще, сильный Майдан действительно может собраться и в третий раз. Только уже с лозунгами "чума на оба ваши дома". Что, в общем-то, все сильнее чувствуется уже сейчас. И когда прорывавшиеся к микрофону представители "Автомайдана" требовали избрать "единого лидера сопротивления" вместо наличной "тройки". И когда "Самооборона" вместе с "Правым сектором" все явственнее демонстрирует свою политическую самостоятельность и нежелание подчиняться требованиям "системной оппозиции". Так что результаты вышеописанного гипотетического будущего парламентского кризиса могут оказаться неожиданными – для всех сторон конфликта.

Политреформа не лишает президента "силовых рычагов"

Последний миф насчет политреформы – насчет того, что с ее возвращением президент лишается "силовых" рычагов власти. И после этого поддерживающих оппозицию манифестантов и активистов уже никто не посмеет и пальцем тронуть.

Однако и эти представления мало имеют общего с реальностью. Президент – даже по реформированной Конституции – продолжает оставаться Верховным Главнокомандующим. И предлагает кандидатуры не только министра иностранных дел и Генпрокурора, но и обороны и шефа СБУ. Да, МВД формально является эксклюзивной "вотчиной" правительства. Но, вообще-то, обычные милиционеры в нынешних уличных схватках практически и не участвуют, в отличие от "Беркута" и Внутренних Войск.

Политреформа, превращающая Украину из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику, несет куда большую демократичность. Но в украинских реалиях эта реформа часто вырождалась в фактическое "двоевластие", а иногда и в "паралич власти"

Последние, хотя организационно и находятся в подчинении министра внутренних дел, в силу своего войскового статуса подчиняются, опять же, президенту. Во всяком случае, в ходе кризиса 2007 года командующий ВВ генерал Кихтенко признал законность соответствующего Указа Ющенко и перестал выполнять распоряжения главы МВД Цушко. Собственно, именно марш дивизий внутренних войск на Киев весной указанного года (к счастью, остановленный на подступах к столице) и заставил коалиционное правительство Януковича-Мороза-Симоненко согласиться на досрочные выборы в Раду. Несмотря, кстати, на то, что в руках Цушко находился весь личный состав милиции и "Беркут".

Вообще, можно заметить, что статус этого спецподразделения милиции довольно неопределенный и регулируется не законами, а всего лишь приказами МВД и постановлениями Кабмина. Так что, нельзя поручиться насчет того, что накануне гипотетической передачи власти новому правительству из оппозиции, пока еще действующий министр попросту не упразднит "Беркут" "по многочисленным просьбам Майдана". Ну а где и в каком статусе окажется большинство его сотрудников потом – вопрос другой. Но, с очень большой долей вероятности, не на стороне тех, с которыми они с достаточным остервенением дрались последние два месяца…

Подведем некоторые итоги. Спору нет – политреформа, превращающая Украину из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику, сама по себе несет куда большую демократичность, чем прежняя модель. Но в украинских реалиях эта реформа часто вырождалась в фактическое "двоевластие", а иногда и в почти полный "паралич власти". Особенно при значительной "поляризации" политических сил, что наблюдается и сейчас. Так что ее возможная эффективность в условиях нынешнего политического кризиса вызывает очень большие сомнения.

Наши блоги